RSS | PDA | Архив   Воскресенье 1 Октябрь 2023 | 1433 х.
 

Набат с Валдая

19.02.2008 16:43

Давайте поразмышляем вместе над удивительным фактом, одновременно грустным и радостным. 12 января этого года Президент России Владимир Путин участвовал в молебне в Успенском соборе Валдайского Иверского монастыря и высказал суждения, дал оценки, прорисовал перспективы, которые имеют прямое отношение не только к православным верующим, с которыми он был в храме, но и ко всем верующим всех конфессий России, включая и нас, мусульман.

Бисмиллахир-рахманир-рахим!

Дорогие братья и сестры!

Давайте поразмышляем вместе над удивительным фактом, одновременно грустным и радостным. 12 января этого года Президент России Владимир Путин участвовал в молебне в Успенском соборе Валдайского Иверского монастыря и высказал суждения, дал оценки, прорисовал перспективы, которые имеют прямое отношение не только к православным верующим, с которыми он был в храме, но и ко всем верующим всех конфессий России, включая и нас, мусульман.

Не как простой гражданин, а именно как Президент Российской Федерации, Путин отметил, что он и те, кто работают с ним, «представляют государство, которое на протяжении многих предыдущих десятилетий многое сделало для того, чтобы корни нашей истории и культуры, в том числе духовной, были подорваны».

Более того, Президент заявил, что «государство вернет долг Русской Православной Церкви, другим традиционным конфессиям, вернет долг российскому народу».

Поразительным образом эти мысли были высказаны главой государства в самом начале нового года по мусульманскому календарю. Вряд ли кто-то специально так рассчитал время, но тем более для нас это «аят» — знак, знамение свыше, смысл которого следует расшифровать.

Давайте спросим себя: а какое отношение сам Путин и его соратники имеют к разрушениям столетней давности? Казалось бы, никакого, их тогда и на свете еще не было. Но, оказывается, принимая на себя ответственность за государство, он принимает не только блага, которые собрали наши предки, но и те проблемы, которые они нам оставили. Вспомните, какие лозунги были у большевиков: «Отречемся от старого мира! Мы наш, мы новый мир построим!» Это лозунги революционеров. Наш Президент сейчас не желает никаких революций. Вдумайтесь: почему мы сейчас все вместе живем, коммунисты и антикоммунисты, верующие и атеисты? Многие даже ставят в упрек нынешним властям — все, мол, теперь вперемешку: гимн с музыкой советской, а слова про Бога, символика и царская и советская, названия городов и улиц и такие и сякие… А это ведь сознательная позиция. Нам говорят: давайте останемся разными, но научимся жить как граждане единого государства — мирно, на основе уважения к закону и друг к другу!

А почему вдруг этот сигнал из Валдая, как набатный колокол, прозвучал именно сейчас? Очевидно, при всем желании, ранее подобное заявление сделать было невозможно — на такие дела просто не было денег. А теперь Россия отдала свои долги, скопился мощный стабилизационный фонд. Во многом это произошло благодаря «нефтегазовому дару», который мы получили… от Всевышнего. Но этот дар не столько награда, сколько вызов: а как мы распорядимся им? Прогуляем и ничего не оставим потомкам? Нет! Экономическая совесть требует того, чтобы мы воспользовались этим даром для перестройки всего хозяйства на суперсовременный лад, на освоение самых высоких технологий. А совесть человеческая требует, прежде всего, вернуть долги, исцелить раны. И вот Путин осознает это и решительно действует. Повторю: это высокоморальный поступок!

Итак, на Валдае был дан сигнал — пришло время созидания, бережного изучения и скорейшего возрождения утраченного и уничтоженного. Давайте оглянемся в прошлое и посчитаем «разбросанные камни». Не нам судить о потерях у православных или верующих иных направлений. Посмотрим на «исламские камни».

Вот первое, что бросается в глаза: гонения против мусульман, против традиций и институтов Ислама российское государство в Поволжье вело задолго до Советской власти, со времен Ивана Грозного и гибели Казани. Сравните: если Русская православная церковь именно при Золотой Орде получила до трети обрабатываемых земель России и открыла самое большое число монастырей, то с присоединением к Москве Казанского и Астраханского ханств вся (!) недвижимость мусульманских организаций в виде вакфов была конфискована. Лилась кровь, уничтожалась элита, как светская, так и духовная. Вот какие завалы истории нам теперь разгребать в XXI веке! И как теперь, в каких деньгах, в каких гектарах, оценить ущерб, полученный тогда мусульманами нашей страны?

Историкам тут предстоит много работы. Они напомнят, что лишь в 1773 году Ислам получил статус «терпимой религии» на общегосударственном уровне. Когда же к России были присоединены Крым, Средняя Азия, Северный Кавказ и Закавказье, то здесь уже были признаны вакфы и нормы мусульманского брачно-семейного права. Однако в Волго-Уральском регионе вакфы так и не были возвращены. Поэтому в Центральной России мусульмане на протяжении XVII—XIX веков заново воссоздавали сеть вакфов, обычно уже не в виде земельных участков, а магазинов, процентов с банковских капиталов. Но едва успели приподняться, как все это было конфисковано уже «властью рабочих и крестьян»!

