RSS | PDA | Архив   Среда 10 Август 2022 | 1433 х.
 

Халида-апа из рода Борондыки и вакф мецената Речапова

03.12.2008 14:37

В Тюмени живет дочь имам-хатыба, служившего в городской мечети еще в царские времена. Она приходится родственницей первому муфтию Российской Империи Мухамеджану бин Хусаину аль-Борондыки (Бурундукову).  

Императорские указы

Халида Бурундукова родилась в 1927 году, когда наступили самые тяжелые времена для ее семьи. Отца она помнит очень смутно. В памяти сохранилось, как он носил ее на руках, и как она, маленькая, играючи, прыгала ему на спину, когда он совершал земной поклон в намазе.

Отец тюменской пенсионерки, заслуженной учительницы Халиды Ибрагимовны Бурундуковой-Фахретдиновой был первым имам-хатыбом Тюмени.

Сразу скажем, почему - первым. До 1905 года Тюмень не имела мечети. Храмы были во всех пригородных татаро-бухарских аулах, в центре Тобольской губернии - «граде Тоболеске», но в уездном городе Тюмени «магометанам», как отмечал еще Петр Словцов, автор «Исторического обозрения Сибири», иметь мечеть не позволялось. На намазы мусульмане города собирались в небольшую ярмарочную мечеть в так называемом «Таборе» — торговых рядах в двух верстах от Тюмени.

Ситуация изменилась в 1905 году после выхода царского указа «Об укреплении начал веротерпимости». Друг за дружкой по улице Спасской (ныне ул.Ленина) рядом со Спасской церковью и храмом Михаила Архангела появились католический костел, синагога и «Градо Тюменская мечеть».

Собственный дом в два этажа пожертвовал в пользу первой мечети коневод Сулкарнай Речапов. Разрешение на вакф меценату предоставлялось Департаментом духовных дел иностранных исповеданий МВД. Сделка дарения была заключена в присутствии нотариуса между Сулкарнаем Речаповым и хатыпом Тюмени Ибрагимом Бурундуковым.

Документ Оренбургского Магометанского Духовного Собрания о приеме пожертвования выглядит так:

"1906 г., января 05, - копия Оренбургского мусульманского духовного собрания хатыпу г. Тюмени И.Г. Бурундукову.

Указ его Императорского Величества Самодержца Всероссийскаго из Оренбургского магометанского духовного собрания Хатыпу города Тюмени Ибрагиму Гысматуллину Бурундукову.

По Указу Его императорского величества, в духовном Собрании слушали: доклад, Бухарец Тюменского уезда, Бухарской волости, проживающий в новых юртах, Сулкарнай Речапов при заявлении, от 24 августа 1905 года, представляя купчую крепость на недвижимое его имение, состоящее в г. Тюмени, по Спасской улице под №9, заключающееся в каменном доме с надворными постройками и местом земли; при чем заявляет Духовному собранию, что имение это он жертвует в полную собственность Тюменской мечети и просит дать поручении Тюменскому мулле о совершении крепостным порядком дарственной записи на жертвование им мечети имение"...

Приказали...  уполномочить хатыпа города Тюмени Ибрагима Гысматуллича Бурундукова, которому и дать об этом указ, предложив по совершении дарственной записи и получении от Старшаго Нотариуса главной выписи представить ее в Собрание".(1)

Предки

Согласно генеалогическому древу (шеджире хранится у Халиды-апа), тюменская ветвь Бурундуковых восходит к Мансуру аль-Борондыки. От сыновей Мансура, братьев Хусаина и Хасана произошли: от первого Мухамеджан Хусаинов, ставший муфтием России, от второго сына Хасана – тюменская линия рода Борондыки.

Родословная отца Халиды-апа Ибрагима Бурундукова выглядит так: Ибрагим б.(сын – К.К.) Гыйсматулла б.Сайфетдин б.Гусман б.Иосыф б.Баймирза б.Сулейман б.Кылыч Арслан б.Кучи б. Хажи Асан (Хасан) б.Мансур, б.Гаптрахман, б.Анас Борондыки.

В Сибири потомки известного рода оказались в конце XIX века. Хисматулла (Гыйсматулла) Бурундуков, дед Халиды-апа, приехал в Тюменский округ из Саратова по приглашению купца-мецената Юрт Ембаевских Нигматуллы-хаджи Кармышакова, который содержал мечеть и медресе в родном селе Ембаево. Меценат пригласил Хисматуллу Бурундукова на должность мударриса (ректора) Ембаевского медресе, предоставил богослову из Саратова дом, все другие условия.

