RSS | PDA | Архив   Понедельник 4 Июль 2022 | 1433 х.
 

Совет улемов в 1920-е гг.

19.11.2007 15:22

В годы гражданской войны Диния Назараты, несмотря на репрессии советской власти и режима Колчака оставалось единственным функционирующим назаратом Милли Идарэ. После самороспуска Милли Идарэ в 1920 г. его члены Д.Н. признали Советскую власть, и оно фактически трансформировалось в ЦДУМ. Однако на съездах мусульманского духовенства 1923 г. и 1926 г. при ЦДУМ формально происходило избрание председателя Диния Назараты и членов его коллегии, бывших одновременно членами Совета улемов.

Ризаэтдин ФахретдиновЕще в 1917 г. на II Всероссийском мусульманском съезде было принято решение, что муфтий и все 6 казыев должны быть улемами на уровне профессора мусульманского богословия. В 1923 г. на II Всероссийском съезде мусульманского духовенства был избран Голямалар Шурасы (Совет улемов) — аналитический и теоретический центр ЦДУМ. Он был избран на Всероссийском съезде мусульманского духовенства в 1923 г., и в него вошли ахун Уфы Дж. Абзгильдин (секретарь), мухтасиб Астрахани Г. Гумери, мухтасиб Казани Ш. Шараф, мухтасиб Уральской области Г. Расули (муфтий в 1936–1950 гг.), видные улемы: Т. Ильяси, Х. Махмудов, С. Урманов, М.-С. Хасани, К. Айдаров, бывший казый Х.-Г. Габаши. Основной целью Голямалар Шурасы было объявлено объяснение способов поддержания религии Ислама в чистоте членами уммы. Другими целями было обозначено приведение религиозной литературы, хутб, вагазов в соответствие с потребностями времени, издание учебника по каламу; обеспечение религиозно-морального воспитания в семье; создание программы и учебников для начального религиозного образования.

    Татарские улемы во главе с великим богословом и мыслителем, муфтием ЦДУМ Р. Фахретдином прекрасно понимали, что Новое время ставит качественно другие задачи перед российской уммой, которые должны быть богословски решены: взаимоотношения с государством, реформа религиозного образования, права женщин и многие другие. Стоит заметить, что тогда более 90% российских мусульман жило на селе и вело традиционный сельский образ жизни. Сегодня же более 2/3 российских мусульман во всех регионах, кроме Северного Кавказа, стали горожанами и вовлечены в современную экономику.

    В этом труде впервые приводятся протоколы заседания и программные документы Голямалар Шурасы (в приложении), поэтому ознакомимся с ними поподробнее. Они издавались в «Ислам Маджалласы» (Исламский Журнал, с 1926 г. — Ислам) — орган ЦДУМ в 1924–1928 гг. Он был правопреемником органа Милли Идарэ журнала «Мухтарият» («Автономия»), чье издание было прекращено в апреле 1918 г. Только в декабре 1924 г. ЦДУМ добилось возрождения своего печатного органа под названием «Ислам Маджалласы», на волне определенных нэповских послаблений в образовании и других правах мусульман. Главным редактором журнала был заместитель председателя ЦДУМ, казый К. Тарджемани. Первый номер вышел в декабре 1924 г. В 1924–26 гг. тираж журнала составлял 7 тыс. экземпляров, в 1926–28 гг. — 4 тыс. В нем публиковались редакционные статьи К. Тарджемани, Р. Фахретдина, Дж. Абзгильдина, Г. Сулеймани, М. Буби, богословские сочинения, суры Корана, информация о заседаниях пленумов и съездах ЦДУМ, Голямалар Шурасы, советское законодательство по религиозным вопросам. Большое внимание журнал уделял женскому вопросу, проблемам религиозного образования. В номерах за 1927 г. был опубликован отчет Р. Фахретдина о поездке на Всемирный конгресс мусульман в Мекке, воззвания ЦДУМ к мусульманам мира в связи с различными вопросами международного характера, в том числе «халифатским вопросом». Журнал рассылался по всем среднеазиатским республикам и отчасти за границу. Власти стремились использовать журнал для агитации и пропаганды среди колониальных мусульманских народов принципа свободы вероисповедания в СССР. Но лидеры ЦДУМ эффективнейшим образом использовали журнал для пропаганды ценностей Ислама. В 1925–27 гг. ежегодно выходило по 6 номеров журнала. С 1927 г. периодичность издания нарушилась, все журналы были задержаны ГПУ. В 1928 г. вышли отдельные номера, затем издание было приостановлено. Это было связано с закатом нэпа и запретом на мусульманское образование.

