RSS | PDA | Архив   Среда 19 Декабрь 2018 | 1433 х.
 

Д.Гимранова: Р.Фахретдин пропагандировал наследие не только татар, но и всего мусульманского мира

26.01.2018 17:19

«Народ, не имеющий писателей и ученых, – несчастен. Народ, забывший знаменитых людей, не выживет». Эти слова принадлежат Ризаэтдину Фахретдину. Ему, выдающемуся мусульманскому деятелю, ученому, просветителю, педагогу, забвение не грозит. Народ, мусульмане России не забыли о нем: в его честь регулярно проводятся всероссийские научно-практические конференции «Фахретдиновские чтения», а на родине в селе Кичучатово Альметьевского района в 1995 году открыт мемориальный музей. Его Диляра Кавиевна Гимранова, член правления Ассоциации музеев Татарстана, кандидат филологических наук, ответила на вопросы нашего корреспондента:

 

- Диляра Кавиевна, на баннере IV Всероссийской научно-практической конференции «Фахретдиновские чтения», которая прошла в ноябре в Уфе и в которой Вы приняли участие, портрет Ризаэтдина Фахретдина. Насколько он соответствует его реальному внешнему облику, хотя для нас, конечно, важнее его внутренний мир?

 

- Но баннере, конечно, его облик несколько искусственен. Но это не страшно. Главное - Риза Фахретдин соответствовал тому, о чем он писал. Он никогда не льстил, никогда никого не боялся. Как отец, глава семейства, он был примером для каждой семьи, как религиозный деятель он был примером для всего общества. У него был очень широкий круг общения: братья Рамеевы, Баруди, Марджани. Какие личности! Его ценили ученые-востоковеды – и Бартольд, и Самойлович. Он изучал их деятельность, и изучая, воплощал в себе самые лучшие качества – нравственные и благочестивые. У него же есть слова: люди должны совершенствоваться постоянно. И учиться.

 

- Музей Фахретдина во многом уникален. Вы начали в нем работать пять лет спустя после открытия, то есть уже почти два десятилетия вы с ним связаны. Как Вам удается привлекать посетителей, ведь музей находится в сельской местности, вдали от республиканских столиц - Уфы и Казани?

 

- Наш музей – мемориальный. В отличие от краеведческого музея, который может иметь в своих коллекциях очень широкий материал, у нас более узкая специализация. Но Ризаэтдин Фахретдин – человек многогранный, человек широких взглядов, поэтому он сам приходит нам на помощь. Фахретдин был религиозным деятелем, и мы общаемся с муфтиями. Он был педагогом, и мы работаем с учителями. Он был журналистом, и мы общаемся с журналистской элитой. Начиная свою деятельность как педагог, он сначала воспитал самого себя. Когда он в 1891 году был назначен в Уфе на должность кадыя, он занимался вопросами семьи. Это самая больная проблема сегодня. Семья – это малое государство. На каждом члене семьи лежит ответственность, каждый должен внести лепту, чтобы семья крепко стояла на ногах. Риза Фахретдин искал труды по этой тематике, но не нашел. Поэтому он решил сам написать конституцию семьи. И он пишет труд «Семья», где объясняет, какой должна быть жена и муж, какие на них ложатся обязанности после рождения ребенка, какова их мера ответственности. Сегодня у нас много проблем в семье: дети все больше времени проводят в виртуальном пространстве, они уходят в интернет, растет число суицидов. По всем этим проблемам я провела в Альметьевске много лекций и встреч с родителями. Очень часто дома родители говорят ребенку: «Отстань от меня! Займи себя сам! Не мешай, я работаю!» Но для кого работает этот родитель? Для будущего своего ребенка. Получается, что ради будущего он отказывается от настоящего, от общения с ребенком в данную минуту. Когда мы отправляем куда-то ребенка одного, то обязательно его провожаем, смотрим, кто попутчик, созваниваемся с ним постоянно, пока он в пути. Но когда ребенок уходит с головой в Интернет, мы кому-нибудь звоним? У кого мы узнаем, куда он уходит? Интернет - это же глобальное пространство, страшнее, чем поезд, опаснее, чем самолет. Поэтому надо вникать в то, где твой ребенок находится, сидя дома, в своей комнате. Поэтому я призываю родителей: задумайтесь! Проследите! Может, ребенок уже далеко от вас уехал! Дети, родители – это наша постоянная аудитория.

