RSS | PDA | Архив   Понедельник 15 Июль 2024 | 1433 х.
 

Архитектор Айвар Саттаров: Культовая архитектура – это проявление высшей точки таланта архитектора, а вся история архитектуры – это история храмостроительства

17.04.2008 14:40

Четыре столетия тому назад легендарная мечеть Кул Шариф украшала столицу Казанского ханства, поражая всех своим великолепием, изящностью, красотой, богатой библиотекой. Она была центром религиозного просвещения и развития наук Среднего Поволжья XVI столетия. Названа она так в честь ее последнего имама сеида Кул Шарифа. Мечеть была сожжена и разрушена после взятия Казани войсками Ивана Грозного в 1552 г.

Архитектор Айвар Сатаров

Архитектор Айвар Сатаров

В 2005 году по проекту и под руководством татарского архитектора Айвара Гумаровича Саттарова мечеть была воссоздана вновь. Этому событию предшествовало восемь лет напряженной работы. Удачное воплощение проекта главной мусульманской святыни Казани олицетворило собой возврат национального своеобразия татарской культовой архитектуре, которая получила сегодня международное признание. Айвар Саттаров со своей командой смог воплотить мечту многих поколений татар – вернуть Казани ее легендарную соборную мечеть. Сегодня Айвар Саттаров – востребованный архитектор, по его проектам строятся мусульманские храмы в Татарстане, Башкирии и Казахстане. В 2007 г. А.Г. Саттарову было присуждено президентом Татарстана звание заслуженного архитектора Республики Татарстан за вклад в строительстве ансамбля мечети Кул Шариф в Казанском кремле.

— Айвар Гумарович, несколько слов о себе?

— В 1979 г. я окончил Московский архитектурно-строительный институт, с тех пор после защиты диссертации работаю в Казани. Сегодня возглавляю кафедру реставрации и реконструкции архитектурного наследия Казанского Государственного Архитектурно-Строительного Университета. Занимаюсь преподавательской и архитектурно-проектной деятельностью, проектирую мечети.

— В каком году Вы приступили к созданию проекта мечети Кул Шариф?

Мечеть Кул-Шариф

Мечеть Кул-Шариф

— 1996 году Президент Татарстана Минтимер Шаймиев издал указ о воссоздании исторической мечети на территории Казанского кремля. После издания указа был объявлен конкурс на строительство мечети. Конкурс проходил в два тура, было 16 участников, в том числе, и из-за рубежа. По итогам первого тура были отобраны два проекта, один из которых был сделан группой архитекторов под моим руководством. Во втором туре мы одержали окончательную победу.

Первая трудность в нашей работе – воссоздание облика мечети. Известно, что в период Казанского ханства, на территории Казанского кремля располагался ханский дворец и великолепные величественные мечети. Сохранились воспоминания князя Курбского, который был поражен красотой Казани. Имам главной мечети кремля сейид Кул Шариф возглавил оборону Казанского кремля во время штурма войсками Ивана Грозного и погиб вместе со своими учениками. Легенда об этом человеке сохранилась в памяти народа. До начала строительства новой мечети в Казанском кремле велись археологические работы по поиску основания разрушенной мечети, но так как научно достоверного места найдено не было, выбрали наиболее эффектное место с точки зрения восприятия панорамы ансамбля кремля. На нем и был заложен фундамент новой мечети.

Основная сложность при проектировании заключалась  в воссоздании облика мечети, поскольку никаких достоверных ее описаний ее внешнего облика не сохранилось. Все приходилось возрождать заново. Другая проблема заключалась в гармоничном вписывании мечети в ансамбль Казанского кремля, в котором находилась и башня Сююмбеки и Благовещенский собор и другие достопримечательности. Казанский кремль со всеми его атрибутами являлся памятником русского зодчества, и мечеть для него была совершенно новым объектом, несущим иные ценности и новый образ. Следующая задача состояла в том, чтобы построить мечеть, не похожую на образцы арабской, иранской, или  турецкой мечетей, она должна была стать современной татарской мечетью. К сожалению, никаких аналогов чисто татарских соборных мечетей не существовало.

Очень полезными оказались поездки нашей группы в Турцию, Египет, ОАЭ, где мы смогли воочию увидеть мусульманские храмы, что также помогло в поиске собственного решения.

В конце концов, в результате творческих поисков, непростых согласований родился образ четырех минаретной (по углам) мечети, олицетворяющий четыре угла книги Корана, четыре мазхаба, четыре стороны света. В процессе работы появилось еще два небольших минарета и два подобия минаретов над входным порталом. Поскольку существовала устойчивая легенда (в частности, в произведении «Джагфар тарихы»), согласно которой ханская мечеть имела восемь минаретов, пришлось идти на уступку этому мифу и, таким образом, сложился образ восьми минаретной мечети.

