RSS | PDA | Архив   Четверг 1 Июнь 2023 | 1433 х.
 

О статистике и религиозной политике в Эмиратах и России

13.09.2007 13:24

В информационных сообщениях о важном событии в религиозной жизни Русской Православной церкви, происшедшем 9 сентября с.г. в Шардже, присутствует неточность, которая требует более подробного объяснения.

Итак, «глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата митрополит Кирилл 9 сентября освятил закладной камень первого на Аравийском полуострове русского православного храма, который будет сооружен в городе Шарджа (Объединенные Арабские Эмираты)» - сообщает Лента.Ру.

Поскольку русские читатели традиционно приравнивают православие и православные храмы с Русской Православной церковью, такое прочтение может привести читателя к выводу о том, что в данном регионе до сих пор вообще не было православных церквей и приходов.

В действительности православие и др. христианские деноминации достаточно разнообразно представлены в странах региона, хотя их последователи здесь немногочисленны. На Бахрейне христиан насчитывается порядка 3% населения страны – это протестанты и католики, а также немногочисленные группы православных и др. восточных церквей. В Катаре христиан не более 2% - в основном это представители западных церквей. В Кувейте наблюдается наибольшее число христиан по сравнению с др. странами региона – ок. 10%, из них почти половина – католики (римо-католики и униаты: марониты и др.). Несколько процентов составляют протестанты, оставшиеся (ок. 2% населения страны) – восточные христиане: монофизиты и православные. В Эмиратах христиан – примерно 5% населения, большей частью протестанты, оставшиеся – католики; приходы восточных христиан (православных и др.) в этой стране незначительны. В Омане христиан – менее 1%; их внутреннее членение аналогично ситуации в ОАЭ. Наконец, в Саудовской Аравии число христиан – 1-2% населения, и здесь протестанты и католики представлены примерно в равных долях, а незначительное число относится к православию.

Теперь посмотрим, что такое «православие в  странах Персидского залива». Хотя русскому читателю эта ситуация почти незнакома, в реальности подавляющее большинство православных в этих странах – это арабы, выходцы из региона Шама (Ливан, Сирия, Палестина и Иордания). Они относятся к Антиохийской (большинство) и Иерусалимской (меньшая часть) православным церквям. Соответственно, иерархи эти церквей назначают в общины региона священников, которые духовно окормляют своих прихожан.

За исключением традиционных для региона арабов-христиан, армян и греков, все остальные христиане здесь – иностранцы, «мигранты» нового времени. В первую очередь, речь идет о сотрудниках нефтяных и прочих индустриальных компаний и  военнослужащих. Далее, в наши годы численность христиан в ряде стран (в основном в Эмиратах) увеличилась за счет туристов и обслуживающего их персонала – речь идет, прежде всего, о гражданах России. Более того, при определении численности христиан в странах Персидского залива, как правило, учитываются  даже  представители дипломатических миссий.

Нетрудно увидеть, насколько широко в методике таких подсчетов утвердились двойные стандарты: когда подсчитывается число христиан в этих странах, сюда включаются даже временные жители, в т.ч. туристы и прочие категории, в действительности никак не связанные с регионом. В то же время при подсчете числа мусульман в России, например, из их числа статисты стремятся исключить не только трудовых мигрантов, которые приезжают к нам порой на многие годы, но и вообще всех выходцев из мусульманских стран СНГ последних лет – так, чтобы доля мусульман не превышала 10% населения страны. Это дает повод деятелям из ОВЦС причислять Россию к «моноконфессиональным странам».

В любом случае, православные церкви и священники в странах Персидского залива – это далеко не новое явление. В Кувейте и Эмиратах существуют храмы Антиохийской православной церкви; в эти страны, на Бахрейн и в Катар регулярно посылают своих священников Иерусалимский патриархат. Власти Катара в 2004 г. передали большой участок земли в столице страны Дохе под строительство пяти христианских церквей – католической, православной, протестантской, коптской и англиканской. Более того, Русская Православная церковь также уже много лет окормляет свою паству (дипломатов и сотрудников различных фирм) – для этого настоятель Свято-Николаевского храма в Тегеране посещает праздничные богослужения, используя по договоренности с главами церквей храмы Антиохийского патриархата, Армянской церкви, Англиканской церкви и др. 