Сын мударриса Ибрагим Хисматуллы-улы пошел по стопам отца. После окончания Ембаевского медресе он отправился учиться в Турцию. Во время учебы в Османской империи Ибрагим подружился с сокурсниками Саидом и Хасаном из города Петропавловска (ныне центр Северо-Казахстанской области). Однажды, возвращаясь с учебы на каникулы, он остановился погостить у друзей. Здесь молодому человеку приглянулась юная сестра сокурсников Рабига-ханум.

«Так и познакомились мои родители, - рассказывает Халида-апа. – Мама была намного младше отца. Она надолго пережила папу. Мама часто вспоминала, как они жили на втором этаже мечети на улице Спасская, а в первом был молитвенный зал».

После окончания учебы в Турции Ибрагим Бурундуков был назначен имам-хатыбом Тюмени. Служил он при ярмарочной мечети в «Таборе». Любопытно, что в 1905 году в период передачи Сулкарнаем Речаповым своего дома в пользу «Градо Тюменской мечети» Ибрагим и Рабига уже проживали по этому же адресу – Спасская, 9. Вероятно, устный договор о вакуфном дарении имел место еще до появления царского указа о веротерпимости.

Из архивных источников выходит, что в начале XX века на улице Спасской возник целый мусульманский комплекс, включающий мечеть, "магометанскую школу" и дом служб.

Соседний каменный дом на Спасской, 7 был куплен в 1911 году тюменским бухарцем Хайритдином Абайдуллиным и, по свидетельству потомков этого человека, также передан в пользу «магометанской общине», хотя документальных подтверждений тому нет.

«В квартире при мечети родились мои братья Ибрагим, Минуб, Хасан и сестра Наджия, - рассказывает Халида Ибрагимовна. – Еще одна сестра, Мариям, родилась в Екатеринбурге. Мама вспоминала, как она беременная повезла ослепшую бабушку на лечение в Екатеринбург, там они жили у известных купцов Агафуровых, дети которых учились у моего отца в Тюмени. Мама всегда с теплотой вспоминала, как их чествовали Агафуровы, возили на свои знаменитые дачи».

В период гражданской войны, когда город заняла армия Колчака, кто-то из «доброжелателей» донес, что тюменский имам состоял в хороших отношениях с коммунистами. Ибрагима Бурундукова арестовали. Рабига избежала ареста, спрятавшись в доме близких друзей. Ее мужа собирались отправить на "баржу смерти", плавучую тюрьму. Выручили Ибрагима родители бывших учеников, с большим трудом им удалось вызволить имама из заточения.

Красный каток

Пребывание в заключении подорвало здоровье Ибрагима Бурундукова. После занятия города красными он решает оставить работу в мечети и уехать в один из отдаленных татарских аулов, подальше от революционных потрясений. Так семья оказалась в деревне Куллары Тобольского района, где и родилась в 1927 году дочь Халида. Старшие дети к тому времени уже проживали отдельно от родителей. Мунип учительствовал в деревне Лайтамак. Хасан после женитьбы обосновался в деревне Бегетино, где имамом служил бывший ученик его отца.

«Градо Тюменскую мечеть» закрыли в 1922 году. В архивах сохранился акт изъятия имущества. В нем говорится:

"1922 года апреля 4 дня, мы, нижеподписавшиеся настоятель иногородской градо Тюменской мечети Ш. Минликаев, даем подписку Тюменской губернской комиссии по учету церковного имущества, члену таковой т. Евдокимову о том, что мы отвечаем всем своим достоянием и имуществом за правильность данных сведений по учету имущества в г. Тюмени мечети. Подпись Минликаев".

В описи имущества значится:

"Дом каменный, длиной 9 сажень, шириной 3 сажени, 2 аршина, двухэтажный с мезонином и с выходом на площадку мечети, крытый железом. Символ верования. Минара медная 1 пуд 20 фунт луженая. Внутри мечети. Молебная комната устлана коврами в четыре полосы простыми (крашенными) шириной 3 сажени и длиной 3 сажени, 2 аршина, пять штук белых коленкоровых оконных занавесок и больше в мечети кроме деревянного подмостка для моления, окрашенного белой краской и обнесенного загородкой, ничего нет, в особенности отсутствуют ценности металлов".(2)

Беда пришла в семью Бурундуковых весной 1930 года. Тобольский отдел ОГПУ арестовал 24-летнего Хасана по обвинению в организации подпольной повстанческой организации. Сын Ибрагима и Рабиги работал в этот период в Бегетино уполномоченным по лесозаготовкам.