    В первом же номере «Ислам маджалласы» (1924, №1) была опубликована статья секретарь Шуры Джигангира Абзгильдина «Первое заседание Голямалар Шурасы».

    «На прошедшем 10–18 июня 1923 г. Всероссийском съезде улемов и мутаваллиев 41при Диния Назараты был создан орган из 10 человек под названием Голямалар Шурасы. Этот орган провел общее заседание 15–18 июня 1924 г. В собрании участвовали члены Голямалар Шурасы: муфтий-хазрат Ризаэтдин Фахретдин, казыи: Кашшафетдин Тарджемани, Зыя аль-Камали, Габдулла Сулеймани, Мухлиса Буби; ахун Уфы Джигангир Абзгильдин, Тагир Ильяси, Кираматулла Айдаров, Салихджан аль-Урмани, Гатаулла Губайдулла, Габдуррахман Гомери, Габдуррахман Расули. Из членов: Хасан-Гата Габаши, Хаджат аль-Хаким Махмудов, Шахар Шараф не присутствовали.

В ходе сессии прошло 10 официальных заседаний. Во время них рассматривались различные проблемы и были приняты решения по вопросам:

1) отчет о проделанной деятельности Шуры;

2) рассмотрение заявлений, пришедших с мест;

3) заявление представителя Диния Назараты в Москве;

4) создание рабочего плана и регламента для Голямалар Шурасы;

5) анализ важных проблем, рожденных временем и окружающим миром и выработка основ решения проблем в этих случаях, определение сложных вопросов и подготовка ответов на них;

6) создание программ для религиозных медресе и курсов;

7) создание регламента религиозного воспитания и образования в семье;

8) доклад Кашшафетдина Тарджемани о начале месяцев и решения по этому поводу;

9) создание книги по фикху, соответствующей потребностям времени;

10) создание книги по акиде и основам Ислама, достойной нашего времени;

11) создание книги по каламу, соответствующей потребностям времени;

12) создание методов и основ по подготовке хутб и вагазов;

13) объяснение методов вынесения фетв по некоторым текущим вопросам.

    Все дела и решения заседания прошли по порядку и в соответствии с регламентом. Члены Голямалар Шурасы с великим старанием (иджтихад), двигаясь вперед, продолжали это большое дело. Прибывшие с мест приняли решения проводить время от времени собрания для пользы уммы исламия и с этим решением разошлись. Важные решения заседания и его протоколы своевременно будут отправлены мухтасибам и через них достигнут махалль (приходов). Таким образом, они будут записаны.

    Секретарь Голямалар Шурасы Джигангир Абзгильдин.

    Таким образом, можно обратить внимание на следующие основные аспекты деятельности Голямалар Шурасы:

1. Анализ и обсуждение проблем, современности и выработка методов их решения. Тем самым, речь шла о подготовке и вынесении фетв, связанных с текущими изменениями в жизни государства и общества.

2. Создание программ для профессионального религиозного образования: медресе и курсов. Первые действовали полуподпольно (формально на уроне мектеба), курсы также проводились полулегально и с большими затруднениями.

3. Поддержание основ религиозного воспитания и образования в семье в противовес атеистической советской школе, пионерии и комсомолу.

4. Унификация вопроса о начале месяцев, то есть о проведении поста (савм) и религиозных праздников.

5. Создание современной учебной литературы по фикху, акиде и основам Ислама, каламу. Тем самым, согласно Уставу ЦДУМ, оно планировало восстановить функционирование всеуровневого религиозного образования в виде соответствующем потребностям времени.

6. Обучение методике подготовки хутб и вагазов, связанных с актуальной проблематикой (смотри ниже).

