RSS | PDA | Архив   Воскресенье 2 Октябрь 2022 | 1433 х.
 

Терапевтическая девальвация и удар по России

16.02.2009 13:29

  Продолжение (начало в статье «Реальные причины финансового кризиса»)

 

В октябре 2008 г. цены производителей в России уменьшились на 6,6 процента. Этот показатель стал рекордным – до 2008 года цены производителей в России неизменно росли. Подобное падение цен специалисты связывают с мировым финансовым кризисом, докатившимся и до России. Но где же здесь логика, спросит обыватель, с удовольствием приобретавший масло-сахар по более низкой, нежели прежде, цене? Логика проста: акции по снижению цен имеют целью реализовать как можно большее количество закупленного ранее товара, дабы иметь наличные средства на дальнейшую закупку товара. Предприниматели снижают цены на товар, количество которого на складе наиболее велико, а также на товар, не подлежащий длительному хранению и наиболее сложно реализуемый. Однако это не означает, что цены на продовольствие в РФ снизятся в ближайшем будущем. И это притом, что в 2008 г. урожай зерна в РФ составит 100 тыс. т, что на 30 тыс. т больше, чем в прошлом году. Дальнейший расклад зависит лишь от того, какие меры предпримет правительство. Сейчас принимаются меры по ограничению ввоза импортного товара, но при этом важна и всецелая поддержка отечественного производителя – кредитование на льготных условиях, обновление сельскохозяйственного оборудования, создание федеральных торговых марок, поддержка сельского хозяйства на государственном уровне вообще. К счастью, ситуация с кредитованием малого бизнеса у нас не столь катастрофична – так совокупные кредиты банковской системы бизнесу выросли на 32% за январь-октябрь 2008 г., а за год в целом их увеличение стало на 35% (с учётом кризисных осенних месяцев), что лишь на 5% меньше, чем в 2007-м году.

 

Что касается умеренной и вполне управляемой девальвации рубля, то её справедливо будет назвать терапией национальной валюты, дабы, как минимум, не происходило быстрой траты резервов. Да, российский рубль теряет в стоимости, но не одномоментно в виде обвала, а поступательно. Может показаться, что падение стремительно – ещё в сентябре 2008-го – 23,5 руб. за доллар, а сейчас мы движемся к 30-35-ти, однако по отношению к бивалютной корзине, включающей как доллар, так и евро, рубль обесценивается гораздо медленнее. Избежать истерии финансово непросвещённой (большей) части населения сложно.

 

Вообще, фондовый рынок в России очень специфичен. Доля инвестирующего в него населения не превышает 1%, а по официальной статистике – 0,5-0,7%. Таким образом, от падения фондового рынка никакого негативного социального эффекта случиться не может: удар наносится по очень богатым людям, вложения которых и составляют упомянутый процент, и по публичным компаниям – тем, чьи акции котируются на фондовом рынке. Капитал публичных компаний, рассчитывающийся на основе котировок, во время обрушения фондового рынка снижается, и за счёт этого ухудшается финансовая устойчивость компании, которой отныне, например, банки могут отказать в кредитовании, как это произошло с крупнейшим американским медийным холдингом «Трибьюн», оказавшемся в ситуации невозможности рефинансирования кредита.

 

Итак, мы не говорим об ударе по населению. Но об ударе по России – да. Сокращение поля для заимствований у публичных компаний уменьшает и инвестиционные возможности.

 

Само обрушение фондового рынка, начавшего падение после августовских событий в Грузии, можно рассматривать как геополитическую атаку (кровавый спектакль «террористов» в финансовой столице Индии – Мумбаи – по всей видимости, также является реализацией плана геополитической и экономической атаки, повлекшей вывод денежных средств из индийской экономики и обрушение индийского финансового рынка).

 

Увы, этот рынок достаточно слабо контролируется инвесторами чисто российского происхождения: около половины акций, свободно обращающихся на российском фондовом рынке, принадлежит иностранным инвестиционным банкам и компаниям. Большая часть инвестиционных фондов и институтов, очевидно получивших команду из Вашингтона на выведение средств из России, имели, естественно, англосаксонское происхождение. Соответственно, массовое выведение ими средств и повлекло падение фондового рынка. Однако ущерб от вывода капитала таким образом оценивался на уровне от 10 до 20 млрд долларов, что не является такой уж большой цифрой. Основная же атака на рубль была произведена через Межбанковскую валютную биржу. Здесь национальная валюта и международные резервы Центрального Банка понесли более существенные потери.

 

«Кто к нам с мечом придёт…»

 

Но подобные атаки не проходят бесследно и для нападающего. После падения фондового рынка в России в США обанкротился один из крупнейших инвестиционных банков – «Леман Бразерс». Другие два столпа инвестиционного бизнеса – «Голдман Сакс» и «Морган Стэнли» – в результате финансовых трудностей вынуждены были осенью прошлого года трансформироваться из чисто инвестиционных учреждений в коммерческие банки, получив соответствующие лицензии у ФРС США, и пустить в свой капитал инвесторов из Японии и арабских стран, что ранее было неслыханном делом. Параллельно происходило падение фондового рынка в Америке и Европе. А когда рушатся фондовые рынки в развитых странах, инвесторы вынуждены думать уже не о геополитической атаке, а о поддержке своей экономики. Таким образом, геополитический наезд на Россию только ускорил крах финансовых институтов на Западе, порождённый безумной кредитной экспансией и быстрым ростом плохих активов, и сползание развитых экономик в рецессию. Впрочем, и Россия сейчас, как и другие страны, затронута мировым финансовым кризисом, который начался ещё в 2007-м году, поскольку её экономика в достаточной степени включена в глобальный контекст.

