RSS | PDA | Архив   Четверг 25 Июль 2024 | 1433 х.
 

Плавающая стабильность Пакистана или что происходит в последние дни вокруг Исламабада

05.08.2008 17:38

Портал IslamRF.ru уже останавливался на аспектах энергомаршрутов, напрямую затрагивающих Пакистан. Однако, происходящие вокруг Исламабада в последнее время события однозначно свидетельствуют, что стране еще долго придется испытывать внутридестабилизационную ситуацию.

Как известно, в рамках проекта трубопровода Иран-Пакистан-Индия (ИПИ, 60 млрд. куб. м. газа ежегодно, протяженность 2600 км) с возможностью продления его до Китая, Тегеран еще в начале года определил апрель 2008 г. сроком окончательного соглашения о поставках в Пакистан. Реализация данного проекта, безусловно, послужит Ирану в качестве стабильного рынка для экспорта газа (с дополнительными политическими дивидендами), Пакистану же это сулит миллионные отступные за транзит, а Индия сможет ориентироваться на 150 млн. куб. м. газа в год. О Китае, с учетом его все возрастающих потребностях в энергоресурсах, и говорить нечего. Что касается позиции Москвы, то проект изначально вошел в историю, как лоббируемый Россией. Что не удивительно в условиях планов "Газпрома" вести роль оператора всего ИПИ (здесь же и плоскость сотрудничества Москвы и Тегерана в разработке месторождения Южный Парс). Еще в мае прошлого года тогдашний пакистанский премьер Шаукат Азиз, пригласивший российские компании к строительству ИПИ, не исключил возможность получения Москвой части акционерного капитала будущего газопровода.

В начале апреля 2008 г. президенты Ирана и Пакистана Махмуд Ахмадинежад и Первез Мушарраф смогли принципиально договориться о заключении "в ближайшее время" соглашения о проекте строительства газопровода в Индию (Тегеран также согласился поставлять Пакистану 1100 мегаватт электроэнергии). Хотя Индия напрямую какого-то решения по этому вопросу не озвучила, опосредованно планы Нью-Дели выявились апрелевским подписанием в Исламабаде Туркменистаном, Афганистаном, Пакистаном и Индией рамочного соглашения о строительстве с 2015 г. лоббируемого Вашингтоном Трансафганского газопровода (ТАПИ). Как представляется, однако, Индия вынужденно не дает положительного ответа на вопрос об ИПИ. Дело в том, что аккурат параллельно провозглашению Тегераном в январе окончательной даты решения вопроса об ИПИ, в те же первые дни 2008 г. официальная Шри-Ланка объявила о выходе из т.н. "Норвежского соглашения" (о перемирии внутри страны). После чего остров столкнулся с массовыми терактами. В связи с вышеизложенным, автор выдвигал версию о том, что "обострение ситуации в Шри-Ланке – это «сигнальная информация» для Нью-Дели... С учетом наличия в приграничье с северо-восточными районами Шри-Ланки индийского штата Тами наду, населенного теми же тамилами, сепаратизм, принявший форму терактов, является «звоночком» для Нью-Дели"(1). Т.е. речь шла о том, что в условиях пестрейшей конфессионально-национальной индийской палитры, на Индию было оказано непрямое давление. Поэтому спад дестабилизации в приграничьи с Индией после присоединения Нью-Дели к ТАПИ не случаен.

Как усматривается, аналогичным сигналом для Исламабада выглядят и последние события в стране. В данном контексте целесообразно иметь в виду, что в период Бухарестского саммита НАТО (все в том же апреле 2008 г.) министр обороны США Роберт Гейтс огласил планы Вашингтона об увеличении квоты военнослужащих страны в Афганистане, что было поддержано союзниками США, включая Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. Так вот, реализация задач Атлантики по Афганистану (вокруг которого присутствуют и российские интересы), возможна лишь в случае наличия проамериканского Пакистана. Считать же таковым Исламабад, в случае его участия в ИПИ, даже при всем желании, просто-напросто невозможно. А тут еще пришедшее к власти в феврале правительство Пакистана собственными силами пытается локализовать ситуацию в приграничьи с Афганистаном (долина Сват и др.), где располагаются пуштунские племена (власти страны не дают добро "третьим" силам вести на территории государства военные действия). Прекрасно осознавая, что заинтересованные структуры извне всегда могут использовать "пуштунский фактор" против официального Исламабада, на заседании коалиционного правительства (конец марта) было озвучено намерение властей стабилизировать ситуацию. Одновременно о возможности контактов заявил представитель одной из военизированных группировок «Талибана» Маулви Омар. Активизировавшиеся переговоры привели к выводу части пакистанских войск из городов и деревень в зоне племен; освобождению из заключения ок. 30 пуштунов; а со стороны талибов - свыше 10 пленных пакистанских и, самое главное, похищенного в феврале посла Пакистана в Афганистане Тарика Азизуддина.