А что же случилось после развала СССР? Наши сограждане-православные специальными распоряжениями правительства получили возможность на стабильное финансирование от льгот на таможне. В условиях переходного времени и нестабильности к нам устремились иностранные миссионеры. Многие из них совершенно искренне хотели принести добро, оказывая помощь в строительстве мечетей, проповеднической и образовательной деятельности. Но редко кто из них мог понять, как вести себя в условиях многонационального и многоконфессионального государства. Наши разрозненные муфтияты не вели даже сколько-нибудь координированной политики.

Однако было и позитивное движение: в Татарстане удалось добиться включения пункта о вакфах в республиканский закон «О свободе совести и о религиозных объединениях». Предложение о включении такого пункта в аналогичный федеральный закон прозвучало из уст первого вице-премьера, ныне кандидата в Президенты РФ Дмитрия Медведева. Только таким способом — через законодательство! — нам удастся обеспечить стабильное финансирование мусульманской инфраструктуры, прежде всего — образовательной.

В мусульманских государствах миллеты (конфессиональные общины) обладали недвижимостью, включая здания для богослужения, образовательные и благотворительные учреждения. За немусульманскими общинами тоже признавался такой вид недвижимости, как вакфы, то есть собственность, доходы с которой направлялись на религиозные и благотворительные цели. В Оттоманской Порте абсолютное большинство земель принадлежало различным вакфам — это были институты, ответственные за обеспечение гражданских служб: медресе, публичные бани, караван-сараи, дар уш-шифа (госпитали), тимархане (психиатрические больницы), табхане (помещения для выздоравливающих) и другие, занимавшиеся обеспечением водоснабжения и канализации.

Интересную и поучительную историю рассказывают нам историки. До революции в Казани почти все 17 мечетей города, являясь по сути бездоходными вакфами, в то же время обладали доходным вакуфным имуществом. Это были дома, торговые лавки, магазины, земельные участки, денежные средства, вложенные в ряд банков, проценты и доход с которых осуществляли бесперебойное финансирование нужд приходов. Первый официально зарегистрированный доходный вакф в Казани был оговорен в 1830 году в завещании купца первой гильдии Губайдуллы бин Мухаммад-Рахима Юнусова, который передал в пользу первой Соборной мечети («аль-Марджани») две каменные лавки на Сенной площади. Однако затем в условиях законодательной бесконтрольности над действиями попечителей сыновья Юнусова стали присваивать себе доходы от вакфа. То есть вакф — это дар человека Аллаху, на пользу людям. И это бессовестно — покушаться на него и тем более отнимать его у людей!

Задачу возврата к лучшим традициям прошлого, которую поставил Президент, надо решать разумно и совестливо. Но как это сделать технически? В условиях все еще продолжающейся децентрализации наших Духовных управлений мусульман и продолжающихся попыток воздействия иностранных организаций на российских мусульман целесообразно иметь отдельные вакфы, чья деятельность была бы прозрачной. Механизмы их создания и деятельности в конечном итоге должны быть определены федеральным законодательством.

А ключевой сферой деятельности вакфов должно стать мусульманское образование на всех уровнях. Здесь возможно их участие в издательской деятельности, строительстве инфраструктуры для образовательных комплексов и религиозных центров. В условиях демографического кризиса, недостатка квалифицированной рабочей силы и растущего расслоения населения вакфы могли бы взять на себя вопросы адаптации мигрантов и помощи необеспеченным слоям населения, особенно учащимся.

Такая постановка вопроса облегчается фактом вхождения России в организацию Исламская конференция в качестве наблюдателя. С точки зрения мусульманского права деятельность вакфов может быть определена на общероссийском уровне планируемым Советом улемов. Современная Россия возрождает традиции уммы и перенимает лучшее из опыта мусульманского мира. Создание и деятельность вакфов должны стать здесь весомой составляющей. Участвовать в их возрождении должны не только государство, но и крупный частный бизнес, выросший благодаря «нефтегазовому дару».

Для нашего поколения — хвала Аллаху! — прозвучал набат с Валдая: время собирать камни! Мы обязаны услышать этот вызов и ответить на него перед Всевышним ради благополучия наших близких, ради процветания нашей земной Родины!

Амин.

Умар-хазрат Идрисов,
председатель Духовного управления мусульман Нижегородской области

Материал опубликован в газете «Медина аль-Ислам», № 56,
15 – 21 февраля 2008 — с. 2.

 

19.02.2008

 

Ссылки по теме:

Возвращая долги

14-01-08 Владимир Путин: Государство вернет долг религиозным организациям

 

 

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/point-of-view/1627/">ISLAMRF.RU: Набат с Валдая</a>