RSS | PDA | Архив   Понедельник 4 Июль 2022 | 1433 х.
 

Движение улемов и Милли Шура в 1917–1918 гг.

19.11.2007 15:21

В марте 1917 г. в Казани было восстановлено существовавшее в дни российской революции 1905–1907 гг. Общество духовенства. Оно было создано в период российской революции 1905–1907 гг., рядом улемов круга Г. Баруди, включая его брата С. Галиева и К. Тарджемани. На III Всероссийском мусульманском съезде 1906 г. члены Общество Духовенства составили основу духовной комиссии съезда, возглавляемую Г. Баруди.

Галимжан БарудиВ марте 1917 г. оно было восстановлено и приняло хитаб (обращение) к имамам и мударрисам Казани: «В течение четырех веков при старом правительстве мы подвергались репрессиям и ограничениям. Нашу самую дорогую религию и язык принижали и рассматривали с презрением». Общество духовенства призвало к сохранению собственности и к активному участию в выборах в Учредительное собрание. Его председателем стал имам М.-С. Иманколый.

    В марте 1917 г. казанский имам Кашшаф Тарджемани выступил с лекцией о реформе ОМДС. Он упомянул, что уже в XIX веке муллы выдвинули лозунги религиозной свободы, контроля над медресе, мектебами и вакфами, когда Ш. Марджани составил и отправил проект в ОМДС. Начало современного этапа реформ Тарджемани относил к апрелю 1905 г., когда муфтием М. Султановым был созван съезд улемов при ОМДС. Среди идей, принятых на III Всероссийском мусульманском съезде в 1906 г., лектор отметил проект создания должности Раис уль-улама. Тарджемани видел именно в ОМДС — «исторический центр казанских мусульман» (здесь татар Волго-Уральского региона), то есть переносил на него функции национального центра.

    Общество духовенства 26 апреля 1917 г. приняло проект, определявший его точку зрения на устройство России и татарского общества. На общегосударственном уроне предполагалось превращение России в республику; выборы на основе национально-пропорционального представительства; союз с общероссийскими партиями, не выступающими против норм шариата. Женщины должны были получить равные политические права с мужчинами при сохранении норм шариата. Национальная автономия охватывала все религиозные, национальные и культурные вопросы. Духовные школы передавались Духовному управлению. Тюрко-татарский язык в России провозглашался официальным языком. В вопросе структуры автономии предлагалось равенство органов религиозной и светской автономии. Центральными органами культурной автономии провозглашались Мэркэз Дини Шуро (Центральный религиозный совет) и Милли Шуро (Национальный совет). Мэркэз Дини Шуро состояло из 5 муфтиев от 5 вилаятов (областей). Милли Шуро состояло из 5 мудиров (глав) от 5 вилаятов. Средняя Россия делилась на 5 вилаятов, где существуют национальные и религиозные меджлисы (парламенты): Казань, Астрахань, Оренбург, Уфа и другие. Управление вилаятами осуществлялось коллегиями: Дини Меджлис состоит из 5 казыев, Милли Меджлис состоит из 5 представителей. Каждый вилаят состоял из нахий (районов), в каждой нахии по 100 приходов. В нахии создавалась коллегия из 3 ахунов и 3 муфаттишей (контроллеров). В каждой махалле (приходе) создавалось Дини Идарэ (Религиозное управление) и Милли Идарэ (Национальное Управление). Главой местного Дини Идарэ становился имам, а главой Милли Идарэ — избираемое лицо.

    Именно Общество духовенства стало первым органом, выдвинувшим в 1917 г. проект национальной автономии. Этот вариант коренным образом отличался от решений всероссийских мусульманских съездов 1905–1906 гг. концентрацией на сугубо татарском, а не общероссийском уровне. Его Проект напоминает вариант апрельского совещания «Голяма жэмгыяте» при ОМДС и июньского совещания доверенных башкирских волостей Уфимской губернии в 1905 г. сохранением структурной вертикали муфтий — ахун — имам.