Но сегодня ситуация меняется: по договоренности с правителем эмирата Шарджа от 2005 г. на специально выделенном участке земли площадью в два гектара будет построен храм апостола Филиппа в подчинении Московского патриархата. Это действительно торжественное событие, и неслучайно идею возведения русского православного храма в ОАЭ поддержали представители исламского духовенства России (http://www.rian.ru/society/religion/20070909/77519989.html). Безусловно, оно имеет в первую очередь политический контекст (так, на церемонии присутствовало всего чуть более 100 граждан России и стран СНГ – т.е. религиозная сторона вопроса для православных христиан в Эмиратах не является актуальной), недаром здесь присутствовали наследный принц эмирата Шарджа шейх Исам бен Сакра аль-Касеми и замглавы МИД РФ Александр Салтанов, а само событие происходит, как сообщается, в преддверии визита в ОАЭ президента В.Путина. Но с точки зрения ислама, христиане являются «людьми Писания», и проявление справедливости по отношению к ним – один из важнейших коранических принципов, в не зависимости от политической конъюнктуры.

А как насчет проявления евангельской справедливости по отношению к нехристианам (в нашем случае – мусульманам) со стороны Русской Православной церкви? Поддерживает ли РПЦ определение статистики числа мусульман в России с включением в эту категорию не только мигрантов, но и многочисленных студентов, дипломатов и пока еще немногочисленных туристов из мусульманских стран? Может ли она поддержать идею строительства в одном из субъектов Российской Федерации (по аналогии с Шарджей – одним из 7 субъектов федерации ОАЭ) - допустим, в Воронеже – мечети для студентов из мусульманских стран (по аналогии с храмом апостола Филиппа, прихожанами которого, как сообщает Лента.Ру, «по большей части будут российские туристы, приезжающие в ОАЭ на отдых»)? Будет ли, при личном настоянии губернатора и при поддержке правящего иерея,  выделен такой мечети участок земли не то чтобы в 2 гектара, а хотя бы в размере четверти от того?

Нам уже приходилось поднимать тему о том, что представители РПЦ в зарубежных поездках по странам исламского мира проявляют «огромное уважение к вере местных жителей» (цитируется со слов митрополита Кирилла, сказанных по случаю освящения православного храма в Шардже) – т.е. к исламу; однако такого же уважения к той же вере граждан России пока что не очень заметно. Напротив, как ком растут  взаимные упреки: со стороны мусульман в адрес РПЦ – в желании навязать крещение мусульманским детям в общеобразовательных школах (через курс ОПК) и солдатам-мусульманам  в Российской армии; со стороны РПЦ в адрес мусульман вообще идут грубейшие «наезды», начиная от требования сотрудника  митрополита Кирилла В.Чаплина всем несогласным с курсом клерикализации «выехать из страны» (см. газету «Известия» от 16.06.2006), и заканчивая оскорблениями миссионера дьякона А.Кураева в адрес муфтия Н.Аширова с «посыланием на три буквы»…

Что-то не сходится в балансе этих отношений РПЦ к «зарубежному исламу» и к «российскому исламу». Почему-то не видится равного и справедливого подхода к одинаковым проблемам недостатка православных храмов в странах исламского мира (хотя бы для туристов) и мечетей в России (тут уже не для туристов, а хотя бы для самих граждан России). А ведь в нашем обществе на закладку камня под строительство мечети готовы приехать не «сотня выходцев из России и стран СНГ», а тысячи граждан РФ – и ни 40-градусная жара, ни 40-градусный мороз, ни даже отсутствие высокопоставленного чиновника из российского МИДа не смогут помешать этому торжеству.

Очевидно, что-то где-то хромает с принципом евангельской любви к ближнему и дальнему… Так было в средние века, когда власти убеждали турецкого султана, что «у нас в мечетях свободно славят Магомеда» - в то время как Казань из мусульманской столицы превратилась в центр насильственного крещения приверженцев ислама… Так было и в XIX веке, когда ислам имел статус «терпимой религии», но митрополиты не давали добро на возведение мечетей, поскольку «это может подать соблазн для любителей старины»… Ничего не изменилось в мировоззрении определенного слоя людей и сегодня.

***

Зато меняются на наших глазах российские мусульмане – и чем быстрее им удастся сбросить с себя груз 500-летних преследований и унижений, чем более социально и информационно активными будут они сегодня, тем быстрее Россия превратится в подлинно демократическое, поликультурное, многоконфессиональное общество, где не будет места «старшим и младшим братьям», где «родина-мачеха» станет «родиной-матерью», а ислам наконец-то избавится от роли нелюбимого пасынка.

Аналитический центр «Амаль»

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/773/">ISLAMRF.RU: О статистике и религиозной политике в Эмиратах и России</a>