7. Отправка решений заседания и его протоколов через мухтасибов в махалли (приходы). Тем самым, обеспечивалась прямая (отправка заявлений) и обратная (отправка протоколов заседания в махали) между приходами и Голямалар Шурасы.

    В номере №7–8 «Ислам маджалласы» за 1925-й год в статье «О Диния Назараты и Голямалар Шурасы» говорится о поездке 29-31 декабря 1924 г. — казыя Кашшафетдина Тарджемани от Диния Назараты на избрание мухтасиба Оренбурга, тогда столицы Казахстана. В ходе встреч с верующими возник вопрос о правомочности существования Голямалар Шурасы. В связи с эти был дан своеобразный отчет о его деятельности.

1. Написание книги «Диния асалары» («Основы религии»). Она была создана казыями и Джигангиром Абзгильдиным, переведена на русский язык и подготовлена к печати.

    Тарджемани указывал: «До этого наши русские соотечественники узнавали о религии Ислама через зеркало миссионеров, только из трудов, написанных их пером, теперь они пусть прочтут и ознакомятся с трудом по религии Ислама, написанным пером его улемов (ученых) и принятым авторитетной религиозной организацией, возможно, они, по милости Аллаха, будут среди пришедших к верному пути (хидаят)». Таким образом, наряду с ознакомлением широкой публики с учением Ислама, речь шла о миссионерской деятельности среди немусульман, что особенно актуально в наши дни.

2. Подготовлено собрание вагазов, часть которых была напечатана в журнале «Ислам маджалласы». Таким образом, началось издание книги по вагазам.

3. Указание на необходимость подготовки трудов по акиде и каламу. При этом четко дифференцировалось: «В изучаемой от времен Пророка Аллаха и неизменной до Судного дня акиде невозможны никакие изменения. Но калам является наукой, существующей для сохранения обычаев мусульман от противоречий в религии Ислама или в мазхабах «ахл ас-сунна вал-джамаа», в ней необходимо давать ответы на сомнения и возражения и защищать веру».

Опять-таки советовалось использовать современную, а не средневековую литературу: «Вместо «шарх акида» и «мелла Джаллал» необходимо использовать труды «Азхар аль-хакк» Рахматуллы аль-Хинди, «Мудафаа» Ахмада Мидхата и «Ар-рисала аль-хамидия ва аль-хусус аль-хамидия».

4. Определение начала месяцев, вышеуказанная унификация вопроса о начале месяцев, то есть о проведении поста (саум) и религиозных праздников.

5. Подготовка вагазов для женщин и участие их в общих намазах. Особо указывалось, что об этом существует постановление I Всероссийского съезда улемов и мутаваллиев при Диния Назараты 1920 г., подтвержденное на II съезде в 1923 г. об устройстве отдельных помещений для женщин в мечетях. Указывалось, что о вагазах для женщин Пророка Мухаммада указано в сборнике хадисов «Сахих аль-Бухари».

    Среди результатов деятельности Голямалар Шурасы следует отметить подготовку еще одной книги. Улем и бывший мударрис медресе «Мухаммадия» Мухаммад-Наджиб Тюнтяри написал по поручению Голямалар Шурасы книгу «Важнейшие вопросы», где рассматривались проблемы отношения к частной собственности, которая признавалась священной; отношения к торговле, как одному из самых похвальных занятий; вопрос о классах и классовой борьбе, причем классы признавались необходимым условием для существованием; отрицание Кораном рабовладения; вопрос о допустимости убивать во время войны неверующих; отношение к женщине; вопрос о судьбе и чудесах.

