RSS | PDA | Архив   Суббота 18 Май 2024 | 1433 х.
 

Мусульмане и будущий президент

06.03.2008 15:08

Предлагаем вашему вниманию обзор печатных и электронных СМИ по Российской Федерации за 25 февраля – 2 марта 2008 года.

Мусульмане и Дмитрий МедведевНакануне президентских выборов мусульманские СМИ озадачились вопросом, каковы электоральные роль и потенциал российских приверженцев ислама. Аналитики сходятся во мнении, что они крайне невелики, и дело здесь в самих мусульманах, которые по-прежнему не способны мобилизовать свои усилия для того, чтобы стать одним из субъектов политического процесса.


Независимый исламский информационный канал «Ислам.Ру» опубликовал 26 февраля стенограмму беседы представителей мусульманской общественности, посвященной предстоящим выборам главы государства под заголовком «Что ждет нас после 2 марта?»

Разговор, в котором приняли участие глава общероссийского общественного движения «Российское исламское наследие» Шавкат Авясов, политолог, исламовед Ахмад Азимов и, в качестве ведущего, руководитель информационно-аналитического отдела Ислам.Ру Абдулла Ринат Мухаметов, прошел 19 февраля в Москве в студии телевидеокомпании «Исламский мир».

Был затронут широкий круг вопросов. В том числе собеседники обсудили итоги пребывания В.Путина на посту президента России. Так, Ш.Авясов отметил, что в этот период произошло сближение России с исламским миром, а из лексики государственных деятелей и крупных чиновников практически исчезли «разного рода антиисламские термины, выражения и ярлыки, которые зачастую прилеплялись любому мусульманину». Кроме того, изменилась и политика властей в отношении мусульман страны. Так, при поддержке государства были созданы специальные фонды, которые оказывают практическую материальную помощь исламским центрам. Однако при этом «стало чрезмерным» влияние Русской православной церкви. По мнению лидера РИН, это произошло в силу отсутствия у государства идеологии, утраты им влияния на массы.

А.Азимов предполагает, что с приходом на пост президента Д.Медведева будет усилен западный вектор внешней политики – в ущерб отношениям с исламским миром. Его собеседник с этим не согласился. Давление США и НАТО вынуждают Россию искать союзников, а с мусульманским миром у нее множество точек соприкосновения, среди которых – энергетические и строительные проекты, торговля оружием.

На положении мусульман внутри России приход Медведева, по мнению А. Азимова, не должен сказаться негативно, поскольку ему больше, чем Путину, свойственна равноудаленность от всех конфессий, и он будет больше апеллировать к закону.

А.Азимов заострил такой вопрос: «Существует ли в российском государстве проблема исламофобии?» Судя по официальным документам, законам, заявлениям, исламофобия на государственном уровне у нас отсутствует. А вот отдельные представители власти среднего и низшего звена ей все же подвержены, поскольку они - слепок нашего общества, страдающего многими видами ксенофобии. Что и проявилось в ситуации с запретом мусульманской литературы. Сюда же накладывается и неорганизованность и деморализованность российской уммы, так что «отдельный чиновник считает для себя возможным действовать в отношении мусульман, как ему вздумается».

Разговор также шел вокруг роли муфтиятов и общественных мусульманских организаций, Косовского прецедента, проблемы сепаратизма, миграционного и демографического факторов и др.


ИА «Islamnews» опубликовало 27 февраля материалы опроса мусульманских экспертов относительно предстоящих (на тот момент) выборов президента РФ.

Редактор отдела политики журнала «Смысл» Руслан Курбанов проблемой мусульманской общины России назвал отсутствие в ней сплоченности, единой позиции, которая есть у мусульман западных стран: «Она (мусульманская община) хочет стабильности, и этот фактор сыграет свою роль на выборах».

Преподаватель МГИМО, специалист в области исламской экономики Ренат Беккин заявил, что не пойдет на выборы, поскольку «их необходимо бойкотировать». Он склоняется к тому, активность мусульман на выборах, из-за предрешенности их результатов, будет крайне низкой, «за исключением тех регионов, где избирателей будут принудительно сгонять на участки». Ни один из кандидатов, по мнению Р. Беккина, не отвечает требованиям об «идеальном президенте для мусульман» даже на 50 процентов.