    20 мая 1917 г. Общество духовенства сформировало комиссию по подготовке Всероссийского съезда улемов (духовенства). В августе 1917 г. оно вошло в единый список на выборах в Казанское губернское Милли Шуро (Национальный совет). На Всероссийском съезде духовенства в июле 1917 г. Общество духовенства вошло в состав Всероссийского союза духовенства.

    На I Всероссийском мусульманском съезде в мае 1917 г. духовенство вело самостоятельную политику, приняло «деятельное и активное участие во всех политических делах», настаивало на параллельном сосуществовании национальных и религиозных органов. Ключевым моментом, усилившим самостоятельность духовенства, стало избрание независимого Духовного собрания во главе с муфтием Г. Баруди, который выдвигался на пост Раис уль-улама на III Всероссийском мусульманском съезде. Г. Баруди и избранные казыи представляли джадидов и в большинстве своем являлись активными общественными деятелями. На I Всероссийском мусульманском съезде в мае 1917 г. из того же круга под влиянием Г. Баруди было сформировано Временное бюро мусульманского духовенства (Бютенрусия руханилэр иттифакы) — корпорация мусульманского духовенства. Его председателем стал будущий член Совета улемов астраханский мухтасиб Г. Гумери, заместителем — М.-С. Иманколый, секретарем — З. Касимов. Центральное бюро В.с.д. было избрано на Всероссийском съезде духовенства в июле 1917 г. под председательством Х-Г. Габаши и включало Г. Гумери, З. Камали, М.-С. Хасани и К. Айдарова, Г. Апаная, М.-С. Иманколый. За исключением расстрелянного в 1919 г. Г. Апаная и Иманколыя все остальные в 1923 г. составили костяк Голямалар Шурасы. Целью Всероссийского союза духовенства было объявлено сохранение морали, обычаев и религии Ислама, то есть будущие цели, записанные в Уставе Голямалар Шурасы. Союз сконцентрировался на обеспечении нужд культа и материальных потребностей духовенства.

    20 мая 1917 г. в Казани руководством «Общества духовенства» была создана комиссия по подготовке Всероссийского мусульманского съезда духовенства. Таким образом, сторонники Г. Баруди взяли под свой контроль подготовку к проведению съезда корпорации.

    Кульминацией движения духовенства стал Всероссийский съезд духовенства (Голямалар съезды), проходивший 20–26 июля 1917 г. в Казани. В нем участвовало около 100 делегатов. Кроме представителей татар и башкир на нем присутствовало духовенство Крыма, Кавказа, Туркестана, Казахстана, Сибири, то есть съезд действительно носил всероссийский характер. Муфтий Г. Баруди, открывая съезд, обозначил основные его проблемы: структурирование Всероссийского союза духовенства; реформа мектебов, медресе и религиозного образования; определение обязанностей духовенства во время выборов; структура Духовного управления; структура приходов (махалль); религиозные праздники; общие обязанности духовенства; «Маджалла Махкама Шаргыя» («Журнал Духовного собрания»); издательская деятельность Союза духовенства; подготовка к общемусульманскому съезду; объединение Духовных Собраний в национальном вопросе.

    Мулла Н. Буави призвал съезд к активной роли духовенства. Ему возразил С. Максуди, заявивший, что деятельность духовенства должна быть ограничена тремя вопросами: обеспечение потребностей культа; обеспечение нужд духовенства, как класса; использование духовного влияния духовенства. Он подчеркнул, что духовенство должно выбрать этот путь, а не путь влияния на все стороны жизни. Против этой позиции выступили все улемы, включая З. Камали, С. Иманколый, И. Габиди, Г. Апаная, М. Кадырмети и Х. Габяши. В устав Общества духовенства был внесен пункт о его цели: «Сохранять мораль, обычаи и религию Ислама».