Интерьер мечети Кул-Шариф

Интерьер мечети Кул-Шариф

— Архитекторов много, но далеко не каждый способен строить мечети, для этого нужен особый ритм и состояние души. Что Вас подтолкнуло к этому проекту?

— Детские впечатления. Я до семи лет рос в деревне. После переезда в город продолжал ездить в деревню к бабушке на лето. Дом ее располагался у озера, на противоположной стороне которого прямо на деревянных сваях стояла мечеть. Отражение мечети в водной глади – одно из самых ярких и незабываемых детских впечатлений, оставшихся у меня на всю жизнь.

Через много лет во время стажировки  в Италии, я воочию увидел прекрасные христианские храмы, построенные в эпоху Возрождения. В тот момент я окончательно утвердился в мысли, что должен построить достойную мечеть, грандиозную и внушительную, у себя на Родине.  

— Когда я последний раз был в мечети Кул Шариф, то ясно ощутил, что при внешней грандиозности и величественности, внутри она кажется очень уютной, компактной, домашней, детальной. С любой точки молельного зала можно увидеть все пространство мечети, она как бы идеально соотнесена с размерами человека. Нет ощущения ничтожности человека в большом храме, она абсолютно сомасшатбна. С другой стороны территория, прилегающая к мечети чистая, как водная гладь, она выложена плиткой и напоминает белый лист. Это метафорическое сравнение того, что татары начали следовать исламу с чистого листа, отбросив все плохое из прошлого.

— Да, это абсолютно точное ощущение.

Вид на минбар мечети сверху

Вид на минбар мечети сверху

— Кул Шариф по внешнему облику мечеть не турецкая, не арабская и не иранская, она по-настоящему татарская, как Вам удалось это сделать?

— Мы старались создать оригинальный образ татарской мечети, мечети джами. Поскольку каждый народ вносит в элементы внутреннего интерьера мечети свое неповторимое мировосприятие, мы постарались отразить во внутреннем убранстве храма весь накопленный татарским народом опыт в декоративно-прикладном искусстве. Например, кожаная мозаика характерна только для татар, национальная тамбурная вышивка, шамаили – все это элементы украшения свойственные поволжским татарам. 

В интерьере мечети мы старались создать образ райского сада – Фирдаус. В чем отличие мечети от церкви? Церковь внешне очень светлая, белая, внешне она олицетворяет рай, а внутри – строгость, сюжеты воздаяния за грехи, картины наказания. В мечети все наоборот – внутри ее создается метафорическая картина того, что ожидает мусульманина, если он будет слушаться Всевышнего.

Растительный орнамент, близкий татарскому декоративно-прикладному искусству, как по цветовой гамме, так и по форме, отражен на куполе, в михрабной нише, «парусах» михраба. Самые любимые «татарские» цвета – это охра, голубой и белый, а также ярко красный. Например, для мусульманских мечетей на Востоке больше характерен либо геометрический, либо стилизованный зооморфный орнамент.

— Порой раздаются голоса, что мечеть Кул Шариф внутри маловата, но на самом деле главная задача Кул Шарифа – быть мемориальной, символической мечетью, мечетью-памятником, мечетью-музеем, своего рода отражением коллективной памяти народа, храмом, символом приобщения татарской нации к исламу и единения татар с исламом.

К мечети идет бесконечный поток посетителей, и мне кажется, сейчас Кул Шариф стал лучшим примером, воплощающим все великолепие ислама вообще, и российской исламской культуры в частности.

Национальная вышивка в декоре мечети

Национальная вышивка в декоре мечети

— Да, наша мечеть очень привлекательна для всех – мусульман и немусульман. Ежедневные многочисленные экскурсии по ней яркое тому подтверждение. Наша мечеть несет в себе огромный миротворческий заряд. Когда я приступал к работе над интерьерами, для меня главнейшим стимулом к работе была фраза, сказанная когда-то Андреем Курбским о ханской мечети, пораженного ее красотой и величием. На следующий день после взятия Казани красота эта была уничтожена, и мне хотелось эту красоту, которая после уничтожения жила в искусстве народа, возродить. Красота сегодняшнего Кул Шарифа – это материализованный потенциал многовекового искусства казанских татар, который в концентрированном виде воплотился в храме.