    Таким образом, в 1920-е гг. ЦДУМ и Голямалар Шурасы начинают разработку проблем развития современности, продолжая традицию, заложенную, прежде всего, Ризой Фахретдином в начале века. В 1924 г. Риза Фахретдин в статье «Религиозный вопрос сегодня» призывал соединить Коран и хадисы с потребностями современности и вводить изменения в жизнь, сообразуясь с Кораном и Сунной. Муфтий говорил о необходимости «кувэт тэшригия» («силы Шариата»), необходимости выполнения законов шариата. Причем Фахретдин прямо ссылался на правовую концепцию Абу Ханифы и его традицию сохранения порядка и уважения к режиму. Муфтий выступил за максимальное поддержание контактов, обмен информацией и взаимопомощь между всеми органами ЦДУМ: религиозным съездом, улемами, мутаваллиями, духовными и ответственными личностями. В заключении Фахретдин призывает к организации съезда для обсуждения изменившихся реалий и принятия решений.

    Как указывалось в статье казыя Кашшафетдин Тарджемани «Предыдущее и современное состояние наших религиозных организаций» По уставу ЦДУМ, утвержденному в НКВД РСФСР имеются следующие религиозные органы:

1) съезд;

2) ЦДУМ;

3) Голямалар Шурасы;

4) правления мухтасибатов;

5) правления махаллей в лице мутаваллиев.

    Таким образом, Голямалар Шурасы было законным органом, имеющим регистрацию. В это время единая территория ЦДУМ включала следующие регионы: Республика Татарстан, Республика Башкортостан, Республика Казахстан, Украина; Чувашская, Вотская (Удмуртская), Калмыцкая автономные области; внутренние области России и Сибирь.

    В отчете об годичное заседании Шуры за 1925 г. указывалось:

    «Очередное годичное заседание Голямалар Шурасы было определено на 10-20 сентября, на что было получено официальное разрешение от центрального правительства.

    На годичное заседание Голямалар Шурасы, как и на прошлогоднее прибыли его члены. Для того чтобы привести религиознее и практические дела в порядок и реформировать их в соответствии с потребностями времени члены этой новой организации с надеждой на достойный результат включились в эту деятельность и показали свое старание (ижтихад).

    На заседании присутствовали: Габдуррахман Гомери, Габдуррахман Расули, Шахар Шараф, Нигматулла Файзулла, Тагир Ильяси, Кираматулла Айдаров, Хаджат аль-Хаким Махмудов, Гатаулла Губайдулла, Джигангир Абзгильдин и члены Диния Назараты.

    Председателем был избран казый Кашшафетдин Тарджемани, заместителем — Габдуррахман Гомери. На заседании в первую очередь был заслушан годичный отчет о проделанной деятельности и расходах Шуры, которые после тщательно изучения и дискуссии был найдены соответствующими Уставу (дустур) и одобрены.

    Голямалар Шурасы, рассмотрев отчеты о научной деятельности в течение года избранных на прошлогоднем заседании различные комиссий после общей дискуссии указал, что члены комиссий выполнили порученную им ответственную работу и проявили инициативу в старании (ижтихад) и выразил удовлетворение их деятельностью.

    Собрание отметило, что в деле завершения важных дел и удовлетворении религиозных и правовых (фикхи) потребностей российских мусульман члены Голямалар Шурасы показали совместную деятельность, являющуюся полезной и нужной. Они взяли под наблюдение сферы, которые нужно достигнуть в будущем и прияли решение продолжить движение по этому пути.

    Для прогресса и совершенствования российских мусульман, успешного удовлетворения их потребностей в культуре и общественной деятельности при ухудшении ситуации (пришедшем на место прогресса и совершенствования по причине жесткого давления на религиозную и научную деятельность) эта известная организация будет стараться найти в данной ситуации способ ответа на нее мусульман, их спасения и реформирования, в соответствии с потребности времени и положения. Эти люди, избранные нацией, будут стремиться достигнуть верного пути Секретарь Голямалар Шурасы Джигангир Абзгильдин.

    Данное сообщение выглядит весьма расплывчато. Но Джигангир Абзгильдин прямо указывает на жесткое давление на религиозную и научную деятельность. Субъект не прямо называется, но в СССР это могут быть только власти. Впрочем, члены Голямалар Шурасы еще верят, что их орган «будет стараться найти в этой ситуации способ ответа на нее мусульман, их спасения и реформирования, в соответствии с потребности времени и положения». Действительно, лидеров российских мусульман, прошедших через все трудности Столыпинской реакции и гражданской войны, вряд ли модно упрекнуть в неоправданном оптимизме. Но вряд ли кто думал, что через несколько лет начнется «безбожная пятилетка» и будет поставлен вопрос об уничтожении религии как таковой.

