RSS | PDA | Архив   Пятница 19 Июль 2024 | 1433 х.
 

Новый этап в отношениях между Россией и Саудовской Аравией

29.08.2007 10:10

Натянутость отношений между Российской Федерацией и Королевством Саудовской Аравии уходит в прошлое.

После создания основателем нынешнего саудовского королевства Ибн Саудом централизованного государства в Аравии оно было признано Советским Союзом. Это произошло в 1926 г. Известно, что это было первое официальное признание вновь созданного государства. Однако контакты между двумя странами были фактически заморожены в 1938 г. Не останавливаясь подробно на причинах развития событий в этом направлении, достаточно сказать о несовпадении интересов двух стран, а также все усиливавшихся противоречиях идеологического характера: исламский характер саудовского королевства никоим образом не был совместим с коммунистической идеологией СССР, одним из важнейшим компонентов которого был атеизм.

Дипломатические отношения между Саудовской Аравией и Советским Союзом были восстановлены только в 1990 г. Тогда, в ходе кризиса в регионе Персидского залива, вызванного иракской агрессией против Кувейта, советское руководство заняло позицию осуждения Ирака и поддержки суверенитета и независимости оккупированного и аннексированного правительством Саддама Хусейна государства. В тот период советская политика сыграла значительную роль в деле освобождения Кувейта и восстановления статус-кво в регионе. Этот факт был высоко оценен Саудовской Аравией — признанным лидером региональной организации Совет сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ), в которую входил и Кувейт, и поэтому считала себя ответственной за поддержание региональной безопасности.

Отношения между двумя странами стали налаживаться в начале 1990-х годов. Этому способствовал состоявшийся в 1992 г. визит тогдашнего министра иностранных дел Российской Федерации (РФ) А.В. Козырева в Саудовскую Аравию. В дальнейшем же, в 1994 г., страны Персидского залива (включая и саудовское королевство) посетил и российский премьер-министр того времени В.С. Черномырдин. Россия проявляла заинтересованность в расширении контактов с Саудовской Аравией, прежде всего из-за соображений экономического характера. Ее привлекала возможность получения кредитов со стороны богатой нефтедобывающей страны, а также надежды на вклады саудовских капиталов в российскую экономику, переживавшую в те годы серьезный кризис. Для Саудовской Аравии же Россия была важна в качестве страны, в демографической структуре которой присутствует значительное мусульманское меньшинство. Выполняя свою традиционную миссию державы, где расположены «Две Благородные Святыни», саудовское королевство пыталась оказать помощь российским мусульманам в деле возрождения ислама и восстановления их связей с мусульманским миром. Вместе с тем активная деятельность саудовских благотворительных фондов в мусульманских регионах России вызвала негативную реакцию российских политических партий национально-патриотической ориентации, которые стали высказывать опасения в отношении «привнесения» в страну «ваххабитского» направления ислама, что было чревато, с их точки зрения, усилением радикализма в рядах российской исламской уммы. Война в Чечне лишь обострила ситуацию. Она была воспринята саудовским общественным мнением как борьба против мусульман. В Саудовской Аравии был создан Фонд помощи Чечне. Отношения между двумя странами зашли в тупик.

Новый этап во взаимоотношениях Королевства Саудовской Аравии и Российской Федерации начался только после того, как обе страны стали активными участниками международной кампании по борьбе с терроризмом. 13 мая 2003 г. президент В.В. Путин комментируя террористические акты, происшедшие на территории Саудовской Аравии, отметил: «Трагические события в Чечне и Саудовской Аравии могут иметь схожие последствия».

Контакты между двумя странами налаживались постепенно. Одним из важных стимулов для развития отношений стало стремление России быть представленной в качестве наблюдателя в Организации Исламская конференция (ОИК). Саудовская Аравия как лидер этой организации могла содействовать этому стремлению России. В 2003 г. российский министр иностранных дел (в то время И.С. Иванов) выступил с заявлением, в котором он подчеркнул: «Мы заинтересованы в том, чтобы наши отношения с Саудовской Аравией развивались в атмосфере взаимопонимания и в интересах обеих сторон». Он также добавил: «Откровенный диалог между двумя сторонами может помочь найти решение любых проблем, если они возникнут».

