RSS | PDA | Архив   Понедельник 18 Июнь 2018 | 1433 х.
 

Король Иордании: наши отношения с Россией основаны на взаимном доверии

16.02.2018 09:45

Король Иордании Абдалла II планирует встретиться с президентом России Владимиром Путиным в Москве 15 февраля в рамках рабочей поездки. Как ожидается, главы государств обсудят отношения между двумя странами, последние события в регионе и мире, в частности то, что касается сирийского кризиса и мирного процесса, а также усилия в борьбе с терроризмом. О деталях предстоящего визита король Иордании рассказал в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману.

 

 Ваше Величество, большое спасибо за возможность встретиться с вами. Мы встречаемся буквально за несколько часов до начала визита вашего в Россию. Вы последнее время чуть ли не каждый год бываете в нашей стране. Что вы ждете от этого визита и как складывается ваш личный диалог с президентом России Владимиром Путиным?

 

— Прежде всего, я чрезвычайно рад снова увидеться с вами. Нас связывает давнее знакомство. Я искренне рад принимать вас здесь, в Иордании, как хорошего давнего друга.

 

Я еду в Москву на встречу с президентом Владимиром Путиным, которого я считаю своим братом. Я еду туда как его хороший друг и друг России. Мы знакомы с президентом почти 20 лет. Полагаю, что наши отношения основаны на взаимном доверии. Мы обсудим некоторые вопросы двусторонних отношений, но главным образом сосредоточимся на ключевых проблемах и вызовах, с которыми мы сталкиваемся по всему миру, в особенности в течение последнего года.

 

Совместные усилия России и Иордании в Сирии ради стабилизации обстановки на юге этой страны — очень хорошая темя для обсуждения. Я думаю, что это повышает уровень обсуждения и доверия между нашими институтами. Еще более важно то, как мы продвигаем процесс в Сирии по направлению к политическому урегулированию. В особенности это касается таких вопросов, как конституция и предстоящие выборы. Одного нашего голоса недостаточно, но вместе с Россией мы многого достигли за прошедшие 12 месяцев и теперь с нетерпением ждем возможности решительно двигаться дальше и добиваться положительных результатов в течение предстоящего года.

 

— Между Россией и Иорданией отношения развиваются по самым разным направлениям и, на мой взгляд, весьма успешно. Это и экономика, и военно-техническое сотрудничество, а также в области науки, в области образования. В каких сферах, на ваш взгляд, мы достигли наибольшего прогресса? Где мы должны работать вместе еще больше?

 

— Так было всегда. В этом заслуга Его Величества короля Хусейна, моего покойного отца, который поддерживал великолепные отношения со многими российскими руководителями в течение своего правления. Отношения в области политики опираются на доверие и дружбу. Контакты по военной и разведывательной линиям осуществляются в правильном направлении в нынешней обстановке, где нам приходится бороться с вызовами со стороны террористических организаций по всему миру. Мне доставляет особую радость взаимодействие между нашими военными, так как по роду своей прежней деятельности я имел непосредственное отношение к сотрудничеству с российским спецназом. О тех наших контактах у меня остались самые теплые воспоминания.



Дела в экономике могли бы идти лучше. Отношения здесь нельзя назвать тесными, так что необходимо проанализировать, как запустить механизм взаимной торговли. Среди прочего мы обсудим вопросы организации туризма. Завтра утром я почту за честь встретиться с патриархом Кириллом. С ним мы поговорим о поддержании гармоничных отношений между исламом и христианством. Предстоит встреча с представителями мусульманского духовенства в Москве. У меня будет возможность обсудить с ними стоящие перед нами вопросы межрелигиозных отношений. Организация туристических поездок в Иорданию, по крайней мере для христианских паломников, открывает замечательные перспективы. В тех местах, где крестился Иисус, уже есть гостевой дом для паломников, построенный Русской православной церковью. По моему мнению, туристическую отрасль в скором будущем ждет бурный рост.

 

 Ваше Величество, вы коснулись темы ситуации на Ближнем Востоке, которую вы собираетесь обсудить с Владимиром Путиным, совместной борьбы против терроризма. Какие конкретные шаги могут предпринять Иордания, Россия и другие страны, чтобы зло терроризма было искоренено? Чтобы в таком особенно неспокойном регионе, как Ближний Восток, были установлены мир и спокойствие?