    24 июля на заседании съезда обсуждался вопрос о правах женщин. С докладом выступил консерватор Мурад Рамзи (Мекки). Он подверг резкой критике решения о равноправии женщин, принятые на Московском съезде. По его мнению, они подрывали устои татарского исламского общества. М. Рамзи подверг резкой критике решения о равноправии женщин, принятые на I Всероссийском мусульманском (Московском) съезде. По его мнению, они подрывали устои татарского исламского общества. Его оппонентом выступил М. Биги, защищавший равноправие женщин. М. Биги, категорически не согласный с позицией М. Рамзи, утверждал: «Все дети Адама, мужчины и женщины, без исключения равны во всех правах». Он призвал провозгласить в семьях автономию, чтобы «не погасли (не погибли) мусульманские государства». Столь радикальная терминология не была воспринята большинством съезда.

    Съезд принял решение об изменении решений I Всероссийского мусульманского съезда (май 1917 г.) по женскому вопросу в двух моментах: сохранение гражданского равноправия женщин, но отсутствие равноправия в вопросах права наследования, дачи свидетельства, развода; сохранение многоженства и паранджи.

    На II Всероссийском мусульманском съезде в Казани в 29 июля 1917 г. членом президиума съезда от духовенства казый Г. Сулеймани в докладе от имени ЦДУМ проанализировал его деятельность в послереволюционный период. Он заявил, что в соответствии с постановлениями Московского съезда мая 1917 г., уравнявшего права женщин и мужчин в сфере семейного права, Собрание упорядочило вопросы брака и развода. Оно столкнулось с ситуацией, когда «в некоторых местностях народ восстал против крайне консервативного духовенства, а в других местах — наоборот против того, что духовенство слишком либеральное». Сулеймани констатировал, что в правовом положении женщин сложилось критическое положение. Он констатировал: с одной стороны, вышеупомянутые постановления Московского съезда, «с другой стороны, Шариат и Коран… Со всех сторон эти постановления опротестовываются, и даже по этому вопросу прибыла делегация военных. Некоторые военные в Уфе из мечети выгнали женщин». Сулеймани отметил, что эти радикалы даже не отреагировали на замечания имамов, что пребывание женщин в мечети не противоречит нормам Корана.

    Сулеймани от имени Собрания призвал внести изменения в постановления Московского съезда, особо отметив, что вопросы норм шариата должны решаться только Духовным собранием, а не голосованием на съездах. Поправка Сулеймани сводилась к констатации того, что женщины обладают всеми правами, содержащимися в Коране, а также всеми политическими правами и свободами. Вместе с тем, Духовное Собрание регулирует вопросы многобрачия и развода (талак), контролируя соблюдение прав женщин. Вопросы же свидетельствования (шахада) и наследования (мирас) должны решаться по Корану. Против такого варианта выступили молодые социалисты, включая Мулланура Вахитова, Ильяса Алкина, Галимджана Ибрагимова и других. Позицию. Сулеймани подержали муфтий Галимджан Баруди и ахун Белебея Джамалетдин Хурамшин. Поправка Духовного собрания была отклонена большинством голосов, а его членов упрекнули в невыполнении решений съезда, на котором они были избраны. В ответ Сулеймани заявил, что в случае непринятии их поправки, Духовное собрание в полном составе уходит в отставку. В итоге, съезд покинули радикалы, а поправка Духовного собрания была принята единогласно. Таким образом, имамы сохранили единство нации. Духовное собрание донесло до общественных деятелей позицию большинства народа, которое выступало тогда против полного равноправия женщин.

    В целом, участники съезда духовенства смогли противопоставить свою позицию в женском вопросе либералам. Но именно объединенное заседание казанских мусульманских съездов 22 июля 1917 г., включив муфтият, как один из назаратов (министерств) в Милли Идарэ (правительство национально-культурной автономии), фактически поставило духовную власть под контроль светской. Путем отказа от ряда либеральных положений, и важнейшим из них стало частичное ограничение женского равноправия, светским лидерам удалось заключить альянс с большинством духовных лидеров.

