RSS | PDA | Архив   Воскресенье 2 Октябрь 2022 | 1433 х.
 

Особенности национальной «ловли» избирателя

14.11.2007 17:30

У меня есть вопрос на засыпку к нашей демократии в лице российской власти: может ли умный, образованный, честный, озабоченный государственными проблемами, но бедный и далекий от властных полномочий, представитель народа стать депутатом Госдумы?

Граждане России прекрасно знают, что нет. Опыт выборов в Республике Дагестан (РД) подтверждает это. Просто так даже попасть в партийные списки вряд ли получится. А совсем недавно было еще хуже: человек с большими деньгами смело вторгался в одномандатные округа и выигрывал. В условиях выборов по партийным спискам многое начала определять близость к власти. Удобно быть «единороссом». Удобно создавать партии, не противоречащие власти, такие как «Справедливая Россия», «ЛДПР», говорить одни и те же слова, привлекая избирателей. При этом с серьезным видом лидеры одних партий переходят в другие партии, которые, вроде бы, имели и имеют другие цели, программы. Это считается нормально. Да, для современной России это нормально. Нормально, когда избиратель уже не хочет участвовать на выборах, нормально, когда из бюллетеня исчезает пункт «Против всех», нормально, когда телевидение используется по поводу и не поводу для рекламы одной партии. Нормально, когда начальство загоняет сотрудника в члены партии «Единая Россия», дает указания, как ему надо голосовать.

Чтобы понять предвыборное состояние в Дагестане, нужно обратиться к истории. Наблюдения за ходом различных выборов и опросы избирателей дают основания к следующим выводам.

1. Перед выборами активизируются социологические опросы. Цель многозначная. Во­первых, партиям, блокам, движениям всегда хочется знать об их возможных итогах, и, если получится, изменить их, делая поправки в агитационной работе. Во­вторых, эти результаты важны в смысле влияния на массовое сознание. Оказалось, что люди часто голосуют не за ту партию, за которую собирались голосовать первоначально, а за ту, которая победит на выборах. В основе такого поведения, возможно, лежит боязнь оказаться в меньшинстве, страх перед социальной изоляцией. К сожалению, с этим связано и злоупотребление социологией перед выборами, когда далекие от социологии люди выдают избирателям желаемые, а не объективные результаты. В­третьих, если же «социологи» служат политическим интересам какой­то партии, особенно той, которая способна фальсифицировать результаты выборов, то заранее, с помощью «социологического опроса», проводится подготовка общественного мнения к результатам «выборов». В Дагестане и в 1999 году, и в 2003­м использовались политтехнологии, которые использовали социологические опросы в основном в двух последних смыслах. Выборы 2007 года в Госдуму в этом смысле вряд ли будут отличаться.

2. Опросы прежних лет показали, что «президентские приоритеты» не были полностью тождественны «приоритетам» политических партий. То есть, претенденты на пост президента, в частности Г. А. Зюганов, В. В. Жириновский, В. В. Путин, имели рейтинги, отличающиеся от рейтингов партий, которые их поддерживали. Так, в 1999 году в РД лишь 22,8 % голосующих за В.В. Путина, собирались голосовать за партию власти «Единство». Но сейчас ситуация совершенно иная. Аналитики справедливо говорят, что после того, как В.В. Путин возглавил предвыборный список «Единой России», и без того высокий рейтинг этой партии стал намного выше. Электорат Дагестана в этом смысле не является исключением.

3. Данные опросов предыдущих лет показывают политическую незрелость массового сознания. Избиратели голосуют в основном за «человека», а не за социальные, политические программы, которые выдвигаются политическими партиями. Данная ситуация не изменилась с переходом к выборам по партийным спискам. Это связано, прежде всего, с тем, что в постсоветской России еще не сформировались новые социальные группы, осознавшие свои групповые интересы. Избиратель не знает, к какой социальной группе он принадлежит, каковы цели этих групп, какими способами они собираются их достичь. В ходе анализа результатов опроса мы были удивлены, когда выяснилось, что женщины, занимающиеся мелким бизнесом на рынке, голосуют за «КПРФ», пенсионеры — то за «ЛДПР», то за партию власти, то за «Яблоко». Избиратель успешно продвигал к политическому Олимпу партии, которые и «вылупились­то» перед самыми выборами. Условия неструктурированности сознания по социальному положению, брожения в сознании масс, неопределенности в системе ценностей — великолепная среда для манипулирования с помощью электронных средств массовой информации и избирательных технологий сознанием дагестанских избирателей.