Официальная позиция России в отношении помощи саудовских организаций повстанческим группировкам на Северном Кавказе изменилась. В сентябре 2004 г. нынешний российский министр иностранных дел С.В. Лавров, отвечая на вопрос о возможной причастности Саудовской Аравии к трагическим событиям в Беслане, заявил: «Саудовская Аравия в свою очередь является объектом террористических атак. Мы сотрудничаем с Саудовской Аравией в области обеспечения безопасности и борьбы с терроризмом. Она приняла официальное решение запретить какую-либо поддержку террористической активности со своей территории, включая чеченских террористов. Мы не имеем информации о том, что эта позиция изменилась».

Серьезные подвижки во взаимоотношениях двух стран подготовили почву для официального визита наследного принца Абдаллы бен Абдель Азиза Аль Сауда, который сегодня является королем этой страны. Этот визит состоялся в начале сентября 2003 г. Визиту фактического руководителя саудовского государства (король Фахд был тяжело болен и не способен был исполнять свои обязанности) было придано большое значение и со стороны российских политических кругов, и официальных лиц в саудовском королевстве. Это был первый визит официальной делегации такого высокого уровня после восстановления в 1990 г. саудовско-советских дипломатических отношений.

Итогом краха Советского Союза и распада социалистического блока стало прекращение существования биполярной системы международных отношений. В сфере мировой политики возникли две противоборствующие тенденции, направленные соответственно на формирование однополярной или многополярной структуры мира. Однополярная структура означает, что Соединенные Штаты, обладающие неоспоримым преимуществом в экономической и военной области, а также политическим влиянием, способны самостоятельно обеспечивать глобальную безопасность, стабильность мировой экономики и глобального политического развития. Однако, несмотря на лидирующую роль, которую играют США, им не удается самостоятельно решать те задачи, которые они призваны выполнять. Растущее влияние Европейского Союза, государств Азиатско-Тихоокеанского региона, мусульманского сообщества, России подтверждает развитие тенденции к укреплению многополярной системы.

Многополярность в условиях развития процесса глобализации правомернее было бы обозначать как полицентричность, так как термин многополярность содержит в себе разнонаправленность устремлений и интересов различных полюсов, действующих на мировой арене. В свою очередь термин полицентричность предполагает, что интересы различных центров политического влияния на глобальном уровне могут совпадать и, более того, являться отражением единства мирового сообщества и его подходов к решению актуальных проблем современного мирового развития.

Необходимость установления взаимодействия между Россией и Саудовской Аравией рассматривалась представителями обеих стран как признание того, что обе они играют важную роль в системе международных отношений и могут рассматривать себя в качестве центров, оказывающих существенное воздействие на решение актуальных проблем мирового развития. В выступлениях саудовских руководителей не раз подчеркивалось, что «Россия остается важным государством в системе международных отношений и в будущем ее роль на международной арене будет еще более влиятельной». В свою очередь прежний министр иностранных дел России И.С. Иванов называл Саудовскую Аравию страной, которая пользуется большим авторитетом не только в регионе, но и в мире». Тем не менее вновь возникавшая устремленность обеих держав к развитию взаимодействия ни в коей мере не означала, что каждая из этих держав будет действовать в направлении изменения баланса сил в мире или создания нового блокового объединения, которое будет, в частности, противодействовать деятельность США в качестве единственной сверхдержавы. Эти идеи не раз четко и последовательно выражались и в заявлениях саудовских руководителей, и в комментариях саудовской прессы.

Для саудовской стороны этот вопрос представлял принципиальную важность в свете тех осложнений, которые возникли в отношениях между Саудовской Аравией и США после 11 сентября 2001 г., в частности, потому, что среди 19 террористов, принимавших участие в террористических актах на территории США, 15 были гражданами Саудовской Аравии. Однако призывы к свертыванию отношений с саудовским королевством, прозвучавшие в выступлениях отдельных политических деятелей США и в американских средствах массовой информации, не были поддержаны американской администрацией.

