RSS | PDA | Архив   Четверг 18 Апрель 2024 | 1433 х.
 

Татары-мусульмане на службе Отечеству

06.07.2007 10:52

В последнее время ведется много споров о службе мусульман в рядах Российской армии. Надеемся, что эта стать кандидата исторических наук О.Н. Сенюткиной поможет Вам разобраться в этом вопросе

Свой вклад в защиту Отечества внесли все народа российского сообщества, в том числе татары-мусульмане.

История военных контактов русских и татар насчитывает не одно столетие. Русская летопись с похвалой отзывается о храбрости бывшего татарского мурзы Мелика, командовавшего во время Куликовской битвы русским Сторожевым полком. Иван III, отправляясь в поход на Новгород, оставляет управлять землею и стеречь Москву татарского царевича мусульманина Муртазу. Москва, уважая военный опыт тех, кто по разным причинам бежал из Орды, привлекала их на свою сторону, и они становились опорой великокняжеского, а затем царского престола. Известно, что в XV веке военную службу в Московском государстве несли «служилые татарские царевичи» и «ордынские князья».

Известные исторические факты позволяют выстроить последовательный ряд событий, отражающий непрерывный процесс участия татар-мусульман России в деле защиты Отечества. Ханафитский мазхаб, преобладавший среди российских мусульман, будучи чрезвычайно толерантным, способствовал тому, чтобы татары и башкиры спокойнее адаптировались к христианскому окружению. Со своей стороны, простые русские люди с их терпимостью и дружелюбием, православным терпением и смирением способствовали сближению народов. Так, все больше крепло чувство единой страны, единой судьбы, ярко проявляясь в моменты нападения на Россию врагов извне.

Яркой страницей явилась защита Отечества татарами в те времена, когда граница его часто нарушалась набегами степняков. С 70-х годов XVI века в охране границ Российского государства на территории Арзамасского уезда принимают активное участие арзамасские служилые татары. Среди них Сюндюк Калахметов, Кудяй Ичатаев, Енговат, Салтаган Мустофин и др.

Неоднократные прорывы границы ногайцами и крымцами на алатырских землях (Алатырский, Арзамасский и Курмышский уезды находились на территории сегодняшней Нижегородской области) показали, что действия алатырских казаков малоэффективны. Нужны были военные люди, готовые не только к дозору, но и к боевым столкновениям. Такими и могли стать татары-воины, хорошо знавшие степь, особенности ведения боевых действий в степи, обладавшие навыками конного боя. В 1580-е годы создается еще одна группа служилых людей —алатырские служилые татары. Они начали нести пограничную службу, и именно на их плечи легла тяжелая задача отражения нападений прорывавшихся через границу крымцев, ногайцев и азовских татар.

Арзамасские и алатырские служилые татары героически показали себя в 1612 году, когда им пришлось отражать ногайский набег у берегов Пьяны. Набеги ногайцев на алатырские места в 1614 и 1625 годах были также успешно отражены, в том числе усилиями алатырских и арзамасских служилых татар.

Боевой опыт службы на оборонительных рубежах России давал возможность служилым татарам проявлять себя достойным образом и во внешних войнах. Примером тому являются события Ливонской войны (1558–1583).

В XVI веке татарская знать, перешедшая на службу к московскому государю, входила в состав поместной конницы, среди 70 тысяч всадников которой было около 10 тысяч татар. Соотношение цифр уже само по себе доказывает значимость участия татар в защите Отечества. Часть войска, именуемая «служилые татары», была тогда непременным участником всех военных кампаний, которые велись Российским государством.

Во время Ливонской войны количество служилых татар при общем количестве войска в 33 407 человек составляло 5 854 человека. Во время первого похода российского войска на Ливонию, татарский царевич Шиг-Алей, князь Глинский и другие командиры выступили к Пскову. Хотя в итоге Ливонская война не принесла России выход в Балтийское море, она показала, что совместные усилия разных народов, населявших страну, позволяют не только увеличить армию численно и добиться военных успехов, но и укрепить гражданское самосознание людей и осознание России в качестве единого Отечества.

