RSS | PDA | Архив   Пятница 19 Июль 2024 | 1433 х.
 

Что там, за горизонтом трубопроводных битв?

18.03.2008 12:26

Превратятся ли stream-ы в экстримы?

Ввод в строй с 2006 г. нефтепровода Баку-Джейхан позволил Турции (Западу) стать важнейшим связующим звеном в транспортировке нефти в Европу в обход России. При этом, в целях дальнейшего геополитического ослабления России, Запад и в будущем надеется использовать этот регион как один из основных транспортных коридоров для поступления в Европу, наряду с нефтью, также газа Персидского залива и Каспия, минуя Россию. В ряду этих проектов - Транскаспийский трубопровод (30–32 млрд. кубометров природного газа ежегодно), планируемый к прокладке по дну Каспия от Туркменистана через Азербайджан в Турцию для соединения с еще в 2003 г. одобренным ЕС магистральным газопроводом «Набукко», который должен идти в Европу.

В начале 2007 г. в Брюсселе увидел свет проект новой энергетической политики ЕС, провозгласивший диверсификацию поставок энергоресурсов путем укрепления связей с альтернативными источниками (на ЕС приходится свыше 20% потребления всех мировых энергоресурсов, а по данным Еврокомиссии, к 2030 г. более 80% всего используемого газа ЕС будет импортироваться). В этой связи Еврокомиссия обратила внимание на Центральную Азию и Азербайджан, тем более что с Астаной и Баку были заключены соглашения о сотрудничестве в энергетической сфере (внешне главным фактором активизации Европы в данном направлении предстал «антракт» в транзитных поставках российских энергоресурсов через Белоруссию).

В то же время, с присоединением Болгарии и Румынии к Евросоюзу в начале января 2007 г., этот блок получил выход к Черному морю. С того момента в геостратегической "битве" за транзит каспийских углеводородов активизировалась Москва, и 15 марта в Афинах было подписано межправительственное соглашение между Болгарией, Грецией и Россией о строительстве (в обход Босфора и Дарданелл) нефтепровода Бургас-Александруполис (285 км, пропускная способность - 35 млн. тонн в год с возможностью расширения до 50 млн. тонн).

Но "битва" продолжилась далее. В апреле Италия, Румыния, Сербия, Словения, Хорватия, а также еврокомиссар по энергетике Андрис Пиебалгс подписали в Загребе декларацию в поддержку строительства нефтепровода Констанца–Триест для транспортировки все той же каспийской нефти все в те же Центральную и Южную Европу. Также в апреле состоялось открытие строительства трубопровода Самсун-Джейхан в Турции. В связи с подписанными документами несколько притупилось значение нефтепровода Одесса-Броды, тем более что Астана стала делать очень осторожные заявления по поводу своего участия в развитии этой "трубы". А ведь Казахстан, параллельно осуществляющий строительство газопровода в направлении Китая, является одним из главнейших игроков в проектах Каспийско-Черноморского региона.

Причины такой позиции Астаны целесообразно рассматривать в аспекте турне Владимира Путина в Центральную Азию в мае прошлого года, во время которого Нурсултан Назарбаев сделал значимое заявление: "Казахстан абсолютно привержен тому, чтобы большая часть, если не вся, проходила именно по территории России... Сейчас встал вопрос расширения нефтепровода КТК (Каспийский трубопроводный консорциум - прим.авт.)... Добавка – 17 миллионов тонн – могла бы пойти на Бургас–Александруполис" (1).

Во время этого же визита Москва, Астана и Ашгабат подписали декларацию о строительстве прикаспийского газопровода (10 млрд. кубометров) и модернизации связывающей эти страны трубопроводной системы Азия-Центр (к 2014 г. транспортировка газа из данного региона в Россию должна составить 90 млрд. кубометров). Тем самым определенный реванш за "Баку-Джейхановскую трубу" взяла Россия, приступившая к «атаке» Nabucco с точки зрения перспективности проекта. Тут же подоспело рождение Меморандума между «Газпромом» и итальянским концерном Eni по проекту строительства и эксплуатации газопроводной системы из России в Европу (протяженность около 900 км, прокачка до 30 млрд. кубометров газа в год) через акваторию Черного моря (т.н. "Южный поток" - South Stream).