Философ, политолог Али Вячеслав Полосин считает выборы президента России очень важными с точки зрения сохранения стабильности. При этом он отметил, что религиозный, в том числе мусульманский, фактор никем активно не задействуется: «И православные, и мусульмане понимают, что президента избирают граждане страны по политическим предпочтениям». Заслуга Путина, по мнению А.-В.Полосина, как раз в том, что он десакрализировал должность главы государства.

Кандидат политических наук, заместитель главного редактора портала Ислам.Ру Абдулла Ринат Мухаметов полагает, что выборы президента нужно рассматривать через призму задач «уммастроительства», достижения субъектности в публичном и политическом пространстве страны. А для этого нужно сконцентрироваться не на внешнем, а на внутреннем аспекте, нарастить «свое оригинальное мировоззрение, общее информационно-идеологическое поле, свои социальные, культурные, политические институты, элита и актив». На это потребуется «хотя бы лет 5-7 стабильного развития».

Председатель Ассоциации культурно-просветительских общественных объединений «Собрание» Мухамед Саляхетдинов отмечает, что ислам призывает человека к ответственности за себя и за общество, поэтому «сегодня мусульмане должны научиться голосовать, демонстрировать свою позицию, что будет способствовать повышению их общественного статуса, и в перспективе они смогут достойно отстаивать собственные интересы».


ИА «Regions.Ru» опубликовало 27 февраля мнение председателя Духовного управления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставропольского края Исмаила Бердиева по поводу итогов восьмилетнего правления В.Путина.

И.Бердиев полагает, что за это время на смену анархии пришли порядок и законность. Религиозные же организации стали ощущать поддержку со стороны государства, которое «занимает правильную позицию: не вмешивается во внутрирелигиозные дела, но помогает всем религиям». Примером тому духовный деятель назвал назначение Рамзана Кадырова, «человека религиозного», на пост президента Чеченской республики.


Газета «Коммерсант» опубликовала 29 февраля заметку Юлии Рыбиной «Обвиняемый в убийстве имама юридически точно признался. Присяжные его оправдали».

В ней сообщается о том, что разбирательство в Верховном суде Дагестана по делу Султана Арслангереева, которого обвиняли в убийстве имама Дагира Качаева в Махачкале «на почве религиозной ненависти» и участии в преступном сообществе, завершилось оправдательным вердиктом.

По версии обвинения, 21-летний житель Махачкалы ваххабит Арслангереев, входящий в группу Шамиля Гасанова, в феврале прошлого года убил Д.Качаева, будучи недовольным проводимыми им в жизнь основами ислама.

В ходе суда Арслангереев заявил, что оговорил себя после пыток и угроз расправиться с его семьей. Его адвокату удалось отметить некоторые нестыковки в доводах обвинения, в частности, он обратил внимание на отсутствие мотива преступления (по словам брата убитого, имам не был ярым борцом с ваххабизмом).

Прокуратура планирует подать кассацию на решение суда.


Сайт радио «Свобода» опубликовал 26 февраля стенограмму передачи «Час прессы» на тему «Войну игорному бизнесу и наркоторговле в Ингушетии объявило подполье».

Поводом к разговору с обозревателем «Времени новостей» Иваном Суховым и редактором отдела «Московского комсомольца» Айдером Муждабаевым послужили появившиеся на рынках, остановках, центральных улицах городов и сел Ингушетии листовки, в которых неизвестные сообщают, что после 1 марта начнут убивать наркоторговцев, владельцев притонов и залов игровых автоматов, поскольку их деятельность противна Аллаху.