Смутное время выявило различные настроения в среде служилых татар. В условиях общего кризиса единства среди служилых не было — да и быть не могло. В условиях политической чехарды они оказывались в рядах борющихся друг с другом группировок.

Дамир Хайретдинов, ссылаясь на ряд исторических работ, писал об участии татар в политической борьбе Смутного времени (статья в газете «Медина аль-Ислам» — «На службе Богу и Отечеству»). «Служилые татары — из числа арзамасских и казанских — под руководством князя Урусова (в то время еще христианина, выступавшего под именем Петр /Урак («Сокрушающий»)) бин Джан-Арслан, внук бия Ногайской Орды». В 1578–1590 гг. Урус, ребенком или юношей, был взят в Москву в качестве заложника, крещен здесь и стал князем Петром Арслановичем, участвовал на стороне правительства в подавлении восстания Ивана Болотникова в 1606–1607 гг., осаждая Тулу. После появления самозванцев — Лжедмитрия I и Лжедмитрия II — на их сторону «переходят большинство мишар под руководством касимовского хана Ураз-Мухаммеда» (возможно, из-за нежелания признавать «выскочку» Василия Шуйского») — Фаизов С.Ф. Ислам в Поволжье. VIII–ХХ вв. (М., 1999. С. 21). «Зимой 1608–1609 г. Лжедмитрия II поддержали казанские татары. Личную охрану Самозванца составляли татары, во главе которых стоял вернувшийся в мусульманство ногайский князь Урак (Петр) Урусов. После бегства Лжедмитрия II в Калугу хан Ураз-Мухаммед со своими людьми находился среди тех ведущих деятелей Тушинского лагеря, которые во главе с митрополитом Филаретом, нареченным здесь патриархом, выехали в феврале 1610 г. к польскому королю Сигизмунду в его ставку под Смоленском с просьбой прислать на царствование в Россию его сына, королевича Владислава. Лжедмитрий II, «опасаясь измены с его стороны» (вероятно, узнав о его связях с польским троном), приказал схватить Ураз-Мухаммеда и утопить его. Убийство 22 ноября 1610 г. хана, предводителя касимовского воинства, вызвало среди татар желание мести (Энциклопедический словарь Брокгауза — Ефрона. Т.68. С. 859). 11 декабря 1610 г. князь Урак Урусов, возглавлявший охрану «Тушинского Вора» и, очевидно, искавший удобную возможность отомстить, заманил его на охоту и вместе с другими татарами из охраны убил его, после чего бежал в Крым. Убийство Ураком Лжедмитрия II перевернуло историческую страницу Смутного времени и «объективно оказало огромную услугу российской государственности» (Трепавлов В.В. Ногаи в Башкирии, XV–XVII вв./ Княжеские роды ногайского происхождения. Уфа, б/г. С.51)».

Еще в начале 1600-х гг. в отрядах князей Черкасского и Пожарского выступали: «казанские мурзы и татары — 275 человек, свияжские мурзы, татары и новокрещены — 205, из Курмыша татар и тарханов — 155, касимовских татар — 508, темниковских — 550, кадомских — 347, алаторских — 359, арзамасских — 220» (данные исследования С.М.Соловьева).

Однако главной героической страницей для всего народа России, в том числе для татар, как части населения страны, было формирование ополчения под руководством К. Минина и Д. Пожарского. Как известно, весной 1612 года ополчение выступило из Нижнего Новгорода. В отрядах ополченцев двигались на Москву, чтобы освободить ее от польских захватчиков, люди, представляющие разные этносы и конфессии, населяющие Россию. Среди них были и татары, в том числе татары нижегородские, мусульмане по вероисповеданию. Как заметил В.О. Ключевский, «на выручку гибнущей земли пошли религиозные и национальные силы».