 

- Как музей создавался? Это ведь были 90-е годы, которые называют лихими, и вдруг музей религиозного деятеля…

 

- Родной дом Ризы Фахретдина снесли в 30 годах. Но на том же месте построили новый. В нем находился сельсовет. Потом была библиотека, некоторое время дом вообще пустовал, и возникла опасность, что он разрушится, тем более, что село Кичучатово тогда уже входило в число сел исчезающих.  Но в 1991 году «Елховнефть», управление ПАО «Татнефть», взяло село под свое покровительство как агроцех, и началось возрождение. С чего они начали? Первое – открыли мечеть. Имени Ризы Фахретдина. В этом году мечети 25 лет исполняется. Это первый объект в России, который был назван именем Фахретдина. Никого не испугались и назвали так мечеть. На торжества по случаю ее открытия мечети младшая дочь Ризы Фахретдина – Асма Шараф. Тогда она во всеуслышание сказала: надо создать музей на месте дома моего отца! Ведь каждый переулок, каждый дом, лес вокруг, все, о чем он нам, своим детям, рассказывал и описывал по памяти, я вижу теперь своими глазами. В тот год в селе открыли только мемориальную доску, в здании тогда находился детский сад. Пришлось строить новый дом для него – опять же это сделал «Елховнефть». В 1994 году ребятишек перевели в новый детский сад, и началась реконструкция здания для обустройства в нем музея. Его открыли в 1995 году. Было создано два экспозиционных зала. Первые предметы, которые начали поступать в музей, - это вырезки статей, газеты, копии фотографий. В 1999 году было принято решение о расширении экспозиции, с тем, чтобы открыть более полноценный музей с экспозицией, соответствующей требованиям музееведения.

 

- Потомки Фахретдина помогали?

 

- В 1999 году, когда открывали реконструированное здание, где было уже пять экспозиционных залов, установились связи с родственниками, они начали более плотно с нами общаться. К сожалению, Асма Шараф, которая первой выдвинула идею создания музея, ушла из жизни в 1993 году. С ее сыном Арсланом у нас сложились очень теплые отношения, и все, что у него дома хранилось из мемориальных вещей, он передал в музей.

 

- Что это были за вещи? Раскройте секрет.

 

- Риза Фахретдин родился в селе Кичучатово. Он жил и творил для всей России, но у него прописка была с самого рождения и до конца жизни именно в этом селе. Когда он жил в Оренбурге, золотопромышленники Рамеевы платили ему хорошую зарплату, обеспечили его квартирой, мебелью, но это все было, как мы сейчас говорим, ведомственное жилье. Из его личных вещей там ничего не было, кроме книг и рукописей. Потом Ризаэтдин жил дважды в Уфе: сначала он был кадыем и проживал опять в ведомственной квартире Духовного управления, а когда был избран муфтием России и Сибири, естественно, ему были предоставлены апартаменты. Никакой своей мебели у него не было. Единственный его собственный предмет мебели – это сундук, который он перевозил из города в город.  Я сегодня у детей спрашиваю – что у вас хранится в сундуках? Они отвечают – вещи. А наш сундук – эксклюзивный. Ризаэтдин хранил в нем рукописи и книги. Это один из главных наших мемориальных экспонатов. Еще у нас в музее хранится стол Фахретдина, который мы привезли из Оренбурга. Кожаный черный стол. И напольные часы английской работы производства 1856 года. Они стояли в кабинете Фахретдина в здании Центрального духовного управления мусульман в Уфе. В 2010 году муфтий Талгат Таджуддин нам их передал. По ним сверяли время и Риза Фахретдин, и муфтии, которые работали в ЦДУМ до него и после него. Всего же у нас в музее более 4 тысяч экспонатов, из них более тысячи – это вещи, непосредственно связанные с жизнью и деятельностью Ризаэтдина Фахретдина, то есть вещи мемориальные.