 

— Это долгосрочный вопрос мирового  масштаба. Я полагаю, что президент России и я выразились на этот счет чуть-чуть по-разному, но мы оба зафиксировали понимание относительно того, что все это отчасти похоже на третью мировую войну, осуществляемую несколько иными средствами. Это вызов не только для России или Иордании, или для любой другой страны. Это явление глобального порядка, где все мы — мусульмане, христиане, иудеи и люди многих других верований — находимся по одну сторону в борьбе с этими поставившими себя вне закона варварами, ничего общего не имеющими с исламом. И мы должны работать вместе над тем, что мы в Иордании называем холистическим (целостным — прим. ТАСС) подходом, хотя и под несколько другим углом зрения.

 

Даже очевидный успех в борьбе с "Исламским государством" (организация запрещена в РФ — прим. ТАСС) в Ираке или Сирии еще не значит его полного разгрома. Это вовсе не значит, что эти люди побеждены. Они могут передислоцироваться в другие места. Мы уже наблюдаем их перемещение в некоторые другие страны региона, чьи названия оканчиваются на "-стан". Они также проникают на Филиппины, в Африку, в частности в Ливию. Можно упомянуть [запрещенные в РФ организации] "Боко Харам" и "Аш-Шабаб"... Всем нам необходимо подумать над тем, как продолжать сотрудничество так, чтобы наверняка поставить перед ними заслон везде и всюду. Мы не можем позволить себе в этом году думать только о Сирии, а в следующем году озаботиться тем, что происходит в Африке. Необходим целостный, комплексный подход к объединению всех наших усилий для того, чтобы воздвигнуть преграду на пути этих сил, где бы они ни находились.

 

 Иордания находится между тремя великим городами: Меккой, Мединой и Иерусалимом. В вашей стране достигнут уникальный опыт, межконфессиональный мир. Что можно сделать для того, чтобы этот мир укреплялся, чтобы он сохранялся? Как вы видите в этом роль ваших соседей?

 

— Я знаком с президентом (Путиным — прим. ТАСС) более 20 лет, и мы говорили об этих вызовах в самом начале наших отношений. И мы по-прежнему этим занимаемся. Все мы, во всем мире. И неважно, какая у вас религия. Когда речь заходит об исламе и христианстве, к сожалению, из-за этих ужасных людей возникает недопонимание, что мы должны воевать. Мы это обсуждали с президентом все эти годы, и он поделился со мной своим мнением о том, как на это смотрит Россия. В итоге именно любовь к Богу и своему ближнему — это то, что связывает три монотеистические религии: иудаизм, христианство и ислам.

 

Я вижу, что многие верующие любят Бога. Но если они не любят своего ближнего, то, значит, они не любят Бога по-настоящему. Я, как мусульманин, повторял это много раз. Самая частая фраза, которую мне приходится повторять мусульманам и немусульманам в течение дня с того момента, как я просыпаюсь, и до того момента, когда я ложусь спать, — это "салям алейкум", "мир вам". И это истинная сущность ислама.

 

Посмотрите на синергию между исламом и христианством. Мы верим, что Иисус Христос — это Мессия, мы считаем Деву Марию самой святой женщиной, мы верим в Тору, мы верим в Библию. И это истинный ислам, а не тот ислам, суть которого искажают мусульманские преступники по всему миру. И нам приходится вместе сталкиваться с этим вызовом. Есть еще один вопрос, который мы можем обсудить, — Иерусалим. Это город, который нас связывает. Если мы хотим двигаться вперед, то будем ли мы смотреть на будущее с надеждой? Или мы начнем строить стены друг напротив друга? Иерусалим — это символ для мусульман, христиан и иудеев. Это вечный город для всех нас. Поэтому давайте протянем друг другу руки и соберемся вместе. Только так мы победим экстремистов на всех фронтах.

 

— В будущем году исполняется уже 20 лет, как вы на престоле. Первый раз, когда мы встретились, вы только начинали свой королевский путь. Я даже привез вам книгу нашего с вами первого интервью — это было 15 лет назад. За эти годы что вам удалось больше всего? Что вам нужно сделать прежде всего для вашего народа, своей страны?

