RSS | PDA | Архив   Суббота 28 Май 2022 | 1433 х.
 

Арабский переворот: анализ причин и прогнозы российских экспертов

23.06.2011 18:09

Тунис и Египет, затем Ливия, Йемен и Бахрейн. Кто следующий? Какие причины неожиданно вспыхнувшего недовольства народных масс Арабского Востока выявляют российские аналитики и каковы их прогнозы? IslamRF.Ru обобщил аналитические публикации в российской прессе.  

 

Есть общие черты в истории развития арабских стран, которые стали катализатором тех событий, которые мы сейчас наблюдаем. Подробно об этом рассказал доктор исторических наук, заведующий кафедрой современного Востока РГГУ, ведущий научный сотрудник Института востоковедения и Института Африки РАН Андрей Коротаев в передаче «Наука 2.0» на радиостанции «Вести ФМ».

 

В 1973 году был скачок цен на нефть, полилась волна нефтедолларов, которые достались  в первую очередь нефтедобывающим странам. Это способствовало ускорению модернизации. Одним из ее четких проявлений стало развитие современной системы здравоохранения в арабских странах. Поэтому в большинстве стран в 70-80–е годы наблюдалось резкое падение смертности, в том числе младенческой и детской, на фоне по-прежнему высокой рождаемости. Происходит резкое омоложение населения – значительный рост доли молодёжи в общей численности населения. Это такой «молодёжный бугор» – явление, которое было открыто в 1960-е годы.

 

Кроме всего прочего, в 70-е годы большинство арабских стран выходит из мальтузианской ловушки, считает Андрей Коротаев. Это то, что описал Томас Мальтус в конце XVIII – начале XIX века: экономика растёт, но темпы роста населения обгоняют темпы экономического роста, и на выходе, несмотря на рост экономики, большая часть населения живёт всё хуже и хуже. Арабские страны из мальтузианской ловушке выходят как раз в 1970-80-ые годы.

 

Итак, нефтедоллары, выход из мальтузианской ловушки, развитие медицинской науки, сильное омоложение  («молодёжный бугор») – вот истоки революции в арабских странах, по мнению Андрея Коротаева.

 

Молодёжь – это часть населения, наиболее склонная к радикализму, ещё не имеющая семей и требующая максимальной мобильности от общества. Поэтому, более легко мобилизуемая для участия в массовых движениях, готовая пожертвовать своей жизнью для «правого дела». Есть еще один фактор – это массовое распространение современного образования. Здесь за последние годы в странах арабского Востока были достигнуты серьёзные успехи.

 

Еще один фактор общего знаменателя, который внес свой вклад в то, почему революции произошли синхронно – это агфляция, то есть рост цен на продукты питания.

 

При этом надо сказать, что большая часть арабских стран зависит от импорта продовольствия. Предыдущая волна протестов была в 2008 году, накануне мирового финансово-экономического кризиса. В Египте первая волна протестов  началась шестого апреля 2008 года, с забастовки рабочих фабрики в Эль-Махалла-эль-Кубре. Протестовали, прежде всего, против падения уровня жизни. Тогда в Facebook’е была создана группа «Шестое апреля» для поддержки этих бастующих рабочих. Тогда была впервые опробована самоорганизация через Facebook. Что характерно, после того, как обвалились цены на продовольствие в результате начала мирового экономического кризиса, волна протестов пошла на спад. Но уже была создана инфраструктура взаимодействия молодежи через среду, которая показала свою крайнюю эффективность и во время новой волны.

 

Исключительно велика роль медиаканалов. Ведь в некоторых других азиатских странах ситуация близкая, в том же Пакистане. Там тоже потенциально взрывоопасная среда, но нужно иметь в виду, что за последние 10-15 лет в арабском мире произошла ещё и медиареволюция, появились суперпрофессиональные телевизионные каналы. Самый известный – Аль-Джазира.  Аль-Арабия – кувейтский аналогичный спутниковый канал, менее популярен, но абсолютно сопоставим по качеству.