Ссылаясь на «Новый летописец», историк Любомиров писал о рассылке из Нижнего Новгорода грамот по городам, призывавших «помогать идти на очищение Московскаго государства», именно с тем, что в Нижнем «казны становяше (ся) мало». Понизовые города сочувственно отозвались на призыв Нижнего: «Из Казани и из Свиязскаго и из Чебоксара. И изо всех Понизовских городов» ответили, «что они идут на земскую службу все головами своими».

Известно, что в поисках денежных средств на нужды ополчения К. Минин обращался и к служилым Арзамасского уезда с призывом об оказании помощи. Например, 12 декабря 1611 года он распорядился: «…с Арзамаса с посаду, с Арзамасскова уезда с дворян и детей боярских поместей и с татарских и с мордовских деревень збирати на ратных людей шубы на одежду, с сохи по двадцати по семи шуб, а с дворцовых сел и с черных волостей с трех вытей по шубе».

Казанский митрополит, глава русского национального меньшинства, обращается к татарам и марийцам с призывом освободить Москву от поляков — и они, мусульмане и язычники, вливаются в ополчение Минина и Пожарского. Мы читаем в документе: «Митрополит, мы и всякие люди Казанского государства согласились с Нижним Новгородом и со всеми городами поволжскими, с горными и луговыми, татарами и луговой черемисою на том, что нам быть всем в совете и соединении, за Московское и за Казанское государство стоять».

Историк С.М. Соловьев приводил в своем исследовании «История России с древнейших времен» текст письма, направленного казанцами пермичам. В нем отмечалось следующее: «…Мы и всякие люди Казанского государства согласились с Нижним Новгородом и со всеми городами поволжскими, с горными и луговыми, с горными и луговыми татарами и луговой черемисою на том, что нам быть всем в совете и в соединенье, за Московское и Казанское государство стоять, друг друга не побивать и дурного ничего ни над кем не делать… выбрать бы нам на Московское государство государя всею землею Российской державы…». Это одно из подтверждений тому, что ополчение, собираемое на российской земле, было по составу многоэтничным. Объединение разных людей по вере и языку в рамках одного общего дела — защиты Отечества — помогало большему сближению и пониманию.

В ополчении были необходимы люди, имеющие навыки военного дела, а у служилых татар они имелись, поэтому их участие во всенародном деле было вполне естественным и закономерным. Как отмечал П.Г. Любомиров, «…не одни дворяне и дети боярские собирались под знамена Пожарского. На службу в Ярославль шли и другие служилые люди, были в составе ополчения татары касимовские, темниковские, кадомские, алатырские и шацкие».

Весной 1612 года по ходу продвижения ополчения на остановке в Юрьевце-Поволжском в его ряды влилось сразу несколько отрядов татарских мурз.

Вот как изобразил движение ополченцев писатель В. Шамшурин: «Пестрой и разноликой была рать. Сошлись в нее люди из множества городов: замосковных, понизовых, рязанских, поморских, заоцких, северских, украинных. Даже из литовской украйны пожаловали. Правда, из иных мест набралось всего с десяток, а то и с пяток людей, однако всем в ополчении оказали равную честь, не поставили одних выше других. Ибо все люди были тут останние, последние, какие только сыскались и отозвались в Русском государстве… Взбивали копытами дорожную пыль выносливые бахматы романовских, касимовских, темниковских, кадомских, алатырских, шацких и казанских татар. Были в ополченских рядах чуваши, черемисы, вотяки, мордва, башкиры».

В феврале 1613 года в ходе работы Земского собора, когда в Москву съехались, по выражению Н.М. Карамзина, «избранные знаменитейшие люди», был решен важнейший для России вопрос — вопрос власти. Широким представительством от разных слоев российского общества был избран на престол царь Михаил Романов. Закончился сложнейший период в истории Российского государства — всеобъемлющий кризис, именуемый Смутой.