Все это не могло не обеспокоить Атлантику и ряд ведущих стран Европы. Как следствие, 19 сентября в Брюсселе глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу предложил расчленить энергетические компании путем запрещения на владение транспортными сетями, добычу газа и генерирования электроэнергии в рамках одного предприятия. При этом для приобретения европейской компании с чьей-либо стороны необходимо было обеспечить допуск Запада в аналогичный "актив" в собственной стране (проект А.Пиебалгса). Аналитики моментально определили антироссийскую направленность директив, хотя их внешним обоснованием Еврокомиссия назвала ценовую политику концерна "Газпром", характеризуя ее "энергетическим шантажом" в отношении соседей Москвы по СНГ.

Свидетельством антироссийского почерка данного решения явился почти параллельно прозвучавший специальный доклад Европарламента о принципах новой единой энергетической политики ЕС. При этом членов ЕС призывали не соглашаться на вступление России в ВТО до ратификации Москвой европейской Энергетической хартии и открытия ею доступа компаниям союза к своей энергетической инфраструктуре и добыче углеводородов. Инициатором документа был председатель Комитета по внешней политике Европарламента Яцек Сариуш-Вольский, требовавший обеспечения "защиты ЕС от российского прессинга". При этом он заявил о необходимости "изучить" текущие проекты, в частности строительство Северо-Европейского газопровода (North Stream - Северный Поток), прокладка которого планируется по дну Балтийского моря (газ из Южно-Русского месторождения на Ямале, возможно, и из Штокмановского месторождения в Баренцевом море). Вполне вероятно, что в данном демарше Я.Сариуша-Вольского сыграл роль и его "национальный" аспект (Одесса-Броды).

На этом фоне борьбы за углеводородные потоки неимоверно возросло значение Центральной Азии (часть "Евразийских Балкан"). Так, только Пекин инвестировал свыше 700 млн. долларов в прокладку функционирующего с 2006 г. нефтепровода из центрального Казахстана в Китай. Помимо этого, в 2007 г. Пекин выразил готовность не только импортировать из Казахстана 20 млрд. кубометров газа ежегодно, но и профинансировать строительство газопровода для его транспортировки на Восток. И это с учетом уже заключенного соглашения на постройку газопровода из Туркменистана в Китай (при подписании контракта на ежегодные поставки в страну 30 млрд. кубометров газа с 2009 г.).

Таким образом, миру предстали три проекта экспорта газа из Центральной Азии: Прикаспийский газопровод (через Россию), Транскаспийский (в обход России) и газопровод Туркменистан-Китай. Особая роль в этих проектах, естественно, отводится Туркменистану, входящему в пятерку мировых держав по объемам запасов газа. Потому-то с прошлого года и началось "обхаживание" Ашгабата со стороны Запада для его подключения к Nabucco.

Для начала Вашингтон выделил Азербайджану 1,7 млн. долларов на разработку ТЭО проекта газопровода Центральная Азия-Европа и нефтепровода (по дну Каспия) Казахстан-Баку-Джейхан. Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, в свою очередь, дал понять министру энергетики Англии М.Уиксу о намерении Ашгабата реализовывать энергоресурсы через Южный Кавказ (мало этого, доступ к стране получили British Petroleum (BP) и British Gas). Как следствие, планируемого на сентябрь подписания договора о строительстве Прикаспийского газопровода не состоялось (Ашгабат не согласился с предложенной ценой газа). А после октябрьского визита в страну верховного комиссара Евросоюза Хавьера Соланы игры вокруг цен на топливо приняли новый виток, и Москва пересмотрела оплату за газ в 2008 г. в сторону значительного увеличения.

В этом контексте нельзя не обойти вниманием развитие российско-украинских взаимоотношений в тот период. На первый взгляд, напрямую они описываемых событий не касались. Но при ближайшем рассмотрении все не так просто. Осенью прошлого БЮТ (блок Юлии Тимошенко) и «Наша Украина-Народная самооборона» представили основы стратегии нового правительства в энергетической сфере, важными пунктами которого являлись: 1) подписание договора о прямых поставках газа из стран Центральной Азии и 2) участие Украины в достройке газопровода Nabucco в обход России. В плане первой части можно заметить, что звучавшие на этом фоне заявления «Газпрома» об ограничении поставок газа в Украину в реальности не имели антиукраинского акцента, являясь, как отмечали ряд экспертов, давлением на дочернюю структуру «Газпрома» - швейцарскую компанию RosUkrEnergo (RUE). Дело в том, что RUE, будучи монопольным поставщиком среднеазиатского топлива на Украину, обладал правом экспорта до 10 млрд. кубометров газа через украинскую территорию (Ашгабат обеспечивает свыше 50% газового баланса Украины).