 

- В их числе и подарки короля Саудовской Аравии, которые были вручены Ризе Фахретдину в 1926 году после окончания Всемирного конгресса мусульман в Мекке?

 

- Да. После смерти Ризы Фахретдина в 1936 году его жена с двумя дочерями уехала в Казань. Все, что они забрали из Уфы, так в упакованном виде и хранилось у них в Казани. Среди этих вещей был и серебряный поднос – подарок короля Саудовской Аравии. Ризе Фахретдину пришло приглашение на этот конгресс в 1926 году. Он выехал туда с делегацией из семи человек. Конгресс возглавлял сам король Саудовской Аравии, а Риза Фахретдин был его вице-президентом. После окончания конгресса саудовский король пригласил Фахретдина в свои апартаменты. Он вручил ему подарки. Один из них – серебряный поднос. Сегодня он хранится у нас в музее. В день 150-летие Ризаутдина внуки передали нам в музей еще один подарок саудовского короля – кувшин для благовоний. Еще несколько подарков, в частности, серебряный кувшин для воды из колодца Зам-Зам и 6 маленьких стаканчиков хранятся в Национальном музее Республики Татарстан.  Фахретдин возвращался на Родину из Мекки через Турцию.  Ему предложили, как и Гаязу Исхаки, там остаться.  Но Фахретдин отказался. Он сказал: мои дети – в России, и он сам рожден для служения своему народу. Несмотря на то, что после 1936-го года были арестованы сыновья Ризы, несмотря на то, что все его окружение было арестовано, можно было бы испугаться и избавиться от всех вещей, фотографий, документов. Но дети и внуки очень бережно отнеслись ко всему и сохранили все предметы.

 

- Семья у него была большая?

 

- Да, шестеро детей, еще двое умерли в младенчестве, в Уфе. Риза Фахретдин написал завещание. Оно было составлено на имя Кашафутдина Терджемани, который работал в Духовном управлении секретарем. Ризаэтдин завещал: "Если придет время, и я покину мир, мои дети впервые увидят смерть и растеряются, не зная, что делать. Поэтому я поручаю тебе почетную обязанность похоронить меня. Вы сделаете все как надо. Подскажете детям, что необходимо делать". Он попросил также, чтобы его похоронили не возле здания ЦДУМ, где хоронили всех муфтиев России и Сибири, а на мусульманском кладбище, где хоронят простых мусульман. Там его и захоронили в 1936 году, возле могил его двух детей-младенцев. Там же похоронены и сыновья - Габдрашид-абы, который умер в 1953 году, и Сагид Фахретдинов, который долгое время проживал в Уфе.


- Сколько сейчас потомков Ризы Фахретдина проживает в России?

 

- Когда мы на 150-летие собирали родственников, их собралось около 150 человек. На 155-летие пришло около 100 человек. В связи с этим скажу об особенности нашего музея: мы ведь не только о Ризе Фахретдине рассказываем, о его окружении, его эпохе. Мы шире берем. Тех, кто к нам приходит, мы обучаем, как составить свою родословную. Известно, что Ризаэтдин составил свое родословное дерево по мужской линии. На сегодня это 20 колен, 765 имен. География очень обширна – от нашего села Кичучатово до Австралии и Америки. Здесь вся Россия представлена. Среди потомков Фахретдина есть ученые. Три доктора наук – ныне работающие. Один кандидат – физико-математических наук – в Москве работает.  Сколько сил потратил Ризаэтдин на составление своего генеалогического древа! А мы только продолжили его дело. Потом у нас появилась идея составить родословную со стороны жены Фахретдина – Нуржамал.  Оно тоже получилось очень ветвистым. Посетителям мы говорим – свою родословную нужно обязательно составлять. Это же наше ДНК. До семи колен хотя бы спуститесь по мужской линии - это уже будет прекрасно. Чем вы занимаетесь сегодня, в прошедших поколениях обязательно проявляется. И еще мы говорим о необходимости делать фото. Сейчас у нас культура фотографии на нуле. У нас в музее работает маленький фотосалон, где люди могут сделать свое фото в стиле ретро. Детей надо обучать искусству фотографии. Они делают селфи, которые уже завтра могут быть уничтожены. А нужно делать фото, которое бы вам понравилось через год, через 10 лет, в старости, чтобы оно понравилось вашим детям.  Риза Фахретдин фотографировался именно так, чтобы фотография и через поколения несла информацию.

