RSS | PDA | Архив   Вторник 15 Июнь 2021 | 1433 х.
 

Иранский вызов

26.03.2008 13:34

С легкой руки американского политолога С.Хантингтона в научный обиход вошло понятие «конфликт цивилизаций» и его антоним – понятие «диалог цивилизаций». Последняя идеологема была ведена в оборот бывшим президентом Ирана С.М.Хатеми. Не вдаваясь в сущность теории Хантингтона, могу лишь отметить, что она противоречит стратегии «однополярного мира», предполагая существование нескольких центров силы и влияния. С этих позиций, на мой взгляд, можно рассматривать развивающийся политический скандал вокруг иранской ядерной программы и в целом вокруг попыток Ирана выйти из системы международной изоляции и расширить свое влияние на Среднем Востоке.

Можно говорить о том, что нынешний Иран стоит на пути стратегии США, предполагающей создание Большого Среднего Востока от Средиземного моря до Индии, в экономическом и политическом плане подконтрольного Америке. Причем это не вызывает восторга у других политических игроков в регионе. Существует также мнение о том, что целью США в регионе является перекройка границ, расчленение Ирана и создание в регионе системы «буферных» государств, имеющих американскую ориентацию. Некоторые авторы приходят к выводу, что и иракскую кампанию США можно рассматривать в контексте стремления этой страны восстановить контроль над Ираном (напомню, что до «зеленой революции» шахский Иран был сателлитом США).

Суть проблемы, на мой взгляд, заключается в следующем. Исламская Республика Иран стремится воспользоваться своим правом на суверенное развитие; обеспечить собственную безопасность; занять позиции регионального лидера; возможно, стать лидером исламского мира (что маловероятно). Мне кажется, что таковы стратегические цели нынешнего президента страны Махмуда Ахмадинежада. При этом предполагается, что эти задачи можно решить только на пути особого самобытного исламского развития, включая концепцию «велайат-и-факих», то есть «правления ученого», в данном случае богослова, а также при реализации исламской модели экономики. Эта стратегия подкрепляется серьезными аргументами.

Иран – достаточно консолидированная страна. Здесь не выражены сепаратистские тенденции (возможно, за исключением курдского вопроса) и не развита авторитетная оппозиция. При этом иранцы, судя по описаниям побывавших там людей, доброжелательны и дружелюбны по отношению к иностранцам. По существу, там мало условий для смены власти в ходе инспирированных извне переворотов и «разноцветных революций». Впрочем, существует и иная точка зрения. Так, американский военный аналитик Э.Луттвак полагает, что Иран стратегически нестабилен, так как около 50% его населения составляют меньшинства*. При этом, по мнению исследователя, Иран «это первое постисламское общество», так как «там много людей, разочаровавшихся в религии». Впрочем, я полагаю, что ислам шиитского толка выступает достаточным консолидирующим фактором, также как и сама угроза агрессии против этого государства.

Иран окружают весьма нестабильные страны типа Ирака, Афганистана, Пакистана, так что попытки дестабилизации Ирана могут иметь лишь негативные последствия для Среднего Востока в целом. Это понимают все. Более того, очевидно, что в условиях происходящей смены власти в США иранская тема во внешней политике этой страны неизбежно отойдет в тень*. «Ось зла» как внешнеполитическая фразеология исчерпала свои возможности. В последнее время, насколько известно, в соседнем Азербайджане активизировались настроения в пользу создания «великого Азербайджана», включающего ряд северных иранских территорий. Несомненно, эти настроения спровоцированы перспективой войны США против Ирана. Но она, надо сказать, призрачна. Как мне кажется, азербайджанское руководство должно понимать и опасность ответного удара, и тот факт, что нынешнему Азербайджану, стране светской, вряд ли удастся адаптировать огромный массив религиозного азербайджанского населения Ирана.

Следует добавить, что страна имеет хороший людской потенциал – 68.6 млн. чел. (рост населения приблизительно в 1.5% в год) при высоких показателях грамотности взрослого населения (81%) и доле городского населения (70%). Можно сделать предположение о неплохом состоянии человеческого и социального капитала в Иране**.