 

Старший научный сотрудник одесского филиала Института стратегических исследований Жанна Игошина пишет в своей статье о причинах арабского переворота. Слабая эффективность проведенных реформ, рост безработицы и социальная неудовлетворенность широких масс населения, обострение демографической и продовольственной проблем на фоне проникновения в регион новейших информационно-коммуникативных технологий привели к образованию «вакуума авторитаризма» и создали благоприятную почву для геополитических игр с высокими ставками. 

 

Таковы, по мнению экспертов, общие причины внезапно вспыхнувших революций. Но каждая страна имеет свои отличительные особенности, которые влияют и на характер переворотов и на сценарии их дальнейшего развития. Рассмотрим специфику каждой из арабских стран, охваченных негодованием народных масс.

 

Тунис:

 

В Тунисе 14 января произошла "жасминовая" революция. На протяжении целого месяца всю страну охватывали постепенно народные волнения. Президент Зин аль-Абидин бен Али бежал из Туниса с семьей в Саудовскую Аравию и на следующий день был отрешен от должности Конституционным советом страны.

 

Тунисскую революцию называют «твиттерной», потому что координация действий демонстрантов проходила через Интернет, социальные сети.

 

В Тунисе проблема сверхинтенсивной миграции из деревни в город более или менее решена. Плюс высокий уровень образованности безработной молодёжи. Это было важным фактором того, что революции были в такой степени бескровными, в чём-то походили на студенческие революции 1968 года в Западной Европе, либо на бархатные революции. Всё-таки высокообразованная молодёжь не так склонна к кровопролитию, как плохо образованная, об этом можно довольно уверенно говорить.

 

 

Египет:

 

В Египте 25 января начались массовые акции протеста с требованием реформ и отставки 82-летнего президента Мубарака, который правил страной 30 лет.

 

На момент начала египетской революции 43% безработных в стране имели высшее образование. Соответственно, около половины безработных находились в возрасте 20-24 года.

 

Египет не заинтересован в военном влиянии или вообще в серьезном использовании жесткой силы в какой-либо стране, он способен оказывать только мягкое, но не жесткое воздействие. У него хватает собственных проблем в экономике. Поэтому вести за собой других он сможет только благодаря дипломатии.

 

Египет и Тунис – сделали ряд успешных шагов по революционному пути. Это позволило начать продвижение в сторону конституционной реформы и подготовки честных выборов, призванных закрепить новый порядок, новую политическую систему. Как считает директора Ближневосточного центра Карнеги Пол Салем, у Египта и Туниса есть неплохие шансы на создание дееспособного демократического строя, хотя, конечно, будет еще немало проблем. И здесь один из вероятных вызовов – слишком большая роль, которую могут играть военные при принятии политических решений.

 

 

Ливия:

 

Ни в Тунисе, ни в Египте военные не решились стрелять в своих соотечественников, в Ливии же реальная власть находится сегодня в руках наемников, которые без сомнений открывают огонь по ливийцам, демонстрируя верность хозяину.

 

Стоит отметить достаточно жесткий национальный характер ливийцев - их готовность сражаться. Ведь итальянцы потратили в начале прошлого века почти 20 лет на завоевание этой страны.

 

Сколько будет продолжаться война в Ливии– неизвестно. Революция превратилась в  гражданскую войну, страна переживает сейчас глубокий кризис. За прошедшие месяцы война в Ливии приобрела затяжной характер и постепенно превратилась в новость второго плана.

 

Йемен:

 

Йемен – это страна, которая находится на первом месте в мире по доле ВВП, государственного бюджета, расходуемого на образование. Йемен очень сильно отстаёт от других арабских стран в плане демографического и урбанизационного перехода – там до сих пор 70% населения живёт в деревнях. В большинстве арабских стран уже давно больше половины населения живёт в городах, в Ливии - уже под 90%. В очень многих арабских странах урбанизационный переход уже завершился, произошло перетекание населения из деревни в город, но в Йемене этот процесс еще не завершился. Очень опасно сочетание молодёжного бугра с массированным притоком населения из деревни в город, это создаёт особую взрывоопасную массу.