4. К сожалению, есть и другие рытвины и колдобины на пути дагестанского избирателя к осознанию и достижению своих целей. Речь идет о реальной угрозе фальсификаций результатов выборов. В Дагестане эта угроза постоянна и находит свою реализацию от выборов к выборам. В некоторых случаях результаты социологических опросов по рейтингам отдельных партий отличались от результатов выборов в несколько раз! Такого не могло бы быть даже в случае очень небрежного, недобросовестного, непрофессионального выполнения социологической работы. На выборах в местные органы власти в марте 2007 года дело дошло до курьеза: «КПРФ» и «Патриоты России», по первым официальным данным избиркома РД оказались за бортом органов власти. А через несколько недель они были объявлены среди тех, кто получили места в Народном собрании. Конечно же, этот «задний ход» избиркома республики был связан с активной деятельностью московских и дагестанских лидеров «КПРФ» и «Патриотов России», которым удалось добиться справедливости.

Нарушение закона во время весенних выборов 2007 года проходило на всех уровнях. В десяти районах и 72 избирательных участках после мартовских выборов были произведены повторные подсчеты голосов (всего в республике 1 840 избирательных участков). Четырнадцать уголовных дел, возбужденных после избирательной компании, — слабое выражение тех безобразий, которые произошли в этот период. Как выразился председатель избирательной комиссии Дагестана М. Х. Халитов, «такого не встречалось нигде в России». В ходе выборной компании был убит один человек, еще один пропал без вести, были тяжело раненые, в том числе лидер дагестанского отделения партии «Патриоты России» Э. А. Хидиров. Про­павший замглавы администрации Кизилюртовского района представлял интересы «СПС» в Дагестане. Партия «СПС» в Дагестане была задавлена различными, не имеющими никакого отношения к цивилизованным, методами, задолго до дня выборов. Эти же методы применялись против «КПРФ», с целью снять ее из списка допущенных к выборам партий. В начале это даже удалось, что привело в немалое удивление дагестанцев: «КПРФ» в Дагестане всегда имела крепкие позиции.

5. Не случайно в связи со сказанным выше, главная проблема для власти в Дагестане на период предвыборной кампании и в день выборов — это бесконфликтность и законность. Только 30 сентября в РД были убиты террористами 12 человек, в основном молодых людей. В ходе спецопераций в Махачкале в октябре 2007 года были убиты двое молодых людей, которым 17–18 лет. Один из них — русской национальности, принявший ислам. В течение одного дня, 23 октября 2007 года, была взорвана маршрутка, направляющаяся в один из районных центров из Хасавюрта, а так же произведен взрыв в городе Махачкале мощностью 8 кг в тротиловом эквиваленте. Сохраняется опасность срыва выборов, если не во всей республике, то во многих избирательных участках. Ситуация в республике перед выборами Президентом РД М. Г. Алиевым оценивается так: «Мы понимаем, что определенные силы хотят расшатать ситуацию на Северном Кавказе перед предстоящими выборами в Госдуму, президентскими выборами. …Нам нужно сделать все для сохранения стабильности и мира в республике». То есть, речь идет не только об обыкновенной уголовщине и даже бандитизме. Религиозно­политический экстремизм на Северном Кавказе, часто обозначаемый как ваххабизм, все еще сохраняет силу. В РД только зарегистрированных «ваххабитов» 1 250. В последнее время они проявляют высокую активность. Попытки вывести «лесных братьев» из подполья через контакты с их близкими родственниками ничего пока не дают. Ситуация усложняется тем, что по признанию министра внутренних дел Дагестана А. Магомедтагирова, «уровень доверия населения милиции сегодня оставляет желать лучшего».

6. Еще одна особенность выборов в Дагестане связана с полиэтничностью населения. Проблема заключается в том, что до перехода к выборам по партийным спискам, в Дагестане имели место национальные избирательные округа, что давало возможность пропорционального представительства этносов в палитре власти. В связи с этим, вопросы пропорционального представительства начали решать уговорами в приватных беседах в кабинетах власти. Конечно, это противоречит приоритетам прав человека, зафиксированным в Конституции РФ. Но оно необходимо: как объяснял президент РД М.Г. Алиев, учет этнических и территориальных интересов — момент тонкий, и по этой причине выборы в Дагестане проходят так напряженно.

Заид Абдулагатов

к. философ. н., Дагестан

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/926/">ISLAMRF.RU: Особенности национальной «ловли» избирателя</a>