У Ирана складываются вполне дружественные связи со многими государствами северной части Евразии: с Арменией (трансграничные отношения, возможные поставки энергоносителей), а также до последнего времени с Азербайджаном на Кавказе; с Россией (проблемы Каспия, сотрудничество в энергетической сфере, ядерная программа в Бушере, вооружение, гражданская авиация и т.д.*); с Китаем (энергоносители). Страна пытается подключиться к региональным структурам безопасности (в частности, в рамках ШОС, в которой она является наблюдателем). Иран пользуется влиянием среди шиитского населения государств Ближнего и Среднего Востока (особенно в Ливане, Ираке*, Азербайджане, Бахрейне). В ходе бесед с представителями Арабского мира у меня создалось впечатление, что в нынешней ситуации «арабская улица» сочувствует Ирану. В январе 2008 г. состоялось длительное путешествие Дж.Буша по Ближнему Востоку. Но американскому президенту не удалось добиться от своих союзников в Персидском заливе публичного осуждения Ирана. Власти ближневосточных государств не могут игнорировать мнение граждан.

Важно отметить тесные связи Ирана с некоторыми общественными организациями, например, с шиитской  «Хезболлой» Ливана (создана в 1974 г.) и суннитской «Хамас» Палестины (основана в 1987 г.). Недавние события с похищением израильских солдат в секторе Газа и в южном Ливане, и последовавшие за этим боевые действия показывают, что эти связи -  серьезный политический капитал.

Важным преимуществом является тот факт, что Иран расположен в части мира, исключительно богатой углеводородами. Сам Иран занимает второе место в мире после Саудовской Аравии по разведанным запасам нефти – их объем составляет приблизительно 130 млрд. баррелей. Более того, весьма значительные иранские вооруженные силы вполне могут контролировать Ормузский пролив, через который на мировые рынки поставляется основная часть нефти Персидского залива. Следует отметить по этому поводу, что международное деловое сообщество по существу не верит не только в возможность военных действий каких-либо коалиций против Ирана по поводу ядерной программы, но и в сколько-нибудь существенные санкции против этой страны. Это выражается в том, что мировые цены на нефть совершенно не зависят от иранской политики США.

Иран получил существенные дивиденды в результате того, что руками США в регионе был уничтожен важнейший оппонент и противник страны в регионе – иракский бааситский режим С.Хуссейна. Планы федерализации Ирака на основе трех этно-конфессиональных общин также выгодны, прежде всего, Ирану, ведь Южный Ирак, богатый энергоносителями, будет, скорее всего, лоялен к этой стране, а Иракский Курдистан будет угрожать территориальной целостности Турции-члена НАТО. Впрочем, совсем недавно, сразу после провозглашения независимости Косово, Турция превентивно ввела свои войска в иракский Курдистан.

Вообще, надо сказать, что практика «однополярного мира» оказалась контрпродуктивной. Агрессия против Ирака привела к радикализации ситуации на Ближнем и Среднем Востоке. Мессианская идея «демократизации» привела к приходу в выборные органы власти (в Египте и Палестине) религиозных радикалов. Впрочем, недостаток аналитических и прогностических возможностей – это скорее не особенность политической элиты США, а общая беда экспертного сообщества.

Следует также добавить, что ажиотаж вокруг вопросов глобализации затушевывает одну из важнейших проблем человечества, а именно, проблему альтернативности. А ведь возможность разнообразных путей развития до сих пор позволяла человечеству выжить и доминировать на планете. На альтернативы современной «однополярной» модели развития указывают многие современные политологи (например, И.Валлерстейн, А.Этциони и др.). Я не знаю, к чему приведет избранный Ираном путь развития. Хотелось бы на это посмотреть. Кроме того, известно, что, например, китайский социализм или «самурайская экономика» показали хорошие перспективы. Почему это не может относиться к исламскому пути развития?

Кроме названных выше преимуществ, Иран имеет два серьезных политических козыря, которые и разыгрываются в настоящее время. Речь идет о тактических выгодах, которые руководство страны использует или может использовать для обеспечения стратегических задач. Подобный политический торг – распространенная мировая практика. Одна из этих тактических задач связана с ядерной программой, а другая – с ирано-израильскими отношениями.