    Риза Фахретдин, имевший многолетний опыт деятельности в качестве казыя во времена Александра III и Николая II выработал практически оптимальную в данных условиях модель диалога с властями. Ему удалось сохранить систему начального мусульманского образования, численность мечетей, кадровый состав духовенства и структуру управления. С 1924 г. по 1926 г. повсеместно происходит увеличение числа мусульманских религиозных групп и обществ. Например, в Башкирской Республике, например соответственно с 643 и 417 до 717 и 473. Однако все попытки добиться издания учебной литературы и организовать медресе были отвергнуты властями. Выпуск журнала «Ислам маджалласы», издававшегося с декабря 1924 г. был окончательно остановлен в 1928 г. На заседаниях Политбюро ЦК ВКП (б) в апреле-мае 1928 года рассматривалась просьба муфтия Р. Фахретдинова об открытии богословской школы (медресе) в Уфе, но партийные органы сочли «нецелесообразным» иметь подобное духовное учебное заведение.

    На просьбу издать вышеупомянутую брошюру «Ислам дине» Антирелигиозная комиссия ЦК (июнь 1929 г.) ответила по сути отказом. Было предложено исключить из журнала «Ислам» всякие теоретические и религиозно-философские вопросы и свести содержание его и текущим делам отправления культа; разрешить дальнейшее печатание «Гафтияка» в размере 10 тыс.; печатание «Ислам дине» признать несвоевременным. Круг ограничений все больше расширялся.

    Таким образом, власти вели политику, направленную на недопущение воспроизводства образованного духовенства, консервацию устоев, локализацию отдельных мусульманских общин, недопущение издания богословской литературы. Результатом такой политики было снижение догматического и общекультурного уровня местного духовенства, усиление ориентации на обрядовую сторону религии, отрыв от изменений, происходящих в современном мире, вообще, и в мусульманском мире, в частности. Переход на латинский шрифт был должен закрепить эту прогрессирующую отсталость татарского духовенства. Постепенное вымирание выпускников медресе, и прежде всего улемов-джадидов неизбежно должны были привести мусульманское духовенство к роли достаточно маргинальной группы общества, не обладающей достаточными знаниями и образованием54. Во всех этих вопросах Совет улемов вел противостояние с властями. Поэтому не случайны аресты и уничтожение почти всех его членов по делу ЦДУМ в год «большого террора».

    В соответствии с законодательством 14 июня 1924 г. на общем заседании Голямалар Шурасы был принят его Устав на срок 3 года (См. приложение). Вначале в нем указывалось, что Голямалар Шурасы был избран на прошедшем 10–18 июня 1923 г. Всероссийском съезде улемов и мутаваллиев при Диния Назараты для руководства в религиозной и моральной деятельности орган под названием и был зарегистрирован Народным комиссариатом внутренних дел (НКВД) РСФСР.

    Особое внимание уделялось правовой составляющей: «Голямалар Шурасы создано для правильного решения вопросов фикха и шариата, то есть разъяснения, указания путей и руководства умма исламия (исламской нацией) в поддержании в чистоте религии Ислама».

    В Уставе заявлялось:

    Голямалар Шурасы действует для претворения в жизнь следующих целей:

а) С целью разъяснения способов поддержания в чистоте религии Ислама уммой исламия Голямалар Шурасы составляет образцы хутб и вагазов создает соответствующие потребностям времени, книги по каламу;

б) Показывает пути религиозно-нравственного воспитания в семье, создание программ для начального религиозного образования, религиозных медресе и курсов; создает и печатает для них религиозные книги и послания, учебники по религии;

в) Исследует и комментирует с точки зрения шариата публикации «Маджалла Махкама Шаргыя» (журнала Шариатского суда, то есть ЦДУМ), книги для учебных заведений и вагазы, которые созданы и будут создаваться и в целом религиозную литературу;

г) Во время, когда не происходят заседания Голямалар Шурасы, возложенные на него обязанности выполняет Диния Назараты.