И на этом этапе начался, по аналогии с "тамильским фактором", инспирированный дестабилизационный «наезд» на "проштрафившийся" Пакистан. Сначала прошла информация, что в один из домов пуштунской деревни Дамадола была выпущена ракета американского беспилотного аппарата Predator («Хищник»), в результате чего среди погибших оказались и мирные жители. В этой связи М.Омар, отметив планы заинтересованных извне сил "сорвать мирные переговоры с правительством", заявил об их продолжении. Развитие событий в этом направлении вынудило Вашингтон приступить к этапу конкретного озвучивания своих приоритетов в регионе. В конце мая министр национальной безопасности США Майкл Чертофф отметил необходимость обеспечения Исламабадом контроля над пограничными с Афганистаном районами путем "нанесения там ударов по террористам". И тут же правящая Пакистанская народная партия (ПНП) одобрила изменения в Конституции, лишающие П.Мушаррафа большей части полномочий.

Официальный Исламабад отреагировал на эти демарши заявлением от 28 мая о вынужденности Пакистана подписать отдельный контракт с Ираном (в рамках ИПИ). Знаковость этой фразы в том, что прозвучала она в преддверие намеченного на июнь визита главы МИД Пакистана Шаха Мехмуда Курейши в Индию. При этом министр отметил, что Исламабад предварительно обсудил с Китаем вопрос о его присоединении к проекту (даже в случае отсутствия в нем Индии). После данного заявления инициируемое давление на власти приняло еще больший размах. 2 июня в Исламабаде прозвучал взрыв возле посольства Дании, в результате которого погибли в т.ч. и граждане зарубежных государств. В целях создания "доказательной базы" наличия на афгано-пакистанской границе центра международного терроризма, трогательную ответственность за теракт взяла на себя непотомляемая "Аль-Каида", бронепоезд которой всегда "стоит на запасном пути" (предлог - уже изживший себя карикатурный скандал). И тут же в Исламабад прилетел глава комитета начальников штабов армии США Майкл Муллен, высказавший недовольство войсками союзников в Афганистане «свертыванием» официальным Пакистаном антитеррористической деятельности в приграничье. А предварила этот визит мимолетом прошедшая информация о том, что директор ЦРУ Майкл Хейден, заявив о разгромленности "Аль-Каиды" в Ираке и Саудовской Аравии, прошелся по пакистанским властям, вроде-де "молчаливо попустительствующим" террористам в приграничных районах. Параллельно произошло еще два теракта, причем в адресных регионах: в приграничном с Афганистане р-не Куррам и в Кветте (адм. центр провинции Белуджистан). Среди погибших оказались и дети. 6 июня "резюмировали" антиисламабадские шаги, что не удивительно, официальные власти Афганистана, устами мининдела Рангина Дадфара Спанты в беседе с пакистанским коллегой высказавшие "возмущение афганского народа" мирными договоренностями Исламабада и "пакистанскими талибами". Шах М.Курейши, однако, подтвердил неизменность курса страны в этом вопросе. И в тот же день получила распространение информация о предотвращении пакистанской полицией возможного теракт против П.Мушаррафа.

Таким образом, налицо явно инспирируемое извне нагнетание ситуации вокруг Пакистана. Безусловно, без внутренних проводников дестабилизация ситуация в стране невозможна. Но, как бы то ни было, положение П.Мушаррафа на сегодня не завидное. Вместе с тем, целесообразно не сбрасывать со счета и др. дестабилизационный фактор - провинцию Белуджистан, которую в печально знаменитой карте "Большого Ближнего Востока " Ральфа Петерса Пакистан досчитаться не должен. К тому же на территории Белуджистана находится порт Гвадар, огромные вложения в который осуществил Китай (оттуда прокладывается нефтепровод в Синьцзян). Кроме того, Гвадар является важнейшим транспортно-коммуникационным узлом в направлении Ближнего Востока, параллельно выводящим к Афганистану и Ирану. И в этом ракурсе все ясно…

А на этом фоне в последние дни П.Машарраф опровергает все чаще распространяющуюся информацию о своей отставке.

1. Теймур Атаев. Дестабилизация Шри-Ланки. Битва за «контрольный пакет акций» Азии

http://www.islam.ru/pressclub/tema/sri-lanka/

Теймур АТАЕВ, политолог, Азербайджан

09.08.2008

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/3567/">ISLAMRF.RU: Плавающая стабильность Пакистана или что происходит в последние дни вокруг Исламабада</a>