Разговор в студии зашел о том, что вообще представляют собой боевики Ингушетии. По мнению И. Сухова их на территории этой республики «1-2 процента от всех жителей», причем девять из десяти из них не имеют отношения к вооруженному джихаду, а просто пытаются отстоять свое право верить так, как они считают должным. Категория же вооруженного крыла увеличивается за счет того, что правоохранительные органы давят именно на мирных верующих: проводят некорректные профилактические мероприятия, прибегают к «неизбирательному насилию». А то, что социально активная часть исламистского движения берет на себя ликвидацию наркопритонов, журналист связывает с неспособностью или нежеланием властей предложить населению какие-то позитивные социальные проекты.

В передаче был затронут и вопрос о «восстановлении шариата» в Чечне усилиями Рамзана Кадырова. И.Сухов полагает, что введенные правила внешнего вида в учебных заведениях и других общественных местах «достаточно условны» и носят характер «гламурного варианта шариатского порядка»: «Я не думаю, что в Чечне кто-то реально понес наказание за отсутствие платка на голове. <…> Ну какой может быть шариатский порядок, если на центральной улице Гудермеса открыты роскошные ювелирные магазины, если идет какая-то светская жизнь, если ему самому (Р. Кадырову. – Р.Ш.) это все нравится, если он приглашает знаменитостей из Москвы на всякие концерты по поводу своих собственных юбилеев и юбилеев своего погибшего отца».

А.Муждабаев полагает, что инициативы чеченских властей связаны с их стремлением показать свою абсолютную власть над регионом и «незалежность от федерального центра» и называет их «политическим фетишизмом»: «Вот будем носить косынку, вот захотим так – и сделаем так. Хотя и Россия, и Чеченская Республика – светское государство, а вот захотел я – и будет вот так. Захотел – и не будет этого. Захотел – водку будут продавать (или не будут продавать)».

И.Сухов считает, что в Чечне по сравнению с концом 1990-х годов, когда [чеченки] «гордились тем, что они, в отличие от многих горных районов Дагестана, очень образованные и не покрывают голов», произошла «огромная архаизация». «Продвинутые», «городские» уехали из республики, а для тех, кто остался, нормы традиционного ислама – очень важная часть жизни.


Общественно-политический еженедельник «Черновик» опубликовал 29 февраля статью Ахмеда Саидова «...И на первый взгляд как будто не видна... и на второй, и на третий...»

Автор статьи подробно анализирует процесс перерождения дагестанской милиции в структуру, ключевым направлением деятельности которой является борьба с террористами. Этот процесс был обусловлен нападением боевиков на Дагестан в 1999 году, спецоперацией в селениях Карамахи и Чабанмахи, убийствами сотрудников правоохранительных органов, похищениями людей, соседством с Чечней. В итоге борьба с преступлениями криминального характера отошла на второй план, и как результат – криминальная ситуация в республике стала неуправляемой.

«А с идеологией, — отмечает А. Саидов, - нужно бороться ее же оружием: убеждением, контрпропагандой. Милиция к этому не приспособлена. Отсюда и «топорная» работа по борьбе с терроризмом, где проще стало убить человека, чем победить его идейно. <…> Количество лиц в списке неблагонадежных служит мерилом состоятельности главы ОВД, а потому и работа по противодействию терроризму и экстремизму признана приоритетной».

Сложные дела о терактах, за которыми, как заявляет милицейское руководство, стоят ваххабиты, раскрываются «удивительно быстро»: «На судах по «ваххабитским» делам из обвинительного заключения следовало, что любой боевик оказывался подручным Хаттаба и Басаева. Ну а если нет, то точно имел с ними связи и проходил подготовку в лагерях Чечни».

Такая ситуация, по мнению автора, рождает соответствующее противодействие: «Люди, прошедшие через жернова репрессий силовиков, стали подаваться в леса – «за справедливостью»».


ИА «IslamNews» опубликовало 26 февраля интервью с муфтием Карелии Висамом Али Бардвилом, представлявшим российскую общину на новообразованной Ассамблее имамов Европы, под заголовком «Имам – самый добрый диктатор».