    Эти цели обсуждались на заседаниях Голямалар Шурасы, и особо хотелось отметить только два момента. Первое, в Уставе заявлялось о его законодательной деятельности в сферах фикха и шариата путем «разъяснения, указания путей и руководства умма исламия (исламской нацией) в поддержании в чистоте религии Ислама». Второе, цензорские функции ЦДУМ в отношении издания «Ислам Маджалласы», учебной и религиозной литературы, вагазов. Вовсе не случайно, что «Ислам Маджалласы» назван «Маджалла Махкама Шаргыя», то есть «журналом шариатского суда», что было татароязычным неофициальным названием ОМДС. В это время широко обсуждался вопрос о создании Уголовного кодекса Татарстана и признании в нем норм шариатского семейно-брачного права, по примеру советских республик Северного Кавказа, Закавказья и Туркестана. На VII Татарской областной партконференции, проходившей 22–26 марта 1923 г. одним из ключевых вопросов стала роль Ислама. В докладе ответственного (первого) секретаря ОК РКП (б) Живова призывалось обратить внимание на «влияние религиозного движения». В ответ на замечание наркома земледелия Юнуса Валидова о закономерности ключевой роли религии, так как «мы находимся в стадии феодальной формы хозяйства», Фатих Сайфи заявил, что в ТР «национальный вопрос весь целиком находится в руках клерикалов», а мусульманские приходы — «центры кулачества, духовенства и других... которые были националистами, все теперь стали клерикалами». Начальник Главмилиции Татарстана Хаджи Габидуллин отметил: «Вопрос о проведении шариатских законов является постоянным вопросом, и долго еще мы будем проводить время в обсуждении этого вопроса».

    В результате для приведения советского законодательства в соответствии с реалиями татарского общества была создана шариатская комиссия при Наркомате юстиции. Ее задачи охватывали:

1) изучение исторического развития обычного права тюрко-монгольских народов и основ арабского права, систематизирование их в шариатском законодательстве;

2) систематизация этого права, согласование советского права с нормами обычного мусульманского права и внесение соответствующих изменений в советские кодексы;

    Предусматривалось также изучение права в историческом аспекте, начиная с IX века, на подготовительной стадии работ.

    Ориентация большинства на сохранение отношений с духовенством, учет мусульманской принадлежности подавляющего большинства татар, оценка роли Ислама и Шариата, как долговременных факторов, определили обстановку на этом совещании. Однако дни правительства К. Мухтарова, то есть «правых» сторонников Султан-Галиева были сочтены. В марте 1924 г. четверо его лидеров, включая зампредсовнаркома, бывшего шакирда медресе «Буби» Гасыма Мансурова были смещены на Пленуме обкома РКП (б) со своих постов.

    Вернемся к Уставу Голямалар Шурасы. В следующем пункте отмечалось, что «не участвует в административной деятельности (управлении) Диния Назараты», то есть не является исполнительным органом.

    Для управление делами Голямалар Шурасы, подготовки к заседаниям повестки и постановки вопросов, находящихся в полномочиях Голямалар Шурасы, созыва членов Голямалар Шурасы на заседания было создано управление при Диния Назараты в Уфе. Председатель Диния Назараты — муфтий ЦДУМ Р. Фахретдин назначил секретарем Голямалар Шурасы ахуна Уфы Джигангира Абзгильдина.

    В Уставе Голямалар Шурасы указывается, что оно созывается по инициативе половины членов или руководства Диния Назараты. При этом очередное заседание собиралось один раз в год. Кворум составляло наличие одной трети членов Голямалар Шурасы. Особо подчеркивалась его автономия от ЦДУМ: «Голямалар Шурасы является религиозной и правовой независимой организацией».

    В десятом пункте обрисовались его полномочия: «Голямалар Шурасы является великим религиозным органом всероссийского масштаба, его решения носят окончательный характер. В вопросах религии и литературы они должны обязательно выполняться всеми мусульманами». Таким образом, речь шла не только о татарах, а о всей российской умме.