Иранская ядерная программа имеет длительную историю и восходит к началу 1970-х гг. Она стала разворачиваться еще при шахском режиме и интенсифицировалась в результате «зеленой революции». С самого начала эта программа развивалась в сотрудничестве с США и в условиях договора о нераспространении ядерного оружия, то есть развивалась как программа мирного атома. И это при том, что в соседнем Пакистане, с которым у Ирана непростые отношения, есть своя «мусульманская ядерная бомба». И создана она была при попустительстве США и с помощью Саудовской Аравии.

Очевидно, я думаю, и для иранской стороны тоже, что создание Ираном ОМУ (оружие массового уничтожения) непременно приведет к расползанию ядерного оружия повсеместно в регионе и по существу к прекращению действия ДНЯО (Договор о нераспространении ядерного оружия). По крайней мере, ядерное оружие могут захотеть иметь Саудовская Аравия и Египет. И тогда потенциальный ядерный конфликт в регионе приобретет высокую долю вероятности. Тем более что в мире существует около 40 стран, которые имеют возможность создать ОМУ. Поэтому возрастает опасность, что это оружие попадет в руки идеологических, в том числе и религиозных фанатиков. Причем такая опасность исходит в первую очередь не от Ирана, а от Пакистана. Усиление Ирана за счет ядерной компоненты, по крайней мере, резко изменит баланс сил на Ближнем Востоке за счет роста конфронтации между Ираном и Саудовской Аравией, Ираном и Израилем.

Несомненно, в мире было несколько других случаев нарушения идеологии ДНЯО. Южная Африка и Ливия были поощрены за отказ от ядерных программ. Союзники США – Израиль, Пакистан и Индия – не понесли за создание ядерного оружия никакого наказания. Более того, США ныне сотрудничает с Индией в ядерной сфере, тем самым нарушая идеологию ДНЯО. Но ядерные программы Индии и Пакистана направлены друг против друга. Вспомним также о конфликте вокруг ядерных испытаний, проведенных Северной Кореей. Насколько мне известно, эта страна была готова отказаться от ядерной программы в ответ на гарантии безопасности и некоторые экономические выгоды. Но этого не последовало, и теперь в регионе на какое-то время создалась взрывоопасная ситуация (сейчас этот вопрос постепенно улаживается). Очевидно, сейчас речь идет о том, что мир готов перейти от тактики ядерного шантажа к реальному применению ОМУ. Тем более что в концепции национальной безопасности США зафиксировано право превентивного применения ядерного оружия, в том числе против неядерных стран. Впрочем, США – единственная страна в мире, уже совершившая ядерное нападение.

С Ираном ситуация несколько иная, хотя элементы ядерного шантажа присутствуют и здесь. Официально Иран нигде не заявлял о намерении обладать ядерным оружием. Более того, обогащение урана на собственной территории, если оно производится в мирных целях, не противоречит ДНЯО. Иран готов это делать под контролем МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергетике). Более того, еще в течение нескольких лет (от 2 до 10 – по данным прессы) Иран не сможет обеспечить обогащение урана до оружейного состояния. Февральские инициативы страны свелись к тому, что она готова создать международный консорциум по обогащению урана под контролем МАГАТЭ – но на собственной территории. Напомню, что это ответ на российское предложение создать такой консорциум на собственной территории.

Надо добавить, что согласно докладу американских спецслужб «Национальная разведывательная оценка», Иран заморозил военную часть ядерной программы в 2003 г. под давлением международного сообщества. Между тем, американские разведчики полагают, что Исламская Республика способна создать ядерное оружие через несколько лет, если будет самостоятельно обогащать уран. Так как Иран сотрудничает с МАГАТЭ, то этот вывод на руку противникам жестких мер против страны, к которым относятся не только Россия, но и государства Персидского залива. Так, 4 дек. 2007 г. М.Ахмадинежад принимал участие во встрече лидеров стран – членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (в Катаре), а 7 дек. иранская делегация приняла участие в Форуме «Манамский диалог». Форум организуется на Бахрейне Международным институтом стратегических исследований. Речь идет о широком диалоге по проблемам сотрудничества в регионе. Недавний доклад Мохамеда Эль Барадея, руководителя МАГАТЭ, можно трактовать скорее в пользу Ирана, то есть инспекторы этой организации считают, что страна скорее не стремится к обладанию ОМУ.