Религиозная культура любого народа – самодостаточное и оригинальное явление. В равной степени как русский православный храм отличается от греческого, так и татарская мечеть отличается от арабской. Культура каждого народа адаптирует по-своему религиозные представления. У татар с 922 года до 1552 год было время переосмыслить ислам, пропустить его через себя и создать самодостаточную религиозную культуру и искусство. Об этом, кстати, писал и знаменитый татарский богослов Риза Фахретдинов. По его мнению, сначала Булгар, а затем Казань по своему культурному развитию не уступали лучшим городам древней Греции или Персии.

Татарская ментальность усвоила, переработала и переосмыслила внутри себя ислам. Во времена Екатерины Второй разрешили строить небольшие мечети, но реализовать полностью потенциал, который народ жаждал выплеснуть, не удавалось. Это удалось сделать, только построив соборную мечеть в XXI веке. Когда было открытие Кул Шарифа, люди плакали, особенно старики, которые дожили до этого момента и теперь могут спокойно умереть.

— Ваше мнение по проблеме сохранения образа храма в современном мире?

— Хороший вопрос. Действительно, например, протестантский храм или синагога практически не несут в себе особого эстетического своеобразия – главное в них это молитвенное пространство. Снаружи как у всех, а внутри – свое. Внешняя мимикрия, а внутри самобытная культура. Во многом это было связано с необходимостью выжить. В архитектуре мечети этого быть не может. Не должна мечеть снаружи выглядеть неприглядно и незаметно. Поскольку главнейший компонент мечети – это ее образ. Мечеть обязана быть узнаваема со всех точек, узнаваема с первого взгляда. Она должна быть маяком, путеводной звездой. Очень часто мечеть подсвечивается, а раньше на минарете устанавливались светильники, к этому свету прибавляется звук азана, создавая, таким образом, в сознании верующего яркие ассоциации, которые невозможно уже забыть никогда.

Мечеть Кул Шариф стала своеобразным этапом формирования образа мечети в России. Когда в 90-е годы появилась свобода, было построено множество мечетей. Чуть ли не каждую неделю в Татарстане открывались новые мусульманские храмы. Большинство было построено по образцу дореволюционных мечетей и в эстетическом плане не несли каких-то новых идей. Но в конце 90-х годов начались поиски самобытного образа российской мечети, и проект Кул Шарифа дает к этому толчок. Композиционное, пространственное решение самой большой мечети Казани привело к поискам дальнейшего архитектурного своеобразия российской мечети и не только соборной (джами), но и районной (махалля).

Сейчас строятся соборные мечети в Москве и Уфе, и во многом планировочно-композиционные решения заимствованы из Кул Шарифа. Если в мечетях Востока планировка развивается по горизонтали, то в российских – по вертикали. Связано это с экономией средств на отопление, поскольку, чем меньше здание по периметру, тем легче его отапливать.

Сегодня по просьбе Духовного управления мы разрабатываем мечети с двумя входами, мужским и женским, с раздельными гардеробами, комнатами для омовения и молельными залами для женщин. Учитывать эти требования – особенность нашего времени, когда женщины посещают храм, не реже, чем мужчины. Немаловажным является и стремление ДУМЕР универсализировать проекты мечетей, создать типовые проекты разной вместимости.

Башня Сююмбике и Благовещенский собор в Казанском Кремле

Башня Сююмбике и Благовещенский собор
в Казанском Кремле

— Глобализация и мечеть? Взаимоотношение этих двух категорий?

Сейчас много говорят о глобализации архитектуры, появления стиля стекла и бетона – хай-тек. В исторических центрах крупных городов, в том числе и Москвы и Петербурга, строятся новые «Сити», огромные башни и небоскребы. Безусловно определенное влияние глобализационный напор оказывает и на культовые сооружения, у кого-то может возникнуть искушение построить мечеть в стиле хай-тек. Я думаю, что поддаваться этому искушению нельзя, поскольку строить мечети в ногу со временем из стекла и бетона, на мой взгляд, не совсем правильно. Приведу один пример: Объединенные Арабские Эмираты, Дубаи. Город, выросший в пустыни, из ничего, застроенный небоскребами огромной высоты, где работает каждый пятый строительный кран на Земле. Тем не менее, несмотря на все это суперсовременное буйство строительных технологий, мечети арабы продолжают строить классическими, белокаменными, даже несколько архаическими. Сначала это кажется диссонансом, но потом приходит понимание, что охранение традиций в культовой архитектуре помогает сохранять духовные проводники между прошлым и настоящим.

Культовая архитектура испокон веков была проявлением высшей точки таланта архитектора, а вся история архитектуры – это история храмостроительства. Культура нации, государства, общества аккумулируется в культовых сооружениях. Храмы строятся с ориентиром на последующие поколения, на века, а гражданские сооружения строятся на потребу ныне живущего поколения и легко могут быть снесены, изменены, в связи с новыми вкусами, новой ментальностью людей.