    При этом сохранялись возможности для контроля над ним: «Если в решении или деятельности Голямалар Шурасы будет замечена ошибка, то для ее исправления это вопрос должен повторно рассматриваться на общем заседании». В завуалированной форме говорилось о возможности контроля мусульман за религиозным и моральным обликом единоверцев: «На Голямалар Шурасы возложена обязанность религиозного-морального руководства над всеми российскими мусульманами, в случае злоупотреблений и бездействия он чистым и справедливым путем подвергает их преследованию». Конечно, здесь не могла идти речь о наказаниях, но даже инструмент бойкота был весьма эффективен.

    В заключении указывалось на организационные моменты деятельности Голямалар Шурасы. Оно предоставляло отчет о своей деятельности Всероссийскому съезду улемов и мутаваллиев при Диния Назараты, а «правление дает отчет на годичном общем заседании». Особо указывалось, что «члены Голямалар Шурасы работают бесплатно». Лишь в случае приезда на заседание путевые расходы и пребывание в Уфе членов Голямалар Шурасы обеспечиваются из казны Диния Назараты. Только «секретарю заседание определяет жалование, равное прожиточному уровню». Официальная деятельность Голямалар Шурасы велась через канцелярию Диния Назараты, расходы Голямалар Шурасы обеспечивались от доходов, добровольно собранных мусульманами в пользу Диния Назараты. Однако казна Голямалар Шурасы имела различные счета с казной Диния Назараты (расходы-доходы).

    Важнейшим документом, принятым Голямалар Шурасы, стали «Порядок и программа религиозных курсов при округах (нахиях), принятая на заседании Голямалар Шурасы 15–18 июня 1924 г.»57. После закрытия медресе поиск новых способов подготовки кадров стал ключевой задачей. В ней вначале указывается минимальный срок занятий: «Курсы при нахьях, организуемые для имамов и муэдзинов продолжаются как минимум в течение срока 1 месяц».

    В программе формулируется цель: «передача имамам и муэдзинам научного и жизненного духа; для того, чтобы духовенство давало истинное мусульманское воспитание народу, ему нужно религиозное и моральное воспитание». Таким образом, на первое место вновь выносится «истинное мусульманское воспитание народа».

    Курсы находятся под жестким контролем властей:

1. Вначале программа и официальное содержание курсов предоставляются мудиром для получения разрешения от местных властей;

2. Занятия, разработанные редакционной коллегией (общие лекции), записываются;

3. После окончания курсов данные об изучаемых на них вопросах и сведения о продолжительности, предоставляются ответственным руководителем курсов в Диния Назараты, вместе с расписанием курсов и образцом занятий, как минимум в виде трех лекций.

    Закончившие курсы имамы и муэдзины получают от руководства курсов шехадет-наме (свидетельство).

    Преподаваемые на курсах науки нижеследующие: акида; Коран; Хадисы; ахлак (мораль); ибадат (отношение религии Ислама к жизни (сведения из фикха); методы [составления] хутб и вагазов; обязанности духовенства; методы религиозного образования и воспитания. Краткая программа и объем уроков даны в приложении. Особое внимание уделяется изучению Корана как слова Аллаха и анализу Ислама как мировой человеческой религии, всеобщей религия, данной навечно, врожденной и общественной, рациональной и боговдохновенной.

    При изучении хадисов особое внимание уделяется чтению хадисов, относящихся к наукам, просвещению, морали, экономической жизни, предопределению и богословию. При этом хадисы выбираются из шести авторитетных сборников хадисов и сборника «Мишкат аль-масабих». Учащиеся должны иметь при себе сборники: «Мишкат аль-масабих», «Мен да бер хадис» (1001 хадис); «Джавамиг аль-калим»;

    В разделе ахляк (мораль) исследуются «Божественные предписания, обязанности перед семьей, нацией (миллет), обществом и людьми», изучаются история жизни Пророка Мухаммада (мир Ему) и праведных халифов для воспитания основ морали.

    В разделе «Ибадат» дается подробное описание времени обязательных пятикратных молитв, пятничных и праздничных молитв; перевод и объяснение сур, читаемых верующими; важность истории Ислама. Особо указывается, что «если преподаватели способны и студенты подготовлены, то разъясняется сокровенный смысл намаза, поста, закята и хаджа. В противном случае нужно довольствоваться переводом и толкованием основ».