Избрание Михаила Романова, по мнению исследователя Ф. Асадуллина, произошло «во многом благодаря непререкаемому авторитету татарской аристократии (социальный престиж чингисидов был выше Рюриковичей)». «Об этом красноречиво свидетельствует, — продолжает мысль Ф. Асадуллин, — утвержденная Собором особая грамота с указанием семи рукоположений татарских мурз и князей, подписавших ее не только за себя, но за своих «юлдашей» — отсутствующих знатных сановников из Казани». Под грамотой об избрании на царство Михаила Федоровича Романова были поставлены подписи: «Я, Ишан-бек, за своих выборных товарищей руку приложил. Я, Аюкай Мирза, за своих товарищей руку приложил. За крепость Темников, за выборных товарищей из крепости Кадома, я, Василий Мирза, руку приложил…».

В выборах царя участвовали представители служилых татар. Это означало признание властями той роли, которую сыграли служилые татары в деле восстановления власти в России, изгнания оккупантов с земли Российского государства.

Активно проявляли себя в деле защиты Отечества татары-мусульмане и в период правления Романовых. В июне 1615 года более тысячи татар Арзамасского, Алатырского, Курмышского и Темниковского уездов под командованием Дмитрия Пожарского отправились на войну с поляками и литовцами. В августе 1615 года они влились в полки воеводы Шереметева, бившиеся со шведами. С 1617 по 1621 год часть арзамасских, алатырских и курмышских татар воюют под командованием князя Борятинского против поляков. В марте 1617 года шеститысячному отряду, куда входили и татары, под командованием татарина князя Юрия Сулешова удалось одержать ряд блестящих побед под Дорогобужем. Прославились служилые татары и в боях против польского королевича Владислава, внеся свой вклад в окончание Смутного времени.

С 1632 по 1634 годы развернулись боевые действия с поляками под Смоленском и Дорогобужем. Туда были направлены 359 алатырских, 220 арзамасских и 155 курмышских татар и тарханов. Татары Нижегородчины составили почти треть всех служилых татар и мурз, брошенных тогда на войну с поляками. Один из отрядов курмышских служилых возглавлял мурза Чурай Томбактин из татарского села Маклаково.

Арзамасские и алатырские служилые татары из 12 деревень Нижегородчины участвовали в затяжной войне России с Польшей 1654–1667 годов, воюя на Украине. В 1654 году они были среди тех, кто штурмовал Смоленск.

В 1673 году десятки конников отправлялись из татарских деревень в Космодемьянск, в 1677 году на Дон для сражений с турками. В крымской кампании 1689 года сложил голову уроженец деревни Камкино мурза Чурай Алекаев сын Сюндюков. В этом же походе героически погиб его земляк Теребердей Аюкаев.

В условиях непрекращающейся войны с Турцией в 1678–1679 годах продолжают комплектоваться новые конные татарские полки. Тогда в рейтарский полк зачислялись татары из Арзамасского, Алатырского и Курмышского уездов. В частности, некоторое время они несли службу в Верхове и Путивле. В 1679 году в деревнях Курмышского уезда было набрано 39 служилых татар и мурз для отправки на Дон для несения воинской службы.

Конные татарские формирования продолжали использоваться государством в войнах, которые велись в петровскую эпоху. Масса арзамасцев и алатырцев воевала в Северной войне (1700–1721), которую Россия вела со шведами. Одним из ее участников был татарин-новокрещен, князь Андрей Ибраимов сын Мустофин, героически погибший под Нарвой.

В ходе Северной войны отличился боевыми подвигами большерыбушкинец Бикмамет Бигилдин сын Сюндюков, за что был пожалован уделом в 158 четей земли. Тогда же был призван в армию еще один служилый татарин из с. Рыбушкино — Тилмамет Клякаев. В 1707 году 105 алатырских служилых татар отправились из 24 деревень уезда на собственных конях и с оружием на военную службу в качестве драгунов.