 

На фоне всего этого из уст некоторых наших политиков всё чаще звучат слова о карантине доллара. Но здесь следует быть честными: карантин национальной валюты США не может быть безболезненным, как для России, так и для всего мира в целом. И хотя сегодня наш капитал составляют уже не 70% ценных бумаг США (как было ещё недавно), а намного меньше, даже треть этой цифры – довольно внушительная сумма, способная повлиять на стабильность экономики в целом. России попросту придётся строить всю реальную экономику «под себя», что вовсе неплохо, но сделать это быстро, особенно в российских условиях, совершенно невозможно хотя бы потому, что качество так называемого человеческого капитала снижено за годы псевдолиберальных реформ. Профессиональная инфраструктура в упадке, новые технологии и производства ещё не занимают подобающего им места, и потому самое меньшее, что нас ожидает в случае реализации варианта «карантин USD» – это существенное падение жизненного уровня всех слоёв населения – от рабочего до олигарха.

 

Другое дело – формирование рублевой валютной зоны. Если оставаться в парадигме сохранения капитализма, то оптимальным для этой цели будет формирование региональных валютных союзов. Здесь вполне возможно появление латиноамериканской валюты, рублёвой зоны, в минимальном объеме включающей в себя Казахстан и Беларусь. Россия сможет перейти на рублевые расчёты со своими основными торговыми партнёрами – Европой (энергоресурсы), Китаем (товары). Рублёвый расчёт как прямая продажа без участия финансовых посредников защитит рубль от падения, как по отношению к доллару, так и евро, на повышение стоимости которых мы перестали бы работать за счет автоматического отказа от покупки данного вида валют.

 

Принцип ножниц

 

Сегодня Россия балансирует между ножничными лезвиями: государство, с одной стороны, вынуждено укреплять свою военную мощь, а, с другой, бороться за собственную экономическую стабильность.

 

В связи с этим вернёмся вновь к доллару. Если у мирового инвестиционного сообщества и американской экономики не хватит ресурсов и дальше поддерживать доллар на должном уровне, то в начале весны он, возможно, обвалится без всякой помощи, и это будет ударом по США и нынешнему правительству. А что такое нынешнее правительство США? Достаточно вспомнить, что американских демократов сегодня поддерживает финансовый банковский сектор. Проанализируем последние назначения Обамой в экономическом блоке. Министром финансов стал председатель правления Федерального резервного банка Нью-Йорка, а это фактически сердцевина федеральной резервной системы США, её святая святых.

 

Здесь у американцев возникают собственные «ножницы». Демократы, будучи креатурой финансовой элиты, не заинтересованы в тотальном разрушении национальной финансовой системы. Конечно, им выгодно обесценить свои долги, но им ещё более выгодно выиграть окончательную битву за Америку, т.е. скупить за цент промышленные активы. Таким образом, сейчас в США разыгрываются два сценария – дефляционный и инфляционный. Промышленным капиталистам выгодна девальвация доллара, в результате которой будут обесценены долги и станет возможной скупка обесценившихся активов крупнейших банков. Дефляционный сценарий предполагает удерживание доллара на должном уровне за счёт обесценивания активов промышленных компаний (дефляция представляет собой отрицательный рост цен, когда стоимость промышленной продукции падает и денежный поток у промышленных компаний сокращается), которые в итоге будут скуплены банкирами. Это – mortal combat, последняя битва, когда победят банкиры или промышленники, если только не пожелают найти компромисс.

 

Разумеется, система стремится к самосохранению, но так же понятно и то, что администрация Обамы заинтересована в том, чтобы прибрать к рукам своих конкурентов – промышленников и военных.

 

Реализация дефляционного сценария в США рождает новые геополитические обязанности и возможности для России. И в этом нам будет очень мешать мировой финансовый кризис, когда упадёт спрос на нашу продукцию, а построить оперативно мобилизационную экономику сложно в связи с уже упоминавшимися выше проблемами. Поэтому и нам приходится уже сегодня соблюдать баланс – между необходимостью поставлять нефть и газ в Европу и возможностью захватывать новые сферы влияния.

 

В парадигме существующей капиталистической системы выйти из кризиса нам может помочь наше традиционное региональное пространство, а если говорить о полном коллапсе мировой экономики, то прогнозы и рекомендации здесь давать затруднительно. Возможное банкротство международной финансовой системы может повлечь за собой построение новой экономической модели для всего человечества. Если же системе удастся самосохраниться, то дальнейшее развитие экономики зависит от мастерства управляющих.

 

Источник Проза.ру

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/economics/7164/">ISLAMRF.RU: Терапевтическая девальвация и удар по России</a>