Саудовские руководители отрицали связь между визитом саудовской делегации во главе с (в то время) наследным принцем Абдаллой в Москву и его влиянием на отношения между Саудовской Аравией и Соединенными Штатами. Саудовский министр иностранных дел Сауд Аль-Фейсал на пресс-конференции, проходившей в Джидде 12 сентября 2003 г., заявил, что «не стоит смотреть на отношения с Россией как на причину, влияющую на развитие отношений с другой страной». Он подчеркнул значимость России в системе международных отношений и ее растущее влияние на принятие решений по актуальным проблемам мировой политики. В подходах саудовских руководителей к оценке саудовско-российских связей усматривается понимание нового качества, присущего современному этапу в развитии системы международных отношений. Этот этап характеризуется не стремлением государств к созданию новых блоков или противоборствующих группировок, а осознанием общности стоящих перед всем мировым сообществом проблем, которые должны решаться при тесном взаимодействии всех акторов мировой политики.

Особое внимание, которое в ходе переговоров между представителями России и Саудовской Аравии в сентябре 2003 г. уделялось актуальным вопросам мировой политики, подтверждает, что согласование позиций обеих стран необходимо рассматривать в контексте развития международных отношений на глобальном уровне, а не пытаться ограничить их только двусторонними отношениями. В центре внимания двух стран было рассмотрение проблемы Ирака — основной проблемы мировой политики в настоящее время. В принятом во время визита нынешнего саудовского монарха в российскую столицу совместном российско-саудовском заявлении было отмечено, что «Россия и Саудовская Аравия твердо и последовательно выступают за сохранение независимости, суверенитета и территориальной целостности Ирака. Стороны надеются на то, что Временный управляющий совет Ирака станет шагом на пути к созданию иракского законного правительства, которое возьмет на себя разработку Конституции, отражающей ситуацию в стране, и обеспечит самостоятельность, территориальную целостность и национальное единство Ирака, а также равенство всех его граждан». Поддержка Россией и Саудовской Аравией основных принципов, на которых строится политика в отношении Ирака, а также их понимание поэтапности в процессе восстановления этой страны имело принципиально значение для того, чтобы иракская проблема не стала причиной для возникновения противоречий между различными центрами мировой политики. Необходимо также подчеркнуть совпадение точек зрения России и Саудовской Аравии по вопросу о необходимости усиления роли ООН в урегулировании иракской проблемы. Для обеих стран было очевидным, что иракская проблема должна решаться мировым сообщество под эгидой ООН. Этот подход отразил общность позиций обеих стран по вопросу о характере современных международных отношений.

В современных международных отношениях вопросы безопасности занимают приоритетное положение. Поддержание безопасности как на глобальном, так и на региональном уровне является актуальной задачей, решением которой занимаются все ведущие центры мировой политики, поэтому не случайно эти вопросы занимали центральное место в переговорах между официальными представителями России и Саудовской Аравии в ходе визита (тогда) наследного принца Абдаллы. Особое внимание было уделено проблеме международного терроризма, которая в современных условиях представляет собой основную угрозу глобальной безопасности. В совместном российско-саудовском заявлении отмечалось, что, обсудив угрозу, которую представляет международный терроризм для мирового сообщества, стороны осудили все его формы и проявления. Обе страны выразили решимость наращивать борьбу с терроризмом в соответствии с Уставом ООН и международным правом, включая коллективные усилия, являющиеся эффективным средством противодействия и искоренения терроризма. Они также договорились о создании двусторонней рабочей группы, которая будет заниматься всем комплексом вопросов по противодействию международному терроризму и координации усилий двух стран в этом направлении.