 

- Вы об этом говорили в своем докладе на «Фахретдиновских чтениях». В вашем музее фотоархив большой?

 

- Мы издали фотоальбом семьи Фахретдиновых. В нем 60 фотографий. Одна из них очень часто воспроизводится в печати. Она попала к нам из Москвы. Но интересно, что на ее обратной стороне есть надпись, сделанная рукой Салиха Фахретдинова 16 февраля 1958 года. Он обращается к родственнику Назипу эфенди и пишет: «Дарю на память фото нашего многоуважаемого родственника Ризаэддина хазрат. Когда будете его вспоминать, прошу не забывать почитать молитву и для меня». Салих знал, что имя Ризы Фахретдина будет возвращено людям, знал, что за него люди будут молиться, и он просил, чтобы и о нем тоже не забывали. У нас в фондах очень много фотографий – подлинников, больше ста, и многие с дарственными надписями. Ризаэтдин, хотя и религиозный деятель, но любил фотографироваться, и фотографию он считал одним из видов искусства. Поэтому все фотографии Фахретдина и его семьи - это художественное фото. До сих пор выявляются и новые фотодокументы. Ведь Фахретдин был еще и дипломатом: когда в Россию приезжали зарубежные духовные лидеры, он как муфтий встречал их. И в архивах можно еще найти новые фотосвидетельства этих встреч.

 

- Особое место в наследии Ризы Фахретдина занимают научные статьи, написанные для журнала «Шура». Их более 700-т, как я знаю, - по истории, философии, географии, психологии, экономике, педагогике, дидактике, биологии, математике, татарскому языку и литературе, истории общественной мысли. Журнал издавался в течение 10 лет, до 1917 года, и Риза Фахретдин был его главным редактором. Его можно почитать у вас в музее?

 

- Да, журнал «Шура» сыграл в жизни Ризаэддина Фахретдина очень значительную роль. Он прославился не только как публицист, как журналист, но и как литературовед, как многогранный научный деятель. Он пропагандировал наследие не только татар, но и всего мусульманского мира. Журнал выпускался два раза в месяц. Его нужно было сшивать, потому что каждый последующий номер являлся продолжением предыдущего. То есть если номер заканчивался 54 страницей, то следующий номер начинался уже с 55-ой. Фахретдин сам обратился к читателям с пожеланием сшивать номера. И люди это делали. Мы сейчас находим такие подшивки – у кого-то на чердаке, у кого-то в личной библиотеке они сохранились. Я несколько лет назад встречалась с научным руководителем Национальной библиотеки Финляндии: там хранятся все 240 прошитых номеров. Журнал распространялся не только в России, но и за ее пределами.

 

- Научные, богословское наследие Ризы Фахретдина огромно, а издается, как Вы сказали в своем выступлении на «Фахретдиновских чтениях» ничтожно мало. Почему?