Но согласно февральским договоренностям нынешнего года между "Газпромом" и "Нафтогазом Украины", на место RUE должно заступить созданное на паритетных началах СП по импорту газа на территорию Украины. На тех же условиях образовывается новая сбытовая компания для торговли газом на внутреннем рынке Украины. В этом контексте целесообразно отметить, что непосредственно Ю.Тимошенко несколько раз подчеркивала необходимость освободиться от посредников в российско-украинских газовых отношениях. Второй же пункт энергостратегии Киева получил развитие путем подписания в Вильнюсе в октябре 2007 г. договора между Азербайджаном, Грузией, Литвой, Польшей и Украиной, согласно которому нефтепровод от Броды должен быть протянут (через Плоцк) до Гданьска (Казахстана в этом проекте на сегодня нет).

Как бы то ни было, повышение цен на топливо привело и к увеличению стоимости транзита. Параллельно с 5 до 8 млрд. евро "подорожал" и North Stream (наряду с др. факторами, удорожание проекта несколько охладило пыл к нему Польши, Эстонии, Швеции и Финляндии). Но в целом прошедший год завершился для России на мажорной энергетической ноте: 20 декабря между Москвой, Ашгабатом и Астаной было подписано соглашение «О сотрудничестве в строительстве Прикаспийского газопровода».

Но хотя немало аналитиков сразу же заговорили о поражении идеи Транскаспийского трубопровода, в реальности не все так однозначно. Элементарно, подписи под документом стоят "не протокольно-премьеровские" (а от Туркменистана так вообще со стороны исполнительного директора Госагентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте). Следовательно, и Астана, и Ашгабат не проигнорировали "увещевания" США и ЕС "подумать" о Nabucco. Однако, успешное функционирование Nabucco может быть осуществлено в случае постройки (по дну Каспийского моря) участка Актау-Баку (в перспективе реально подключение к проекту "южной ветки" из Ирака и стран Персидского залива). К тому же приобретение «КазМунайГазом» 75% румынской компании «Rompetrol» привело к постановке вопроса о доставке казахстанской нефти в Европу по маршруту: Актау-Баку-Батуми-Констанца).

Нынешний год для Москвы принял эстафету победных промежуточных энергетических финишей. В январе Россия и Болгария договорились о строительстве и управлении на паритетных началах болгарской частью газопровода «Южный поток» (Новороссийск-Варна, следующего далее в Италию и Австрию; вошли также Сербия и Венгрия). Параллельно было подписано соглашение об учреждении Международной проектной компании по строительству и эксплуатации нефтепровода Бургас-Александруполис (Россия-Болгария-Греция).

На этом этапе новое энергопредложение озвучил Киев. Ю.Тимошенко выступила с инициативой прокладки магистрального газопровода для транспортировки среднеазиатского и прикаспийского газа в Европу (White Stream - "Белый Поток"): из Туркменистана через Азербайджан в порт Супса, а далее (по дну Черного моря) через Крым в Европу. Украина соединяется с газопроводом Баку-Тбилиси-Эрзурум, транспортирующего газ из азербайджанского месторождения Шах-Дениз. В данном проекте важно, что туркменский газ, поступающий на Украину, не будет конкурировать с азербайджанским, направляемым в Турцию.

Естественно, что трубопроводные "игры" этого года не могли обойти Центральную Азию. В феврале в Ашагабат пожаловал первый зам.помощника госсекретаря США по вопросам энергетической дипломатии Стивен Манн, а уже в начале марта, в Баку начались межправительственные туркмено-азербайджанские переговоры, где, наряду с другими, прорабатывался вопрос об официальном визите лидера Туркменистана в Азербайджан. В этом же контексте – ожидаемый визит Н.Назарбаева в США.

Однако, как мне кажется, никто сегодня не возьмет на себя смелость утвердительно сказать, какие маршруты заработают, а какие прикажут долго жить. Потому что далеко не экономические показатели определяют «трубо-приоритеты». Поэтому вполне вероятно, что не за горами новые Карабахи и Косово (а повод найдется, столько всякого рода этноконфессиональных противоречий насажено, что в Центральной Азии-Кавказе, что на Балканах).