В этой связи принципиально важно подчеркнуть изменение позиции Саудовской Аравии в отношении проблемы Чечни. В интервью газете «Известия» принц Абдалла заявил, что «урегулирование затянувшейся чеченской проблемы должно осуществляться мирным путем, через конституционные процедуры в рамках Российской Федерации, исходя из нашего убеждения, что чеченский вопрос — внутреннее дело России».

Среди проблем региональной безопасности Саудовская Аравия и Россия уделили особое внимание проблеме ближневосточного урегулирования. Россия и Саудовская Аравия поддержали необходимость достижения справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке на основе резолюций № 242, 338 и 1397 Совета Безопасности ООН, принципа «земля в обмен на мир», принятой на совещании в верхах в Бейруте арабской инициативы, основой которой стала инициатива принца Абдаллы, а также плана «Дорожная карта». Они также высказались за полную реализацию международных решений, относящихся к палестино-израильскому конфликту, и подтвердили право палестинцев на создание независимого суверенного государства со столицей в Восточном Иерусалиме. Совместная позиция по ближневосточной проблеме отличалась умеренностью и носила компромиссный характер, так как не были подвергнуты критике ни Израиль, ни крайние палестинские организации.

Особо была выделена проблема нераспространения оружия массового поражения. В итоговом документе была выражена поддержка идеи превращения ближневосточного региона в зону, свободную от оружия массового поражения, в том числе ядерного.

Среди соглашений, заключенных между Россией и Саудовской Аравией в ходе визита нынешнего короля в Москву, особое значение имело межправительственное соглашение о сотрудничестве в области нефти и газа, заключенное между Россией и Саудовской Аравией сроком на пять лет. Оно явилось отражением развития процесса глобализации, характерной чертой которой стало создание единого мирового рынка нефти и усиление взаимозависимости между всеми производителями и потребителями этого важнейшего энергетического сырья. Саудовская Аравия и Россия являются крупнейшими производителя и экспортерами нефти, поэтому они заинтересованы прежде всего в координации своих действий на нефтяном рынке. В соглашении о сотрудничестве в области нефти и газа предусматривалось в первую очередь обеспечение стабильности мирового нефтяного рынка. Для выполнения этой задачи была подтверждена необходимость постоянных контактов, обмена информацией, взаимодействия в целях активизации диалога между государствами — производителями и потребителями углеводородных ресурсов, в том числе по линии Международного энергетического форума. Это структура, созданная по инициативе Саудовской Аравии для того, чтобы наладить сотрудничество между членами Организации стран— производителей нефти (ОПЕК) и нефтяными государствами, не являющимися членами этой организации, с одной стороны, и потребителями нефти — с другой. Россия не входит в ОПЕК, но активно сотрудничает с этой организацией. Принц Абдалла, в частности, отметил положительную роль, которую сыграла Россия, поддержав инициативы ОПЕК по поддержанию умеренных цен на нефть для сохранения стабильности и равновесия на мировом рынке нефти.

Соглашение о сотрудничестве в области нефти и газа предусматривало также совместное инвестирование в нефтегазовой отрасли и связанных с ней отраслях двух государств, а также третьих стран. С этой целью стороны обязались содействовать упрощению процедур создания совместных предприятий для реализации проектов в области нефти и газа, согласованных между заинтересованными организациями и предприятиями.

Это соглашение должно создать условия для более активного участия российских компаний в нефтегазовом комплексе Саудовской Аравии. В то же время некоторые российские компании уже работают на территории королевства. «Газпромгеокомсервис» и «Стройтрансгаз» приступили к реализации нефтяных и газовых проектов в Саудовской Аравии. Они связаны с геологоразведочными работами, а также с участием в финансировании предприятий нефтегазовой отрасли как в Саудовской Аравии, так и в других странах. В январе 2004 г. «ЛУКойл» выиграл тендер на разработку газовых месторождений на севере Саудовской Аравии. Было создано совместное предприятие ЛУКСАР, 80% акций которого принадлежат «ЛУКойлу» и 20% — саудовской компании АРАМКО. ЛУКСАР подписал с саудовским правительством контракт на 40 лет.