 

- Труды Фахретдина издаются действительно мало, но свою лепту мы вносим. Конечно, хотелось бы выпустить в виде многотомника его труды по воспитанию. Это наставления для детей, наставления для девочек, наставления для взрослых. Он пишет обо всем, вплоть до того, как не влезать в долги, что можно покупать в кредит и т.д. Воспитанный ребенок, воспитанная жена, воспитанная мать, уроки воспитания для педагогов, поведение ученика, наставление для девушки, которая собирается замуж – вот эти 9 трудов Ризы Фахретдина мне хочется издать на двух языках, чтобы каждый мог прочитать и воспитать своего ребенка вне зависимости от религиозной принадлежности. Эти книги актуальны для всех, особенно в наши дни. Я участвовала в фестивале Интермузей в 2014-15 годах, наш музей был представлен отдельным стендом. Подходили люди разных национальностей – и дагестанцы, и русские, иностранцев было много. Спрашивали о заслугах Фахретдина. Я рассказывала о его трудах, посвященных вопросам воспитания. Многие просили его книги, в том числе на иностранных языках. Известно, что в свое время его труд «Воспитанная жена» издавался 13 раз. Его педагогические труды переиздавались по 10-14 раз. Самые переиздаваемые – это «Воспитанная жена», «Воспитанная мать» и «Семья».  Многие говорят, что у него нет труда «Воспитанный отец».  Но я нашла и эту работу. Она называется «Воспитанный отец, или уроки воспитания».  Он был издан в 1915 году.  Все эти книги нужны и сегодня, и не только мусульманам. Сейчас в Министерстве культуры РТ работает система грантов. Именно благодаря этой системе я выпустила фотоальбом семьи Фахретдиновых. Подарила всем родственникам. Назвали мы его «Семья – малое государство». Это на самом деле так. В семье есть президент, вице-президент, ребенок, у которого, как у каждого гражданина, есть свои права и обязанности.

 

- Риза Фахретдин – удивительно разностороння личность: духовный лидер, воспитатель, журналист, издатель, дипломат. Как он все успевал?! Сегодня трудно найти личность такого же масштаба…

 

- Это опять-таки от культуры зависит. К тому же 70 лет мы не говорили обо всех этих вещах. Мы были пионерами, комсомольцами, членами партии…Мы очень многое потеряли за этот период, но наступило время восстановления. Уже приходят молодые грамотные, высоко образованные духовные лидеры, знающие языки. Они разносторонне развиты. Хотелось бы только, чтобы, как говорил и Риза Фахретдин, духовные деятели и ученые вместе работали. На «Фахретдиновских чтениях» в Уфе мы это увидели.  Обучение без религии невозможно. Но и религия без науки невозможна. Они вместе должны формировать Человека – грамотного, воспитанного и высокодуховного. Но все, повторяю, начинается в семье. Первоначально воспитание ребенка – долг матери и отца.  Вторая ступень – педагогические заведения: педагоги должны заниматься воспитанием детей, но сейчас они занимаются воспитанием родителей. Третья ступень – это воспитание общества. Сейчас в обществе к людям отношение равнодушное. Путь к совершенству – через эти три ступени, о них  и писал Фахретдин. Я иной раз удивляюсь – спал ли он вообще!  Потому что 148 переизданных трудов – это немало. Они востребованы были, их быстро расхватывали. 42 рукописных томов – неопубликованных – хранится в Башкирии. В С-Петербурге – еще 78.  Дочь Ризы Фахретдина свидетельствует в своих воспоминаниях, что отец писал при свете керосиновой лампы или свечи. Иногда сидел на полу у окна и писал при свете луны.  Порой и бумаги не было – он писал на обороте бланков Духовного управления мусульман! Он был прежде всего просветителем, просветительские идеи он внес в религию. Он никого не боялся – ни кадимистов, которые за ним стояли, ни реформаторов, которые впереди него шли. Он – в центре, и очень спокойно, взвешенно работал, вел свою линию и внес важную лепту в возрождение общества. Не надо идти на поводу у зарубежных мусульман, у нас свои традиции. Их тоже надо сейчас возрождать, и мы над этим работает. Поэтому наш музей не скажешь, что исключительно мемориальный. Мы работаем на очень широком поле, и я ощущаю свою миссию – на трудах Фахретдина просвещать население, нести в люди его наследие.

 

Беседовала Ольга Семина

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/rusinterview/43303/">ISLAMRF.RU: Д.Гимранова: Р.Фахретдин пропагандировал наследие не только татар, но и всего мусульманского мира</a>