Создание этой структуры, по словам муфтия, связано с необходимостью координировать деятельность имамов Европы, чтобы рядовой мусульманин не сталкивался с неоднозначным толкованием того или иного процесса, как это сейчас нередко происходит: «Один человек может ходить в разные мечети и слышать разные мнения по одному и тому же вопросу, противоречащие друг другу». Поэтому Ассамблея будет заниматься подготовкой имамов, организовывать для них семинары и научные конференции, вырабатывать общую позицию мусульман по богословским, политическим и иным вопросам: «Разумеется, эти решения должны быть обоснованы шариатски, но, что не менее важно, — мы должны знать закон страны, в которой находимся».

В.-А.Бардвил отмечает, что в Европе «нет того разделения между религиозными и общественными организациями, которое есть у нас», и при этом чувствуется единство народа с этими организациями. Мусульманин там, как правило, - член общины. Именно в этом европейские мусульмане ушли далеко вперед по сравнению с российскими, хотя наше законодательство более благоприятное. По мнению муфтия, российские мусульмане не умеют хорошо толковать и использовать законы, у них отсутствует политическая и общественная активность.


Портал «Credo.Ru» опубликовал 26 февраля интервью с председателем попечительского комитета Совета муфтиев России Фаритом Фарисовым под заголовком «В новой российской идеологии должно быть место всем традиционным религиям Росcии».

Ф.Фарисов рассуждает о планах СМР по разработке и внедрению концепции взаимоотношений ислама с государством и обществом. В значительной мере она будет основываться на опыте Китая с его развитой мусульманской инфраструктурой. Кроме того, по мнению председателя попечительского комитета СМР, следует заниматься адаптацией мусульман, плохо говорящих по-русски и мало знакомых с русской культурой.

Собеседник портала отметил, что российские мусульмане имеют серьезную поддержку во властных структурах, о чем свидетельствуют недавние рабочие встречи представителей Совета муфтиев с Дмитрием Медведевым и Сергеем Мироновым. На них были приняты «поворотные во многом решения», огласить которые, как сказал Ф.Фарисов, пока невозможно.

Рассказал Ф.Фарисов и о реконструкции московской Соборной мечети, в ходе которой возникает немало как организационных и финансовых, так и чисто технических вопросов: «Только за рассмотрение вопроса о переносе трансформаторной будки, находящейся на территории мечети, с нас запросили 10 млн. долларов и не решали никак вопрос, пока не вмешался президент». Мораторий на зарубежную помощь, по словам Ф.Фарисова, не сохраняется. Уже выстроилась очередь из иностранных инвесторов - так, в строительстве готов поучаствовать президент Казахстана Н. Назарбаев.


Газета «Русский курьер» опубликовала 25 февраля интервью с автором книги "Новейшая история ислама в России" и тематической энциклопедии "Современный ислам в России" Романом Силантьевым под заголовком «Соблазн экстремизма. Ислам в России распространяется в нетрадиционных формах».

По мнению исламоведа, ислам чувствует себя неуютно, будучи отделен от государства, поскольку он не разделяет власть духовную и мирскую. В этом его отличие (в российских условиях) от православия, для которого естественно отделение церкви от государства, то есть «симфония» с властью, но не слияние с ней. Причем в случае «категорического отделения» ислама от государства он имеет тенденцию «маргинализовываться, становиться силой, враждебной государству».

Религиозное самоопределение по этническому принципу интервьюируемый называет поверхностным. Эта поверхностность проявляется в том, что, как и в случае с православными, у которых доля "воцерковленных" не превышает 2-3%, доля «тех, кто совершает намаз, как положено, пять раз в день, кто выдерживает строгий пост», точно такая же.

Рост радикализма в среде мусульман Р.Силантьев связывает с растерянностью лидеров традиционного ислама. Часть из них оказалась смещена со своих постов при попустительстве органов государственной власти, другие устояли, но не смогли ничего противопоставить расколам в собственной среде.

Привлекательность ваххабизму, по мнению исламоведа, придают его чисто «протестантские», «пуританские» черты – простота («кто не с нами - тот против нас») и фактор земного преуспеяния («если ты богат и влиятелен, Бог тебя любит»). При этом бороться с ваххабизмом в условиях демократического общества очень непросто. Так, в Европе собственный инстинкт самосохранения требует от нее, по мнению Р.Силантьева, противостоять исламизации, однако это противостояние вступает в конфликт с приверженностью к правам человека и толерантностью.