Последний крупный массовый призыв татар из деревень Нижегородчины на военную службу относится к 1708 году. Тогда был сформирован новый Симбирский татарский полк под командой стольника Ф. Есипова. Вновь рекрутированные военнослужащие татары из 28 деревень Алатырского уезда составили 555 человек.

В петровскую эпоху завершилось существование служилых татар как социального слоя. В исторической памяти осталось служение татар, их участие в боевых действиях с ливонцами, поляками, литовцами, шведами, ногайцами, крымцами, турками и другими народами, вторгавшимися с войной на территорию Российского государства. Всякий раз они демонстрировали хорошие боевые качества и дисциплину. В армии не было неравенства по этническому признаку, здесь все были товарищами, братьями, вместе делающими одно общее дело — служащими родному Отечеству.

Конные отряды, составленные из мусульман, охраняли российскую государственность и во время Отечественной войны 1812 года. Из созданных в 1807 г. четырех конных татарских полков два приняли активное участие в войне. С началом Отечественной войны 1812 г. мусульмане собрали в пользу армии 500 тысяч рублей и отправили на фронт 4139 строевых лошадей (Башларов С. Хотят ли мусульмане войны. Еще раз о джихаде в России. //religion.russ.ru/authors/bashlarov.html). В одной только Оренбургской губернии было сформировано 28 башкирских, 5 оренбургских, 5 уральских, 2 тептярских и 2 мишарских кавалерийских полка (Татарский мир, №3, сентябрь 2002. С. 5). И это не считая участвовавших в войне отрядов крымских татар. Частично в военных действиях приняли участие и казахи, хотя они и были освобождены от воинской повинности.

Наряду с воинами других национальностей татары принимали участие в Крымской войне. За верную службу Отечеству многие мусульмане удостаивались дворянского звания. К концу XIX века в России насчитывалось примерно 70 тысяч мусульман — потомственных и личных дворян и классных чиновников.

Особо следует отметить и то обстоятельство, что, несмотря на завоевательные войны, которые Россия вела с Крымским ханством и на Кавказе, именно северокавказские горцы и крымские татары традиционно входили в императорский конвой, охраняя жизнь российских самодержцев. В декабре 1851 г. был создан Дагестанский кавалерийский полк, который принимал впоследствии активное участие в боевых действиях на Дальнем Востоке в период Русско-японской войны 1904–1905 гг. В ходе этой войны прославились героизмом и защитники Порт-Артура — офицеры-мусульмане С. Мехмандаров и А.А. Шихлинский, ставшие позже генералами русской армии (Емельянова Н.М. Мусульмане Осетии: на перекрестке цивилизаций. — М., 2003. С. 216–217).

Во время Первой мировой войны в русскую армию были призваны около 1,5 млн мусульман из числа татар и башкир. Говоря об участии российских мусульман в Первой мировой войне, важно упомянуть о «Дикой дивизии», состоявшей из шести полков — Ингушского, Кабардинского, Татарского, Черкесского, Чеченского, Дагестанского и снискавшей себе неувядаемую славу в ходе знаменитого Брусиловского прорыва. «Как горная лавина обрушился ингушский полк на германскую Железную дивизию. Он немедленно был поддержан чеченским. В истории Отечества не было случая атаки конницей вражеской тяжелой артиллерии... Менее чем за полтора часа перестала существовать Железная дивизия. Передайте им от моего имени, от имени двора и Русской армии братский сердечный привет отцам, матерям, братьям, сестрам и невестам этих Храбрых Орлов Кавказа. Никогда не забудет этого подвига Россия», — писал в 1916 г. император Николай II.