 

Сейчас в Йемене обстановка сильно накалилась. В столице идут ожесточенные бои между правительственными силами и отрядами местных племен.

 

Здесь же стоит поговорить о тех арабских странах, до которых еще не дошла волна революции, но они следующие в списке негодующих.

 

 

Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, Оман:

 

Что касается нефтяных монархий – Саудовской Аравии, Катара и других, то они, в основном, остались не затронуты волной политического насилия. Правда, она коснулась двух небольших государств из этой категории – Бахрейна и Омана, но там события развиваются в разных направлениях. В Омане, где прошли незначительные акции протеста, существует возможность для некоторых позитивных реформ в рамках монархии. В Бахрейн же Саудовская Аравия и Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива направили войска для подавления манифестаций.

 

 

Иран:

 

Восстания в арабском мире приободрили иранских оппозиционеров. В Иране снова прошли демонстрации. Естественно, они были связаны с теми протестами, что имели место после выборов 2009 года.

 

Очевидно, что существуют арабский мир, турецкий мир и иранский мир. Когда в Тегеране в 2009 году поднялась волна манифестаций, она не вызвала почти никакой реакции в арабском мире. Но когда то же самое случилось в Тунисе, не прошло и двух месяцев, как весь регион охватило пламя. И когда несколько десятилетий назад в Турции установился демократический строй, в арабских странах ничего особенного не произошло. Победа же демократии в Тунисе и Египте изменила весь арабский мир.

 

Сирия:

 

Ситуация, несомненно, весьма и весьма серьезная. Сейчас тысячи сторонников правящего режима выражают свою поддержку президенту страны Башару Асаду и проводимой им политики реформ. Демонстрации в поддержку режима проходят сразу в нескольких городах Сирии.

 

Сегодня никто не может предугадать, что произойдет в дальнейшем. Существует несколько возможных сценариев. Первый заключается в том, что власти, подобно Ирану, будут сдерживать движение протеста. Не исключено, что Дамаску придется забыть обо всех нормах демократии. В конечном итоге единственный выход для него – удовлетворить некоторые из главных требований протестующих: больше народовластия, больше свободы, обуздание коррупции и так далее. Другой сценарий – властям удастся найти некое удобоваримое сочетание реформ и репрессий. Пока что это не получается, хотя заявления на сей счет звучат.

 

Третий сценарий выглядит куда мрачнее. Если движение протеста будет быстро шириться, а режим не перестанет противодействовать ему массированным применением силы, Сирия может скатиться к полномасштабной гражданской войне на межконфессиональной и межэтнической основе. Многие люди осознают эту опасность, и хочется верить, что она не станет реальностью, но такая вероятность существует. Поэтому будущее Сирии спрогнозировать очень трудно.

 

Если режим Асада все же не удержит власть, то в стране, вероятно, произойдет межобщинная резня, жертвами которой могут оказаться и алауиты, и христиане. Сирию не зря называют стратегически важной страной: эхо ее дестабилизации отзовется и в Ливане, и в Иордании, и в Ираке. Почувствуют разницу и в Израиле.

 

Сирийская оппозиция создала Национальный совет переходного периода. Оппозиционеры тем самым пошли по пути ливийских коллег, чье повстанческое правительство даже признано рядом государств.

 

Итак, в арабском мире ситуация чрезвычайно варьируется: на сегодня только о Египте и Тунисе можно определенно сказать, что они движутся по пути к демократии. Египет – очень важная страна из-за своей величины и центрального положения: если он сможет построить демократию, то это окажет значительное долгосрочное влияние на все другие государства и будет продолжать подталкивать их к большей демократизации.

 

Обзор подготовила Виктория Князева

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/w-monitorings/16532/">ISLAMRF.RU: Арабский переворот: анализ причин и прогнозы российских экспертов</a>