«Хасана заключили в Тобольскую тюрьму, - рассказывает Халида Ибрагимовна. - Мама мне рассказывала, что я была любимицей Хасана. Он просил маму принести меня с собой на свидание, но тюремное начальство не дало на это разрешения. Мне всего три годика было, конечно, я не могла запомнить моего несчастного брата».

После ареста Хасана семья настояла, чтобы отец уехал в Ташкент, где жил старший брат Рабиги-ханум, с которым Ибрагим Бурундуков в молодые годы учился в Турции. В Сибири шли аресты мулл. Бывшего имам-хатыба Тюмени, 60-летнего больного человека могли арестовать в любое время. На семейном совете постановили: отец едет в Ташкент, а как только Хасана освободят из Тобольской тюрьмы, в Узбекистан переберется вся семья Бурундуковых.

Мечтам, однако, не суждено было сбыться: тройка ОГПУ по Уралу приговорила Хасана к расстрелу. На память о старшем брате у Халиды-апа осталась пожелтевшая от времени фотография, сделанная, вероятно, непрофессионалом. На фото члены семьи в своей квартире на Спасской, 9. Круглый стол под абажурной лампой. На снимке едва заметна фигура мальчишки лет пяти с игрушечным пистолетом на руках.

«Сколько раз, глядя на эту единственную фотографию Хасана, мы с братьями и сестрами сожалели, что он взял в руки эту игрушку, - говорит Халида-апа. – Тяжело смотреть на фото, но оно единственное, что осталось от брата».

После расстрела Хасана на убитую горем семью свалилась еще одна беда: из Ташкента пришло известие о кончине отца.

В 1930 году здание "Градо Тюменской мечети" по постановлению президиума горсовета передали под общежитие сельхозтехникума. В 1942 году горисполком убрал с крыши бывшей мечети минарет, здание отдали в ведение жилфонда.

Через всю жизнь

Халида Ибрагимовна на учительской работе с пятнадцати лет. Стране Советов, уничтожившей большую часть своих образованных граждан, нужны были новые грамотные люди. Преподавать дочь имама начинала своим сверстникам. Затем был педагогический институт, факультет русского языка и литературы. Окончив курсы физруков, Халида параллельно преподавала физкультуру. Своей энергией она заряжала учеников. Часто всем классом отправлялись кататься на коньках, выходили все вместе на лыжню. Занималась она и комсомольской работой. Так вышло, что свою судьбу она связала с главным борцом с «религиозными предрассудками» среди татарского населения Тюменской области. В партийных органах вряд ли могли даже предположить, какие фотографии, письма с арабской вязью и родословную хранит у себя дома жена заместителя заведующего отделом пропаганды и агитации Тюменского обкома КПСС. Через всю жизнь она бережно пронесла семейный архив родителей.

Вакф Сулкарная Речапова - здание «Градо Тюменской мечети», где жили Бурундуковы - пять лет назад постигла печальная участь. В 2003 году по распоряжению тогдашнего главы города Степана Киричука двухэтажное здание по ул.Ленина, 15 (бывшая Спасская, 9), несмотря на протесты мусульман было снесено, а на его месте выросла элитная многоэтажка. После этого Степан Киричук недолго задержался в кресле мэра. И хотя он перестал быть главой города вовсе не потому, что по его распоряжению снесли вакф мецената Речапова, думается, что эти события все-таки связаны друг с другом.

 

Калиль Кабдулвахитов

 

1.Государственный архив Тюменской области. Ф.152. Оп.34.Д.976. Л.2-2 об. Документ печатается с сокращениями.

2. Государственный архив Тюменской области. Ф.2.Оп.1.Д.298.Л.316-317

 

На фото:

1.Халида Ибрагимовна

2.Ибрагим Бурундуков (в центре) с учениками

3. Рабига Бурундукова (сидит) с ученицей

4.Улица Спасская. На заднем плане минарет «Градо Тюменской мечети»

5.Халида в детстве с братом Ибрагимом и сестрами Наджией и Мариям

6.Халида Ибрагимовна в юности, 1963 год

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/6025/">ISLAMRF.RU: Халида-апа из рода Борондыки и вакф мецената Речапова</a>