Свидетельством ожидающих мир новых терактов, вооруженных конфликтов, миграций является весь клубок мировых противоречий, происходящих за внешне экономическими проектами транспортировки топлива. Вот уже и Вашингтон  получил возможность использования военно-воздушной базы в Термезе (Узбекистан), которая до последнего времени предоставлялась исключительно Германии (для поддержания действий сил НАТО в Афганистане). А ведь США вряд ли повторят "андижанскую ошибку" трехлетней давности.

А рядом - события в Армении, где Запад (в лице Л.Тер-Петросяна) в очередной раз столкнулся с Россией (Серж Саркисян и Ко). С учетом того, что Ереван является единственным московским форпостом на Южном Кавказе, вряд ли Атлантике удастся "без труда вынуть рыбку из пруда" (да и удастся ли?). Следовательно, Южный Кавказ не застрахован от очередного территориально-демографического изменения. И что особенно прискорбно, геостолкновение ведущих мировых монстров обычно отрицательно заканчивалось именно для нефтяного Азербайджана.

В этом контексте не может не настораживать прозвучавшее несколько дней назад на слушаниях в Комитете по ассигнованиям Палаты Представителей Конгресса заявление госсекретаря США Кондолизы Райс: "Соединенные Штаты приостановили реализацию ряда программ по оказанию помощи Армении из-за введенного в республике чрезвычайного положения" (2). Это означает, что Вашингтон практически открыто определил свои приоритеты во внутриполитической борьбе в Армении. Следовательно, не за горами озвучивание российской оценки ситуации вокруг Еревана. Данные события однозначно демонстрируют, что затишье вокруг "Карабахского фронта" может кануть в лету. Тем более что в некоторых изданиях прошла информация о недавнем обсуждении в Анкаре главой Пентагона Робертом Гейтсом планов по размещению в Турции передвижного радара системы противоракетной обороны (ПРО).

Главной же причиной перехода к постэкс(stream)альной ситуации видится практическая завершенность в представлении мировому сообществу всех энергетических маршрутов, большая часть которых напрямую затрагивает Южный Кавказ и все - Центральную Азию. А уже отсюда – возможный переход от позиционного этапа геополитической борьбы к вооруженному. Не случайно отчетливо стало проявляться геостолкновение между Россией и США по всему миру (аналогично СССР и США). Например, обострение ситуации вокруг выборов лидера Ливана при параллельной антисирийской риторике Запада уже привело к событиям, напоминающим период советско-американского противостояния. Так, вокруг сирийских баз Латакия и Тартус некоторое время назад "активизировался" российский военный флот. А в направлении Восточного Средиземноморья в начале марта двинулись американские эсминцы.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно заключить, что на настоящем этапе геополитической борьбы, важнейшим ответвлением которой является "битва" за нефте- и газомаршруты, "ностальгические" настроения по "холодной войне" могут смениться реальным ощущением "ретро". В дестабилизационный же "ареал" (по уже озвученным причинам) органически могут войти и Балканы. Сигналом к очередному витку эскалации обстановки в этом регионе можно рассматривать инициируемые требования автономии для этнических венгров Румынии, Сербии и Словакии. Кроме того, положительное восприятие Будапештом «идей» "Южного Потока" вызвало, мягко говоря, непонимание Вашингтона, т.к. Венгрия охватывается Nabucco. Данный факт подтверждает, что важнейшая ветвь геополитического столкновения на сегодня проходит через систему топливных маршрутов.

Теймур АТАЕВ, политолог

Азербайджан

1.Нурсултан Назарбаев. Выступление в Астане 10 мая 2007 г.

2.США могут приостановить помощь Армении из-за чрезвычайного положения

18.03.2008

Ссылки по теме:

По какому маршруту потечет в Европу каспийское «черное золото»?

29-02-08 «Газпром» намерен принять участие в разработке газового месторождения в Иране и строительства НПЗ на границе Ирана и Армении

Железнодорожный шелковый путь

От караванов к магистральным трубопроводам

26-02-08 Проект “Арабского газопровода” близок к завершению

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/economics/2121/">ISLAMRF.RU: Что там, за горизонтом трубопроводных битв?</a>