 

— В самый первый год после того, как мы потеряли великого человека, короля Хусейна, и мне пришлось занять его место, в своем самом первом интервью я сказал, что у меня семья из четырех человек. Теперь я являюсь отцом семьи из 4 млн человек. Разумеется, Иордания выросла. И я вижу свою роль в оберегании наших граждан, но нам, к сожалению, приходится испытывать в последние годы потрясение за потрясением. Что мы можем сделать, чтобы защитить своих граждан, а также быть голосом, призывающим к сдержанности и надежде не только в нашем регионе, но и далеко за его пределами? Вот такой вызов сегодня стоит перед нами. Таково наше бремя. Я всегда так говорил из-за ситуации с сирийскими беженцами, из-за войны в Ираке, из-за "арабской весны" и нестабильности в нашем регионе. Иордания заплатила за это свою цену, и особенно в экономике. Как и другие страны мира.

 

В канун 20-летия моего правления я испытываю разочарование, когда думаю о том, как защитить свой народ и двигаться вперед. И я чувствую, что международное сообщество подвело мой народ, которому пришлось взять на себя бремя ответственности за беженцев из Сирии и других стран. Жизнь у иорданцев сейчас очень-очень тяжелая. И я хотел бы, чтобы в мире было больше сочувствия к нашему бедственному положению. Каждый раз я просыпаюсь утром и думаю: а могу ли я сделать сегодняшний день чуть получше для своего народа? И это тяжелый труд. У нас бывали и хорошие, и плохие времена. У нас много вызовов, но я смотрю в будущее с оптимизмом. Но я бы хотел, чтобы в мире было больше сочувствия к проблемам иорданцев и чтобы нам помогли сделать нашу жизнь немного светлее.

 

— У вас великий род, Ваше Величество. Род Хашимитов охватывает несколько столетий. Какое влияние эти корни, эта великая память оказывают на вас и на вашу практическую деятельность в качестве короля Иорданского Хашимитского Королевства?

 

— Да, это огромная ответственность, которая лежит на мне, как в свое время лежала на моих предках. Я помню, когда я был молод и только начинал свою карьеру, отец сказал мне: "Знаешь, твоя работа — это служить". Это звучит как клише, но вы должны представить себя в ситуации, когда вы заботитесь не только о своем народе. А когда я говорю "народ Иордании", я имею в виду людей разного происхождения, мусульман и христиан. Очень разных людей. И именно это Шериф Хусейн, мой прапрапрадед, сказал в самом начале арабского восстания. Он сказал своим братьям и четверым сыновьям, которые потом стали королями Ирака и Иордании, что ко всем людям надо относиться как к своим детям, неважно, откуда они родом. И таков дух династии Хашимитов — быть открытыми для всех, не возводить стен, разрушать барьеры между людьми и нести надежду.

 

Вы провели здесь достаточно времени, чтобы понять, что наша модель сосуществования христиан и мусульман уникальна для всего мира. Знаете, мусульмане отмечают Рождество со своими братьями-христианами. А христиане приходят поздравлять нас с мусульманскими праздниками. Я надеюсь, что этот секрет Иордании постепенно распространится на весь мир. Мы открыты для всех.

 

— Здесь в этом зале портрет вашего великого отца, короля Хусейна. Я понимаю, что он вас готовил к вхождению на престол, говорил какие-то важные слова, которые стали для вас уроками на всю жизнь. Вот что из этого наследия вашего великого отца вы передаете своему сыну, кронпринцу Хусейну, а что из собственного опыта вы считаете важным ему передать?

 

— Мой отец… Мне надо отдать ему должное, ведь я не знал, каким человеком буду на его месте. Я думаю, что в какой-то степени он сделал мою жизнь сложнее. Я был молодым офицером британской армии, и я начал службу в 18 лет. В моей военной карьере были взлеты и падения. Он никогда не вмешивался, чтобы мне помочь. Он хотел, чтобы я прошел этот сложный путь. И я помню, в последние полгода своей жизни он говорил, что иногда был плохим отцом и должен был вмешаться. Это был очень эмоциональный момент, и я сказал ему тогда, что, возможно, была пара моментов, когда я как сын был расстроен, что отца нет рядом. Но сейчас я понимаю, что, вмешайся он тогда, я бы не усвоил те уроки и не стал бы тем человеком, которым являюсь сейчас.