Воюющих защитников Отечества поддерживали мусульмане, находившиеся в тылу. Повсеместно развернулся сбор средств в помощь армии. Например, в Нижегородском крае возглавили этот сбор деревенские имамы. Братья Рызвановы — имамы деревни Трехозерки конца XIX – начала XX вв. — Юсуф и Юнис принимали участие в сборе средств на нужды российской армии в годы Первой мировой войны. Мулла первой мечети деревни Актуково Шарипжанов Летфулла (1879–1937) в 1914 году также организовал сбор средств на нужды фронта. Собирать деньги на нужды армии призывал прихожан односельчанин Летфуллы — Хайретдинов Вагап (1870–1937) — имам третьей соборной мечети. Организацией сбора средств в фонд помощи Отечеству в годы Первой мировой войны занимался Нурмухамятов Мухамят Юсип — мулла первой соборной мечети деревни Ендовищи. Ему помогал в этом деле сын — Юсипов Мухамят Заки (28.02.1889–?) — имам-хатыб и мударрис пятой соборной мечети деревни Ендовищи. В той же деревне Ендовищи организацией сбора средств в фонд помощи Отечеству в годы Первой мировой войны занимались мулла четвертой соборной мечети Мавлятбердин Камалетдин (умер в конце 1914 г.) и Аксянов Садек (1863–1923) — имам третьей соборной мечети. Секамов Курбан Али вместе с дедом, старейшим имамом мечети деревни Кузьминка Абдряхимом Аксяновым, который был уже в преклонном возрасте, организовал сбор зерна и иного довольствия в пользу раненых российских солдат. Перечень подобных примеров из истории Нижегородчины, и не только, можно было бы продолжить.

В городских мечетях также происходил сбор добровольных пожертвований для нужд фронта. Так, к примеру, уже в первые месяцы войны в московской мечети в Выползовом переулке начался сбор средств в пользу раненых и их семей, который проводился раз в неделю, во время пятничного намаза; только в течение сентября-декабря 1914 г. (по данным Д.Хайретдинова) здесь было собрано 334 рубля, что по тем временам было очень большой суммой. Помощь фронту оказывали и женщины-мусульманки: так, в Москве был образован специальный женский кружок, который занимался шитьем белья для раненых и заготовкой перевязочных средств.

Интересно отметить активное участие в Первой мировой войне литовских татар, многие из которых служили офицерами в русской армии, а некоторые из них стали известными генералами. Так, генерал-майор Я.Д.Юзефович, командовавший в 1914–1916 гг. 12-й армией и за мужество на фронте награжденный высшими наградами России, Франции, Англии и Испании, 8 апреля 1917 года был назначен генерал-квартирмейстером при Верховном главнокомандующем русской армией, а 12 мая — первым генерал-квартирмейстером (Исхаков С.М. Российские мусульмане и революция (весна 1917 — лето 1918 г.). М., 2004. С. 121). Генерал-майором артиллерии был литовский татарин Степан Иванович Туган-Барановский («магометанского вероисповедания», похороненный на мусульманском кладбище в Москве). Сын его, Лев Степанович, полковник Генерального штаба, принимал активное участие в Февральской революции 1917 г. и стал одним из ближайших помощников главы Временного правительства, А. Керенского.

Прославился в ходе войны и Крымский конный полк. Татары составляли до 80% личного состава этого полка (всего около 800 всадников), в списках которого, между прочим, с 1908 г. состоял и Николай II. Несмотря на такое численное соотношение мусульман и немусульман, после Февральской революции командир полка поднял вопрос о создании отдельного крымско-татарского полка — по его мнению, это дало бы «возможность мусульманам служить вместе и соблюдать все правила религии».

Приведенный фактический материал позволяет убедиться в том, что из поколения в поколение татары-мусульмане России не мыслили себя вне Отечества и делали все возможное, чтобы сила Родины была сохранена и преумножена.

Ольга Сенюткина

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/point-of-view/630/">ISLAMRF.RU: Татары-мусульмане на службе Отечеству</a>