    Женский вопрос в Исламе станет одним из наиболее актуальных в 1920-е гг., когда государство будет пытаться вовлечь женщин-мусульман в партийное, комсомольское, хозяйственное советское строительство. Но ответом за отход от норм Ислама, как правило, будет моральная или физическая гибель. Лучше всего об этом написал, основываясь и на своем опыте первого брака, великий татарский писатель Хади Такташ в драме «Югалган матурлык» («Утраченная красота»).

    Большевики и их мусульманские соратники-социалисты нанесли удар и по светскому Всероссийскому Милли Шуро. В декабре 1917 г. его председателю А. Цаликову наркомом по делам национальностей И. Сталиным. И. В. Сталиным было предложено возглавить комиссариат, который избирался бы президиумом всех мусульманских народов. При этом заместителем комиссара был бы один из мусульманских социалистов. А. Цаликов вынес этот вопрос на обсуждение Миллет Меджлисе и Всероссийского Милли Шуро, которые отклонили возможность сотрудничества с большевиками. В эти дни мусульмане были вынуждены занять свою позицию в конфликте между большинством Учредительного собрания, где татары получили 16 мест, и большевистским режимом.

    5 января 1918 г. Всероссийское Учредительное собрание приняло «Постановление о государственном устройстве России», в котором «Государство Российское провозглашается Российской Демократической Федерацией, объединяющей в неразрывном союзе народы и области, в установленных федеративной конституцией пределах, суверенные».

    Ранее в этот же день А. Цаликов провозгласил «Декларацию мусульманской социалистической фракции». В ней констатировалось, что «Совет Народных Комиссаров оказался бессильным обеспечить народам России свободное развитие и осуществление ими всей полноты национального творчества». В декларации требовалось «действительное признание России федеративной республикой и санкционирование Учредительным собранием... штатов», включая штат «Поволжье» и «Южный Урал». В земельном вопросе предусматривалась социализация земли при существовании особых земельных кодексов частей федерации.

    На следующий день после провозглашения Российской Федеративной Республики 6 января 1918 г. Миллет Меджлисе заявил о рождении ее субъекта — штата Идель-Урал и приняло решение о порядке создания штата. Только Г. Ибрагимов поддержал линию ВЦИК и покинул Учредительное собрание вместе с большевиками. Татары создали «мусульманскую социалистическую фракцию» куда вошли А. Цаликов, С. Салихов, Ф. Туктаров, Ш. Мухаммедъяров, Ш. Сунчаляй, А. Мухаметдинов, Г. Ильясов и М. Ахмеров. Ф. Туктаров и Ш. Мухаммедъяров целиком поддерживали политическую линию лидера эсеров В. Чернова и выступали за борьбу с Советами. В здании Всероссийского Милли Шуро состоялась встреча между И.В. Сталиным и членами фракции, где последние отказались от сотрудничества с советской властью.

    Таким образом, лидеры мусульманской элиты России отказались признать Советскую власть. Хотя в решении о роспуске Милли Идарэ от 12 апреля 1918 г., которое подписали И. Сталин и М. Вахитов, было особо отмечено сохранение Духовного eправления, «с условием невмешательства в политические дела», 25 апреля 1918 г. от имени Диния Назараты (Религиозного министерства) Г. Баруди и казыи подписали воззвание, где они предупреждали авторов этого решения об ответственности перед Божьей карой, судом нации и истории. В июне 1918 г. от имени Диния Назараты они подписали поздравление в связи с избавлением Уфы от власти большевиков.

Из книги У. Идрисова, Д. Мухетдинова и А. Хабутдинова «Совет улемов». ИД «Медина», 2005.

Другие материалы по этой же теме:

Совет улемов сегодня

Совет улемов в 1920-е гг.

Голямалар Шурасы – дореволюционная история Совета улемов в России

Аш-Шура в коранической традиции и мусульманском богословии

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/946/">ISLAMRF.RU: Движение улемов и Милли Шура в 1917–1918 гг.</a>