 

То же самое касается и моего сына. Он посвятил свою жизнь служению. Он недавно окончил Университет Джорджтауна и военную академию в Сэндхёрсте. Как я и мой отец. Это делает тебя дисциплинированным, прививает любовь к работе с людьми и желание двигаться вперед. И я очень счастлив, что он увлечен поддержкой молодежи, молодежных движений и их будущего в нашем обществе. Он выступал от моего имени на заседаниях Совбеза ООН и Генассамблеи ООН. Он стремится установить контакты с молодыми людьми, ведь у нас 70% населения — это молодежь. Они — наше будущее, и они знают, чего хотят, гораздо лучше нас. Прекрасно, что мы поддерживаем друг друга, и я знаю, о чем именно он мечтает для народа Иордании. Мне это очень нравится.

 

— Я обратил внимание на то, что после нашей первой встречи я имею радость и честь получать от вас каждый Новый год поздравительные открытки. В этом году вы прислали особую открытку, где ваш великий отец в военной форме, вы в военной форме и уже [ваш] кронпринц. И я понял, что в этом есть некая символика. Вы сказали об этом сейчас — он же был в Организации Объединенных Наций. А не собираетесь ли вы взять его сейчас с собой в Москву? Или когда нам ждать визита кронпринца в Москву?

 

— Эти фотографии имеют большое значение для нашей семьи. Все ее поколения служили Иордании не в кабинетах, а плечом к плечу с народом. Мой сын был со мной в России несколько раз, и ему очень понравились эти визиты. Я надеюсь, что он собирается поработать за пределами страны и что планирует когда-нибудь приехать снова, провести какое-то время в России, чтобы лучше узнать и полюбить русский народ, как люблю его я. Но я не знаю, когда именно ему представится такая возможность. Вероятно, он приедет поработать с российскими организациями, чтобы иметь лучшее представление о вашей стране и людях. И я думаю, мы оба этого ждем.

 

— Ваше Величество, я сейчас обращусь к вам с просьбой. Если вы скажете "да", то это останется в фильме, если вы скажете "нет", то мы это вырежем. Могу ли я вас попросить о возможности отпраздновать ваше двадцатилетие еще одной встречей с вами вместе с кронпринцем?

 

— Нет проблем. Я буду счастлив видеть вас в Иордании в качестве гостя и друга. Спасибо большое.

 

— Я задам вам последний вопрос. Наша программа называется "Формула власти". И я, дважды встречаясь с вами раньше, спрашивал Ваше Величество о том, что, на ваш взгляд, является властью. Вот какова она на вкус? Вот это такая сложная штука под названием "власть". Сегодня вы, как мало кто в мире, понимаете, что такое власть на взгляд Его Величества короля Иорданского Хашимитского Королевства?

 

— Вы спросили, какова власть на вкус. Я думаю, что с философской точки зрения у каждого [правителя есть] два пути. Один путь — это использовать власть не только во благо себя и тех, кого любишь, но и во благо совсем незнакомых людей, слабых и беззащитных. Я думаю, что если ты умеешь использовать власть как катализатор добра, чтобы изменить жизнь к лучшему, то тогда власть будет приятной на вкус. Но с властью нужно быть осторожным. Каждое утро я думаю о практической стороне того места, которое занимаю.

 

Знаете, в мире неправильно понимают слово "джихад". Джихад для мусульман — это не то, что вы считаете военным джихадом. Этот джихад был создан с особыми историческими целями и для самозащиты. Но это не то, чему учат эти ужасные люди, которые призывают закладывать бомбы и взрывать себя. Настоящий джихад для каждого мусульманина — и вы найдете это в любой религии — заключается в том, чтобы самому стать лучше, чтобы превозмочь свое эго, чтобы протянуть руку другому человеку и работать над собой. Эта внутренняя борьба происходит в каждом из нас. И я каждый день напоминаю себе про джихад в сердцах всех мусульман и людей всех национальностей и культур.

 

Утром я смотрю на себя в зеркало и задаю себе вопрос: доволен ли я тем, что я в нем вижу? Нельзя быть счастливым каждый день, потому что иногда приходится решать сложные проблемы, принимать непопулярные решения, которые люди могут не понять. Но делаю ли я это ради правильной цели? Проблемой для меня будет, когда случится следующее — и я напоминаю себе об этом каждый день, — если я посмотрю в зеркало и увижу там короля Иордании, а не самого себя. Вот об этом мне стоит беспокоиться. Вот так я смотрю на власть.

 

Беседовал Михаил Гусман

Источник: ТАСС

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/w-interview/world/43449/">ISLAMRF.RU: Король Иордании: наши отношения с Россией основаны на взаимном доверии</a>