— Как Вы думаете, где в российских городах лучше строить мечети так, чтобы не вызывать противодействия со стороны немусульман, поскольку таких случаев достаточно много?

— Во-первых, согласно исламу вся земля – мечеть. Строить можно, где угодно, кроме как прямо на кладбищах и могильниках. Вместе с тем ислам в России живет в монопольной православной среде, поэтому везде доминирует православное культовое зодчество. В истории России немало примеров, когда христианская община обращалась к правительству с требованиями запретить строительство мечетей. Так было, например, в Казани и Петербурге. Однако к чести русской администрации, храмы мусульман были построены. Сейчас спустя много лет, несмотря на всю секуляризацию нашего государства, схожие проблемы возникают в современной России.

Например, нашумевший скандал в Калининграде, где мечеть строится на абсолютно пустом участке и никому не мешает, однако мэрию города атакуют петициями, что мечеть будет портить вид города, азан будет резать православный слух и т.д. К сожалению, это реалии религиозно-общественной и политической ситуации в нашей стране, так было, есть и будет. С этим ничего поделать нельзя. Поэтому рецепта, где лучше строить мечети, нет.

Вместе с тем, поскольку татары расселены сейчас по всей территории России, и само понятие компактного проживания ушло в прошлое, то и принцип поиска места под мечеть должен исходить из наличия свободных участков и максимального вписывания храма в городскую среду. Главное искать те варианты, которые бы минимизировали сопротивление остальных жителей, а в поисках места проявлять большую гибкость. Не стараться обязательно возвести храм на месте когда-то разрушенного. В первую очередь важно учитывать этноконфессиональную обстановку и стремиться, чтобы постройка мечети не приводила к противостоянию.

— Таким образом, не важно где, а важно что и как. Вообще есть положительные примеры, когда красивой мечетью начинают любоваться православные. Например, в Петербурге можно прочитать в Интернет-форумах, что людям нравится новая мечеть в Приморском районе города. Она белая, с большим красивым куполом, эстетически привлекательная. Во-вторых, участок не спорный, все равно на нем ничего не построишь – пересечение дорог.

— Совершенно верно. Вообще, этот вопрос примыкает к общей проблеме создания образцового российского типа мечети, во всяком случае, на ее равниной территории, для того, чтобы мечеть органично начала вписываться в архитектурный ансамбль русских городов.

— Ваше мнение о проблеме восприятия мечетей европейцами. Время от времени раздаются голоса, что надо запретить строительство мечетей в европейских странах, а также перестать продавать непосещаемые католические храмы мусульманам.

— Ислам в Европе очень разный. Например, в Испании, которая испытала на себе огромное влияние исламской эстетики и искусства, мечети, построенные в марокканском стиле, смотрятся очень органично. Однако в Германии, Франции и других европейских странах, где мусульмане появились в последние 40-50 лет, мечети вызывают неоднозначную реакцию населения, поскольку по своей архитектуре тесно связаны с ностальгическими воспоминаниями эмигрантов – турков, арабов или пакистанцев. Если раньше эмигранты строили в основном молельные дома – здание с полумесяцем на крыше – то теперь это целые храмовые ансамбли огромных размеров. На мой взгляд, когда мусульмане Европы будут строить  оригинальные по архитектуре и европейские по типу мечети, то они будут вписываться более органично в этнокультурный и архитектурный ландшафт европейских городов. В качестве примера можно привести мечеть архитектора П.Портогези в пригороде Рима.

В России сейчас ситуация в чем-то схожа с Европой, так как национальный состав прихожан мечетей крайне пестр, много приезжих. Вместе с тем это еще больше накладывает ответственность на тех, кто проектирует мечети, поскольку в немалой степени от того, насколько эстетичной будет выглядеть мечеть, будет зависеть и отношение к тем, кто в нее ходит. 

 

Беседовал Тимур БАТЫРКАЕВ

Санкт-Петербург –Казань

 

Фото из архива Айвара Сатарова

 

На фото:

Архитектор Айвар Сатаров

Мечеть Кул-Шариф

Интерьер мечети Кул-Шариф

Вид на минбар мечети сверху

Национальная вышивка в декоре мечети

Башня Сююмбике и Благовещенский собор в Казанском Кремле

 

17.04.2008

 

Ссылки по теме:

Я проголосовал за Кул-Шариф, а вы?

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/2515/">ISLAMRF.RU: Архитектор Айвар Саттаров: Культовая архитектура – это проявление высшей точки таланта архитектора, а вся история архитектуры – это история храмостроительства</a>