Проблемой ядерного разоружения Ирана занимается так называемая «шестерка» в составе США, РФ, КНР, Великобритании, Франции и Германии. Основная деятельность этого органа сводится к введению и ужесточению санкций против Ирана за «плохое поведение». Первые два «пакета» санкций были введены в декабре 2006 и в марте 2007 гг. Подготовлена новая резолюция, принятая в марте текущего года. Она достаточно серьезно задевает экономику страны, в том числе ее внеэкономическую деятельность. Так, существенно сокращается число банков, ведущих дела с Ираном. Все это происходит на фоне предстоящих президентских выборов. Впрочем, очевидно, что нежесткие санкции Ирану не страшны, а на жесткие ему «есть чем ответить». Кроме уже упоминавшегося Ормузского пролива Иран имеет такое средство влияния на США, как шиитский Южный Ирак, а для России угрозу представляет присоединение страны к проекту Nabukko (газопровод в Европу), чем иранское руководство умело пользуется.

Надо сказать, что ситуация с иранской ядерной программой складывается достаточно деликатная. В целом Запад не против иранского мирного атома, в том числе и строительства АЭС в Бушере (туда уже отправлена последняя партия топлива, станция будет введена в строй в 2008 г.). Но Запад хочет застраховаться за счет поставки в страну ядерного топлива и вывоза отходов. Иранское же руководство намерено построить не одну, а 20 АЭС. Естественно, оно не желает в этом вопросе зависеть от других государств. На  мой взгляд, ситуация складывается таким образом, что пока разработка Ираном ядерного оружия зависит, во-первых, от доброй воли самого Ирана, а во-вторых, от систематических проверок по линии МАГАТЭ. Ну и, конечно же, от атмосферы в регионе: если Иран почувствует опасность, он, несомненно, создаст собственное ядерное оружие.

Мне кажется, что нынешний ажиотаж вокруг этой программы связан, прежде всего, с независимой политикой, проводимой иранским руководством в интересах собственной страны. Иран – пример геополитического «комплекса», которым одержимо руководство США, уже в течение более чем четверти века не имеющее дипломатических отношений с этой страной. И в то же время  иранская ядерная программа – это прекрасный повод начать и развить принципиальный диалог, в котором могут остаться в выигрыше и интересы отдельной страны, и интересы мирового сообщества в целом.

Это же относится и к ирано-израильским отношениям. Собственно говоря, если не считать взаимных публичных оскорблений и угроз, этих отношений как бы не существует. Но на самом деле безопасность Израиля во многом зависит от организаций, связанных с Ираном. Так, например, почти одновременное похищение израильских солдат в секторе Газы и в Южном Ливане не может быть совпадением. А эти события спровоцировали два военных конфликта с участием Израиля, включая полноценную ливано-израильскую войну. По существу, как мне кажется, ядерная программа Ирана и отношения с Израилем потенциально входят в состав «пакетного» соглашения, которое Иран может заключить в обмен на действенные гарантии обеспечения собственной стратегии.

Иранский прецедент, как очевидно, далеко выходит за рамки региона. По существу, в нем поставлены глобальные вопросы о том, что никакая, даже самая сильная держава или союз держав, не могут диктовать свою волю остальному человечеству. О том, насколько хрупка безопасность, зависящая от любого члена мирового сообщества. О том, что международная политика не должна быть игрой с нулевой суммой, при которой победитель забирает все. О том, что глобальная интеграция не предполагает глобальной унификации, что любая страна имеет право на альтернативу. Наконец, о том, что существующий мировой порядок не бесспорен, и его пора изменить. Всем сообща. Используя стратегию диалога.

Наконец, надо сказать о некоторых вполне закономерных шагах, которые могут быть предприняты даже в рамках еще существующего мироустройства. Среди них следует назвать пересмотр ДНЯО, в том числе с учетом формирования нескольких международных центров по обогащению расщепляющихся материалов и захоронению ядерных отходов. Эта работа, насколько я знаю, уже началась. При этом элитарный ядерный клуб должен поставить перед собой задачу реального сокращения ОМУ и отказа от использования в военных целях космического пространства. В этой связи следует поставить вопрос о реанимации ООН, в том числе и об увеличении числа постоянных членов СБ ООН – возможно, за счет Индии и других крупных государств.