Саудовские официальные лица рассматривают Россию в качестве «важного стратегического партнера по производству, переработке и экспорту энергоносителей». Совместные согласованные действия двух стран должны способствовать планомерному развитию нефтегазовой отрасли и удовлетворению потребностей мировой экономики в углеводородах.

Помимо соглашения о сотрудничестве в области нефти и газа, во время визита нынешнего саудовского монарха в Москву были подписаны также меморандум о сотрудничестве между Российской академией наук и Центром научно-технических исследований Саудовской Аравии, меморандум о взаимопонимании между Госкомспортом России и Государственной организацией Саудовской Аравии по делам молодежи в области спорта, меморандум о сотрудничестве между Торгово-промышленной палатой Российской Федерации и Советом торгово-промышленных палат Саудовской Аравии. Вне сомнения, сфера деятельности этих соглашений касается двустороннего уровня российско-саудовского сотрудничества. Однако содержание этих документов свидетельствует о том, что их значение для обеих стран не представляет первостепенной важности, что подтверждает вывод о том, что развитие контактов между Саудовской Аравией и Россией следует рассматривать прежде всего в контексте их участия в решении проблем, имеющих глобальное измерение.

Продолжавшийся 11 — 12 февраля 2007 г. визит российского президента в Саудовскую Аравию подтверждает это предположение. Список документов, подписанных во время поездки В.В. Путина в Эр-Рияд, включает в себя соглашение об отмене двойного налогообложения, меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в сфере культуры, меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между Внешэкономбанком, Росэксимбанком и Саудовским фондом развития. Кроме того, было подписано соглашение о сотрудничестве между Саудовским информационным агентством и агентством РИА-Новости, а также межправительственное соглашение о воздушных перевозках. Эти соглашения никак не означают коренного прорыва в экономических связях между двумя странами.

Разумеется, обе стороны подчеркивали и накануне, и в ходе визита насущную необходимость углубления двусторонних экономических связей. Выступая 12 февраля 2007 г. в Эр-Рияде на встрече с представителями саудовских деловых кругов, российский президент отмечал, что «в королевстве активно работают … компании “ЛУКойл” и “Стройтрансгаз”». Он призывал расширить «палитру возможностей» двустороннего сотрудничества «за счет металлургической промышленности, атомной энергетики, высоких технологий, за счет совместного участия в развитии транспортной инфраструктуры». Речь шла и об уже существующем российско-саудовском взаимодействии в космической сфере. Наконец российский президент в ходе той же встречи подчеркивал российскую заинтересованность «в притоке инвестиций из Саудовской Аравии. Вместе с тем король Абдалла был сдержанным. Отвечая на вопросы первого заместителя главного редактора московских «Известий» в канун начала визита российского президента, он всего лишь отмечал наличие у обеих стран «огромного экономического потенциала», подчеркивая важность «интенсификации» двустороннего взаимодействия в сфере научных обменов, «образовательной и технической областях».

Вместе с тем некоторые российские предложения для саудовской стороны выглядят привлекательно. На своей пресс-конференции в Эр-Рияде, состоявшейся 14 февраля 2007 г., саудовский министр иностранных дел Сауд Аль-Фейсал говорил, что во время визита В.В. Путина «саудовские и российские официальные лица провели широкую дискуссию в связи с российским ядерным предложением». Более того, в этой «дискуссии» принял участие и генеральный секретарь Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ) Абдель Рахман Аль-Атыйя. Иными словами, Россия может принять участие в предстоящей разработке уже объявленной на последнем, состоявшемся в декабре 2006 г. Эр-Риядском саммите ССАГЗ совместной ядерной программе стран — членов этой организации. По заявлению С. Аль-Фейсала, эта программа должна стать «образцом того, как ядерная энергия может быть использована в соответствии с условиями и протоколами о нераспространении ядерного вооружения, а также недопущения гонки вооружений».