Касаясь отличий процессов исламизации на Северном Кавказе и в Татарстане, исламовед отметил, что в первом случае она идет снизу, а во втором - сверху.


Online-газета SKNews.RU опубликовала 26 февраля заметку Мусы Минаева ««Бизнес-хадж». Духовные лидеры мусульман КБР обвиняют друг друга в плохой организации хаджа».

Поводом к ее написанию послужила дискуссия в СМИ Кабардино-Балкарии по итогам прошедшего хаджа. Организация поездки и условия пребывания в Саудовской Аравии вызвали немало нареканий со стороны паломников, которые вынуждены были задержаться на святой земле.

Руководство ДУМ КБР обвинило в плохой организации хаджа руководителя кабардино-балкарской группы, раис-имама Соборной мечети Нальчика Назира Ахматова. По словам же Н.Ахматова, все проблемы изначально были спровоцированы распоряжением председателя ДУМ КБР А.Пшихачева организовать хадж через московскую фирму «Салям тур». В работе с ней и возникли проблемы (ночевки на полу в аэропорте, плохое качество размещения и доставки паломников к святыням и др.). Чтобы вернуть группу на родину, пришлось обращаться лично к президенту КБР и консулу России в Саудовской Аравии.

Н.Ахматов заверяет муфтия, что он примет самое деятельное участие в «расследовании в отношении использования денег паломников», которое предложил провести А.Пшихачев.


Сайт «Кавказский узел» сообщил 26 февраля о прошедшем в этот день в Нальчике заседании общественного совета при МВД Кабардино-Балкарии, на котором обсуждалась проблема религиозного экстремизма.

Министр внутренних дел Юрий Томчак отметил на нем, что в республике ведутся «профилактические мероприятия, чтобы не допустить вовлечения молодежи в экстремистские группировки. К сожалению, такие факты нами фиксировались, в том числе и в некоторых школах республики».

Председатель ДУМ Кабардино-Балкарии Анас Пшихачев считает, что то, что «сделано за последнее время, достаточно, чтобы сказать: положение в религиозной среде намного улучшилось». Он рассказал, что ДУМ ведет «пропаганду против этого зла, просвещая молодежь, читая лекции и ведя беседы в школах и вузах республики», однако этого, по его мнению, недостаточно: «Лекции и беседы малоэффективны. Надо работать с каждым индивидуально».


ИА «IslamNews» сообщило 25 февраля о том, что президент Центра стратегических и политических исследований, доктор исторических наук Виталий Наумкин заявил о своем негативном отношении к запрету литературы об исламе в России.

«Политика запретов не может являться альтернативой нормальному и разумному контролю за книгоизданием, прежде всего, со стороны самих мусульман. Такого рода запреты ни к чему хорошему никогда не приводили, а лишь загоняли часть общества в подполье», — заявил Наумкин «IslamNews».

Агентство напоминает, что ранее с критикой в адрес властей выступил член Научного совета Центра Карнеги, доктор исторических наук Алексей Малашенко, который назвал запрет литературы об исламе «глупостью».

 

Подготовил Рустам ШАКИРОВ

 

06.03.2008

 

Ссылки по теме:

В России избран новый президент

Дамир Мухетдинов: Мусульмане надеются, что новый президент продолжит политический курс В.Путина и не допустит разделения граждан на «своих» и «чужих» по религиозному признаку

03-03-08 В регионах с преимущественно мусульманским населением Дмитрий Медведев набрал больше голосов, чем в целом по России

Договоры между конфессионально ориентированными организациями и органами российского государства в контексте конструирования институтов гражданского общества

Умар хазрат Идрисов: Пусть начатое В.В. Путиным будет продолжено, развито и преумножено!

Мусульмане и выборы 2007–2008: мнения экспертов

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/w-monitorings/1929/">ISLAMRF.RU: Мусульмане и будущий президент</a>