RSS | PDA | Архив   Суббота 4 Декабрь 2021 | 1433 х.
 

Две половинки сердца

04.11.2011 16:36

  Петр Иванович Пашино — известный ориенталист, путешественник и литератор. В 1851 году вышла его первая публикация «Татарские сказания». В 1860 году журнал «Современник» напечатал три рассказа Петра Пашино «Волжские татары». Через год Министерство иностранных дел командировало Пашино в качестве второго секретаря посольства в Персию. Результатом поездки стали путевые очерки «Письма о Персии». В конце февраля 1866 года Пашино отправился в Ташкент. Через два года в свет вышло его новое сочинение «Туркестанский край в 1866 году. Путевые заметки», иллюстрированное художником Д. И. Вележевым. Новая книга была единственным изданием в то время в русской печати о Туркестане и имела большой успех.  

 

"Чтобы лучше понять, что такое мулла, нужно проследить всю жизнь его и выставить его всеми дурными и хорошими качествами. Впрочем, не берусь за это, а, не стесняя себя никакою программою, напишу что знаю и как умею.

 

Вы никогда не бывали в мечети и, конечно, вас интересует мусульманское богослужение? Удовлетворить любопытству, даже и в Петербурге, очень легко, стоит только отправиться на Невский проспект в дом Калугина, или к Чернышеву мосту в дом Лыткина и спросить там, где живет мулла, а в квартире муллы и находится и мечеть. Советую ехать в пятницу; она и у них заменяет наше воскресенье и еврейскую субботу, да кроме того в пятницу вы можете выслушать иногда и проповедь на татарском языке. Натурально вы ничего не поймете, но для вас покажется весьма естественным то, что мусульманский проповедник поучает свою паству, сидя на полу, ноги калачиком под себя. Некоторые муллы такие сочиняют проповеди, что, я думаю, едва и сами понимают их, а про прихожан и говорить нечего. Особенно это водится за молодыми, не забывшими еще школы муллами, которые употребление арабских и персидских слов принимают за верх учености. Но стоит иногда послушать другого муллу не в мечети, не во время проповеди, а тогда, когда к нему, к мусульманскому законоведу, являются за решением две тяжущиеся стороны, боявшиеся передать свою тяжбу в руки земского правосудия. Стоит послушать муллу, когда он силою убеждения и обаянием красноречия старается помирить стороны, увещевает и ободряет павшего духом бедняка. Конечно, мало тех избранных, убеждения и влияние которых ведут к хорошим последствиям, но в той деревне, где такой есть, население гораздо нравственнее, меньше споров и тяжеб, нежели там, где мулла занятой или торговлею, или кляузничеством.

 

Вообще же мулла имеет большое влияние на поселян, но для этого мало красноречия, мало ума, нужна сноровка, такт, а главное, хороший пример. При этом слово муллы — закон.

 

Если бы я описывал быт нашего священника, то, конечно, не было бы надобности упоминать о его жене, потому что она не имеет прямого влияния ни на кого, кроме своего супруга... Но, описывая духовенство мусульманское, необходимо сказать и о жене муллы как самом первом и влиятельном лице в женском татарском мире.

 

Каждую пятницу во время джумга намазы калитка муллы проскрипит непременно уж раз тридцать — это minimum. При первом скрипе выглядывает из окна одно только любопытное лицо муллихи, при втором — два и так далее, пока не наберется в избе татарок штук до пятнадцати. Здесь уже скрип нельзя услыхать, потому что пойдет такая трескотня и плескотня, что за нею, пожалуй, не услыхали бы даже полковой музыки... колокольчик, впрочем, услыхали бы и все бы кинулись к окнам и забору, чтобы увидеть, кто это едет, заседатель или становой.

 

В какие-нибудь четверть часа паства уже вдвое увеличивается, и уста-бикя, не принимавшая до сих пор почти никакого участия в разговорах, садится на нары, — начинается суетня, разговоры оставляются, и каждая прихожанка подносит муллихе чашку крупы или муки; та принимает, воздымает руки горе и читает вместе с нею молитву на тему: всякое даяние благо и всяк дар совершен. Это продолжается добрых полчаса, — впрочем, смотря по числу пришедших. Потом муллиха садится, придвигается поближе к стене, конечно, ноги калачиком, ее окружают знатные мира сего, некоторые облокачиваются и, состроивши набожную физиономию, ждут начала, другие заранее зажимают глаза, чтобы во время этой святой беседы око не соблазнило их. Наконец раздается обычное агузу билляги, вот и начало проповеди.

 

Жена муллы непременно должна быть по-мусульмански образованна, иначе она и не попадет ему в жены.

 

Впрочем, если бы муллиха не в состоянии была удовлетворить всем требованиям своего звания, то и это в татарском мире исправимо. Закон Мухаммеда, как вы знаете, допускает многоженство в известной степени; поэтому мулла, видя, что жена его по недостаткам своим упускает из-под рук много дохода, приискивает другую с обязанностью делится пополам относительно прихода; право же на взаимность имеет каждая одинаковое; или понедельно каждая жена ухаживает за муллою и пользуется его ласками или же поденно; другая же в это время преимущественно посвящает себя хозяйству. Ревность поэтому, кажется, не должна бы иметь здесь места; однако же бывает всегда напротив: старшая жена первая начинает коситься на свою соперницу и нашептывать про нее своему супругу, который находится постоянно между двух огней, потому что угодить обеим никак нельзя. На это случай даже есть анекдот: один богатый мусульманин имел двух жен. Обе они были красавицы и умницы и вследствие этого обе были одинаково любимы. Мусульманин был богатый и подарками не оделял ни одну; несмотря на все это, они ревновали друг друга. Случись же, на грех, так, что обе они померли в один час и даже в одну минуту, чего на свете не бывает, — чтобы не обидеть покойниц, искренно любивший их вдовец приказал прорубить в избе другие двери, чтобы вынести их вместе, а не одну за другой. Что ж бы вы думали? В первую же ночь является одна из них к горько тоскующему мужу и начинает сыпать упреки за то, что он другую любил горазда больше ее.

 

— Чего же ты то взяла? — спрашивает несчастный, которому уже надоело слушать незаслуженные упреки. — Кажется, я вас обеих одинаково любил и ни одну ни в чем не оделял!

 

— Как с чего! — со слезами отвечает покойница. — Ты ее приказал вынести в новые двери, а меня в старые?

 

Анекдот этот вы услышите от всякого татарина, имеющего более одной жены, если поинтересуетесь узнать о согласии между двумя половинками сердца.

 

 

(Отрывок из «Волжских татар»)

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/c-news/18784/">ISLAMRF.RU: Две половинки сердца</a>