    В разделе «взгляд Ислама на права человека, не содержащиеся в фикхе и ибадате», должны изучаться прежде всего «сведения о семейных отношениях и отношениях между людьми (муамалат)».

    В разделе «Хутба и вагаз» должны изучаться основные их темы. При этом чтение религиозной проповеди (хутба) и выбор тем проповедей должны соответствовать текущей ситуации. Например, особое место уделяется религиозным праздникам (гаитам): Маулид (ан-Набий), Рамазан и Ночь предопределения (Кадер киче). Вместе в проповедях должны подниматься вопросы хозяйства (преимущественно сельского), образования.

    В морально-нравственной сфере:

1. Призыв к милосердию и снисходительности, справедливости и равенству в правах.

2. Помощь нуждающимся, пробуждение интереса к ремеслу.

    При этом верующим нужно разъяснять такие ключевые положения: знание своих обязанностей; призыв быть действенным и уповать на Аллаха; условия того, как не быть побежденным в жизненной борьбе, знание того, что есть цель жизни. Что такое высокая мораль? Чем сохраняется религия? С помощью человек достигает спасения? На вышеупомянутые темы произносятся хутбы». Проповеди должны были произноситься на ясном тюркском языке.

    Среди обязанностей духовенства указывалось на: знание в подробностях вопросов брака (никах) и развода (талак), записи актов в семейную тетрадь и поддержание отношений с государством и правительственными органами, религиозное воспитание членов махалли, применение мудрых методов в обучении.

    В последнем разделе (по месту, а не смыслу) «Методы религиозного воспитания и обучения» заявлялось: «Обучение необходимым законам морального воспитания взрослых и сознательным мусульманам, в особенности женщинам и матерям, касающихся религии, души, а также будущего семьи путем преподавания и разговоров». Далее указывалось: «На этом заканчивается программа курсов для нахий. Секретарь Голямалар Шурасы Джигангир Абзгильдин».

    Таким образом, в ожидании репрессий духовенство ориентировалось на самовоспроизводство основ Ислама простыми верующими, особенно взрослыми и сознательными и женщинами. После ареста абсолютного большинства имамов и муэдзинов и закрытия почти всех мечетей именно так и поддерживалась вера в 1930-е гг.

    На III Всероссийском съезде мусульманского духовенства в 1926 г. в состав Голямалар Шурасы вошли: Дж. Абзгильдин (секретарь), М. Биги, Г. Гумери, Ш. Шараф, Т. Ильяси, Г. Расули, К. Айдаров, Г. Кузембай, Г. Ташмухаммед, Ш. Гайса. Было принято решение, что муфтий и казыи автоматически входят в него. Голямалар Шурасы прекратил существование в период начала массовых репрессий против духовенства в конце 1920-х гг. Первым из его членов был арестован и провел 1928–1932 гг. в ссылке в Нарыме Дж. Абзгильдин. В 1929 г. был арестован Г. Гумери, в 1932 г. — Х.-Г. Габаши. В 1930 г. эмигрировал М. Биги.

    В 1936 г. после смерти Р.Фахретдина не было дано разрешение на проведение съезда, в соответствии с Уставом ЦДУМ и инспирировано «Дело о заговоре руководителей ЦДУМ, по которому обвинено более 30 человек, включая Дж. Абзгильдина, М. Буби, З. Камали, Г. Сулеймани, К. Тарджемани. Так прервалась жизнь большинства членов Голямалар Шурасы.

Из книги У. Идрисова, Д. Мухетдинова и А. Хабутдинова «Совет улемов». ИД «Медина», 2005.

Другие материалы по этой же теме:

Совет улемов сегодня

Движение улемов и Милли Шура в 1917–1918 гг.

Голямалар Шурасы – дореволюционная история Совета улемов в России

Аш-Шура в коранической традиции и мусульманском богословии

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/history/947/">ISLAMRF.RU: Совет улемов в 1920-е гг.</a>