Тем не менее, оценивая итоги визита российского президента, С. Аль-Фейсал заявил, что «это только начало стратегических отношений между обоими государствами», которые все еще нуждаются «в укреплении сотрудничества и совместной работы на благо развития двусторонних связей, а также взаимодействия в области решения проблем регионального и международного характера, как и мировой экономики».

Визит В.В. Путина в саудовскую столицу вновь подтвердил, как это подчеркивалось выше, что вопросы, касающиеся российско-саудовского взаимодействия, не только не могут быть сведены к проблеме расширения двустороннего торгово-экономического сотрудничества между обеими странами. Для них более принципиален вопрос координации их взаимодействия по проблемам регионального и международного характера.

Саудовская и российская позиции в отношении Ирака, палестинской проблемы, путей окончательного решения арабо-израильской конфронтации, безопасности в регионе Залива, как и сохранения стабильности в сфере поставок энергоносителей на мировой рынок, совпадают. Вместе с тем это совпадение ни в коей мере не скрывает существования порой глубоких внутренних расхождений между обеими сторонами. Саудовская Аравия вовсе не считает, например, необходимым немедленный вывод американских войск из Ирака, прекрасно понимая, к каким необратимым последствия может привести этот шаг не только с точки зрения развития внутрииракской ситуации, но и ее осложнения в связи с неминуемым усилением внешнего вмешательства в эту ситуацию. Высказанная секретарем российского Совета безопасности И.С. Ивановым в ходе его визита в Иран, состоявшегося в канун поездки российского президента в Эр-Рияд, инициатива России о создании новой, включающей и Иран системы безопасности в Заливе, не встретила какого-либо отклика с саудовской стороны. Саудовская Аравия также не поддержала идею новой международной конференции по ближневосточному урегулированию, по-видимому, не желая отказываться от своего положения ведущего игрока на ближневосточной политической арене, что равным образом относится и к ее позиции, касающейся палестино-палестинского конфликта, исключающей возможность участия в его ликвидации других, несаудовских арабских сторон, в то время как Россия считает необходимым подключить к этому процессу, например, Сирию. В свою очередь саудовская заинтересованность в стабилизации мирового рынка энергоносителей встречает со стороны России понимание, но не полную поддержку.

Комментируя визит российского президента, один из ведущих обозревателей Саудовской газеты «Аш-Шарк Аль-Аусат» посвятил этому визиту опубликованную 12 февраля 2007 г. статью, озаглавленную «Цели людей и природа этапа». В ней он писал: «Конечно, тема двусторонних отношений, связанная с визитом Путина, важна. Но важнее то, что ее развитие в полной мере будет определяться тем, насколько оба лидера — саудовский и российский — достигнут взаимопонимания в связи с теми катастрофическими ситуациями, которые существуют в регионе или окружающем его пространстве. Если Саудовская Аравия сможет увидеть в Кремле подлинного партнера, партнера, действия которого основываются на той мудрости и разумности политических подходов, которые она всегда проявляет, то тогда многое сможет измениться и в сфере двусторонних отношений».

Во время визита главе российской делегации был вручен высший саудовский орден. Это естественно, поскольку этим главой был президент страны, с которой Саудовская Аравия стремится сближать позиции как в области межгосударственных, так тем более региональных и международных отношений. Однако саудовская сторона сочла возможным отметить и одного из членов российской делегации — президента Республики Татарстан М.Ш. Шаймиева. Ему была вручена «международная премия им. короля Фейсала за его неустанное служение делу ислама и мусульман».

Вне сомнения, проведение этой церемонии символично. Российско-саудовские отношения во многом опираются и на фактор внутрироссийского ислама, принципиально важный для саудовской стороны. Его учет выступает и в качестве задачи российского истеблишмента.

Г.Г. Косач,
д.и.н. , профессор кафедры политологии Востока Института стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова
(Москва)
Е.С. Мелкумян,
д.п.н. , востоковед
(Москва)
 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/744/">ISLAMRF.RU: Новый этап в отношениях между Россией и Саудовской Аравией</a>