RSS | PDA | Архив   Среда 22 Май 2024 | 1433 х.
 

«Квебек меня убивает»

17.01.2008 16:04

Эммануэль Манигат родилась и выросла в Монреале. Более года назад эта молодая мать, темнокожая мусульманка, переехала в пригород города Торонто по той причине, что Квебек ее «морально убивает».

    Косые взгляды в ее адрес из-за того, что она носит хиджаб, тому пример. «Однажды я себе сказала: мир огромен и если у меня есть возможность жить в другом месте, где жизнь будет легче для меня и моей семьи, почему бы не использовать эту возможность? — рассказывает о себе Эммануэль.

    Выбор ее пал на пригород Торонто не случайно. Другая провинция Канады Онтарио, со своей столицей Торонто, сделала все, чтобы мусульманской общине жилось в ней уютно. Например, каждый год в парке Канадская Страна Чудес устраивается Мусульманский День. Подобное даже не возможно представить в Квебеке.

    «То, что Торонто терпимее к другим культурам объясняется демографически», — поясняет муниципальный советник Джое Меивк. «В 2002 г. мы перешли важный порог в нашей истории, когда светлокожее население города Торонто стало малочисленным. Сегодня 55 — 60 процентов населения не является светлокожим».

    «Как результат, в Торонто нет полемических споров о «разумном соглашении» (юридический термин, сложившийся вследствие закона о равноправии), которые ведутся в Квебеке. В Торонто этого просто не существует. Там, где население многонациональное, там нет расизма», - утверждает Майкл Адамс, президент группы исследований Энвироника (наука об окружающей среде). Город стал настолько космополитным, что «даже рестораны китайской кухни стали предлагать халяльное мясо!» - делится своими наблюдениями Эммануэль.

Не все в розовом цвете

    Несмотря на все это, англоязычная провинция Канады Онтарио, диктующая для англофонов правила игры на своей территории, еще очень далека от того, чтобы стать нирваной для иммигрантов. Споры, которые имели место в Квебеке – «отражение сомнений, которые существуют здесь также», — со слов Джеффри Рейц, директора департамента этнических учений Торонтского университета.

    Доказательство тому огромная волна недовольства, спровоцированная обещанием местного лидера консервативной партии Джона Тори, во время недавней провинциальной выборной компании, финансировать конфессиональные школы в Онтарио из одного общественного фонда.

    «Противоречие, которое в конечном итоге имело смысл у господина Д. Тори, вскрыло глубоко скрытое коллективное недовольство», — со слов Маргарет Уент, журналиста издательства Гллоб енд Мейл. «Торонто стал городом религиозного и этнического гетто, все более и более разобщенного. Тогда как вопрос финансирования школ трансформировался в референдум о провинции, в которой мы хотим жить. Какой же она станет? Прежде всего, мы больше не хотим быть мозаикой», — пишет она.

    Всего лишь 1 житель Онтарио из 5 (где-то 21,6 процентов) думает, что действительно разумно «приспосабливать» религиозное и этническое меньшинство к канадскому образу жизни, что соответствует недавно проведенному опросу Институтом исследований внутренней политики. Половина из опрошенных (49,6 процентов) считает, что иммигранты должны полностью адаптироваться к канадской культуре.

    Это духовное состояние ясно отображается в письмах, опубликованных в журнале Торонто Стар после того случая, когда мусульманку Халиму Мюз, служащую  безопасности одного из аэропортов Канады, временно отстранили от работы по той причине, что она удлинила юбку на несколько сантиметров, чтобы прикрыть икры. «Униформа должна быть одинаковой для всех служащих», — пишет Кен Чепмен из Торонто. «Только так все функционирует в Канаде. Если иммигрантам это не по нраву, им лишь остается вернуться туда, откуда они пришли». Чаще всего встречались подобные отклики на это событие.

    Больше всего беспокоит то, что выходки криминального характера, направленные против мусульман, возросли за последнее время в Торонто, являясь примером исламофобии.

    Не слаще жить и другим иммигрантом, чья этническая культура и религия радикально отличается от здешних традиций. Пример тому Нел Эдвард, чернокожий житель Торонто, проживший несколько лет в  Квебеке. Расизм, с которым он там столкнулся, мешал его жизненным стремлениям. «Тоже происходит в Онтарио, я не смог избежать расизма и здесь», — признает Нел. «Отличие лишь в том, что здесь больше людей говорящих об этом. Поэтому люди стараются вести себя более доброжелательно по отношению к нам».

    «То, что позволяет выходить за пределы разумного в Квебеке это чувство собственной незащищенности со стороны квебекцев  в своей же стране», — объясняет сотрудник университета Джеффри Рейц. «Дать голос чужакам рассматривается как угроза, поданная со стороны иммигрантов».

    Для бывшей жительницы Монреаля Эммануэль переезд не принес кардинальных перемен. «Здесь никто не может пойти на телевидение и сказать: «Иммигранты! Я не хочу вас больше видеть, убирайтесь к себе обратно». Тем не менее, я не спешу сказать, что в Онтарио нет расизма. Но по крайней мере здесь нам дают жить».

    25.11.07, La Presse, Изабелль Ашей

Подготовил Имрин Нурдинов

17.01.2008

    Использована фотография с сайта: www.sweetness-light.com

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/w-monitorings/1205/">ISLAMRF.RU: «Квебек меня убивает»</a>