Очень важно, чтобы неформальный клуб великих держав в рамках G-8 не оставлял за своими дверями влиятельных и стабильных партнеров по мировой арене, таких, как Индия, Китай, а может быть и некоторых других. Важно развивать региональные системы взаимодействия и безопасности, но не в столь «хаотичном» варианте, как это делается сейчас. И, конечно же, в повестке дня стоит возобновление дипломатических отношений между США и Ираном. А по сути, это первый шаг к стабилизации ситуации на Ближнем и Среднем Востоке.

Лев ПЕРЕПЕЛКИН

кандидат исторических наук,

Москва


* По данным на 2007 г., персы составляют 51% населения, азербайджанцы – 24, гилянцы 8, курды – 7, арабы – 3%. Другие крупные меньшинства – белуджи, луры, туркмены, кашкайцы, армяне. По вероисповеданию шииты составляют 89, а сунниты – 10% населения.

* Следует добавить, что США и Иран имеют не только расхождения, но и одну существенную общую заинтересованность – мир и спокойствие в Ираке. Правда, как очевидно, после вывода американских войск из региона Ирак автоматически войдет в иранскую сферу влияния.

** Социальный (общественный) капитал – «…возможности, возникающие из наличия доверия в обществе или его частях. …Он обычно создается и передается посредством культурных механизмов – через религию, традиции и исторические обычаи. /…/ Приобретение общественного капитала… требует адаптации к моральным нормам определенного сообщества и усвоения в его рамках таких добродетелей, как преданность, честность и надежность. Прежде чем доверие в рамках группы станет всеобщим, она должна принять и усвоить некоторые общие для ее членов нормы. …Преобладание недоверия в обществе равносильно введению дополнительного налога на все формы экономической деятельности, от которого избавлены общества с высоким уровнем доверия» (американский философ и социолог Ф.Фукуяма). Человеческий капитал – сравнительная характеристика состояния общества по таким показателям, как состояние здоровья, уровень образования, качество жизни, включенность в культурную и творческую деятельность. Доказано (американский экономист У.Шульц), что вклад в развитие человеческого капитала является хотя и долгосрочным, но наиболее выгодным вложением средств. По методике ООН измеряется в качестве индекса человеческого развития.

* Следует сказать, что Россию и Иран связывает пока не столько экономика, сколько политическая конъюнктура, а именно, противостояние однополярному мировому режиму. Политическую подоплеку имеет даже проект приобретения в России 100 гражданских самолета Ту-204 и Ту-214.

* В начале марта состоялся визит иранского президента М.Ахмадинежада в Ирак. Этот визит интересен в трех отношениях. Во-первых, это первый визит в Багдад иранского лидера за последние 30 лет. Во-вторых, это визит в страну, оккупированную США. Более того, Ахмадинежад позволил себе ряд нелицеприятных высказываний в адрес американского недруга. Наконец, в-третьих, Иран предоставил своему соседу на выгодных условиях государственный заем в размере 1 млрд. долл.

26.03.2008

Ссылки по теме:

Буш увольняет миротворцев?

Парламентские выборы в Иране как очередной шаг к укреплению позиций консерваторов

Кому выгодно обострение обстановки вокруг Ирана?

03-03-08 Иран призвал исламский мир к бойкоту датских товаров за публикацию в газетах карикатур на Пророка

26-02-08 Проект резолюции Совбеза ООН по Ирану обсуждался в Нью-Йорке на встрече постпредов стран ''шестерки''

Иран: войны не будет

20-02-08 МАГАТЭ располагает всей информацией, подтверждающей мирный характер иранской ядерной программы, заявил Али Лариджани

Ситуация на «большом» Среднем Востоке: иранский прецедент

Ирано-Египетское сближение или регулируемое движение к стабильности на Ближнем Востоке

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/2197/">ISLAMRF.RU: Иранский вызов</a>