RSS | PDA | Архив   Суббота 24 Июнь 2017 | 1433 х.
 

Первый друг – лучше новых двух. 90 лет российско-саудовским отношениям

26.10.2016 14:35

Стало доброй традицией начинать переговоры официальных российских и саудовских руководителей с упоминания того, что СССР - первое неарабское государство, которое официально признало Королевство Саудовскую Аравию. В этом году со дня установления дипломатических отношений между нашими странами исполнилось 90 лет.  

 

В первые годы дружба Москвы и Эр-Рияда развивалась стремительно в самых разных областях. К сожалению, перерасти в долгосрочное партнерство тогда ей суждено не было. Отношения были прерваны. Официальные связи восстановились только в годы Перестройки. С тех пор российско-саудовское сотрудничество, несмотря ни на что, продолжает развиваться, основываясь на принципах международной стабильности, справедливости и добрососедства.

 

Советско-саудовское стратегическое партнерство

 

СССР признал образовавшееся саудовское государство и установил с ним дипломатические отношения 16 февраля 1926 года. Главная заслуга в этом принадлежала выдающемуся советскому дипломату Кариму Хакимову, которого друзья и враги уважительно именовали «красный паша».

 

В начале 1926 года Абдель-Азиз ас-Сауд фактически победил соседей и принял титул короля Хиджаза, султана Неджда и присоединенных областей. Спустя несколько недель, Карим Хакимов сумел на автомобиле преодолеть зону боевых действий и лично вручить королю будущей Саудовской Аравии ноту о признании его государства со стороны Москвы. Сам дипломат, возглавивший советскую миссию, после этого стал близким другом монарха.

 

Отношения между двумя государствами вышли на высокий доверительный уровень. Москву и Эр-Рияд сближала внешнеполитическая конъюнктура – противодействие британской колониальной политике на Ближнем Востоке и идеологический пафос – СССР открыто заявлял и, надо сказать, очень много делал для поддержки угнетенных народов Востока и образующихся новых мусульманских государств (Турция, Афганистан).

 

Между Советским союзом и Саудовским королевством отношения развивались не только в сфере внешней торговли и экономики, важное значение приобретал экспорт технологий, одной из моделей осуществления которого являлись концессии на разработку полезных ископаемых. Когда в Саудовской Аравии нашли богатые залежи нефти, то неизбежно встал вопрос – кто будет эту нефть добывать? Король, будучи опытным управленцем, искал, с кем подписать контракты на использование этих несметных богатств. Казалось бы, выбор должен был неизбежно пасть на Советский Союз, но…

 

«АрАмКо» имела все перспективы быть российско-саудовской

 

В мае 1932 года для встречи с Иосифом Сталиным в советскую столицу прибыл принц Фейсал (впоследствии король). Встречал монаршую особу не кто иной, как Карим Хакимов.

 

Как ни странно, визит оказался провальным: сначала «вождь всех времен и народов» переносил сроки переговоров, а затем и вовсе не стал встречаться с Фейсалом бин Абдель-Азизом ас-Саудом. Вместо него, в Кремле принца принял всего лишь «всесоюзный староста» Михаил Калинин. Принц был оскорблен, но своего отношения к Хакимову не изменил.

 

А в 1933 году король Абдель-Азиз ас-Сауд предоставил первую концессию на разведку и добычу нефти американским компаниям. Отношения с Советским Союзом продолжали охлаждаться.

 

В начале 30-х Сталин начал массовые репрессии против советских мусульман (вкупе с остальным населением). Это сильно тревожило и заботило саудовскую сторону. В итоге выгоднейший контракт ушел к США. В 1938 г. появилась знаменитая  «АрАмКо» – саудовско-американская нефтяная компания, которая, как мы видим, имела все перспективы быть российско-саудовской.

 

Конечно, окажись исторический контракт в руках СССР, в этом регионе, помимо всего прочего, не было бы сейчас никакой сферы интересов Соединенных Штатов. Возможно, вся конфигурация мировой системы выглядела бы иначе.

 

Не нефтью единой

 

До охлаждения составной частью советской политики в регионе являлось содействие нормализации отношений Саудов с соседними странами. В этих целях СССР даже участвовал в организации хаджа несоветских паломников в Мекку. Помимо внешней политики, паломничество было выгодно саудовской стороне и с сугубо финансовой точки зрения. Сотни тысяч людей привозили в тогда еще весьма бедную страну огромные средства.

 

Развивались отношения и в других областях. Так, в 1929 году саудовцами была выражена благодарность СССР за помощь в борьбе со вспышкой инфекционных заболеваний. В Аравию был направлен бактериолог Михаил Машковский. Одним из вылеченных им от малярии пациентов оказался даже сам принц Фейсал.

 

А во время визита в СССР Фейсалу в Ленинграде на заводе «Красная заря» была подарена автоматическая телефонная станция, установленная в 1934 году в Таифе. К работе АТС подготовил советский инженер Владимир Шитов, направленный для этого в Саудовскую Аравию. Именно эта АТС стала первой в Саудовской Аравии и второй после АТС, установленной советскими специалистами в Сане, столице Йемена.

 

В отчете о командировке инженер Шитов написал: «…Первый разговор по автоматическому телефону произошел между королем Арабско-Саудовского государства и Полпредом СССР тов. Назиром Тюрякуловым. Этот разговор послужил началом пуска станции в эксплуатацию».

 

Король с самого начала проявлял повышенный интерес к установке АТС и всему, что было с этим связано. Он отрядил к В. Шитову директора почт и телеграфа, который ежедневно докладывал ему о ходе занятий телефонистов и инженеров из числа местной молодежи.

 

Скорее всего, это был один из первых опытов участия Советского Союза в подготовке иностранных технических специалистов. И он удался, судя по восторженной реакции короля и принца Фейсала, которые, как в официальных письмах на имя полпреда, так и в послании наркому иностранных дел Максиму Литвинову, буквально рассыпаются в благодарностях за столь полезный подарок и подготовку саудовских кадров по обслуживанию АТС. По завершении работ король в торжественной обстановке принял Н. Тюрякулова с В. Шитовым и отметил их заслуги часами и арабскими традиционными платьями.

 

Также в мае 1933 г. Саудовской Аравии было оказано содействие в проведении химических анализов минералов, обнаруженных на ее территории. Работы были осуществлены в советских лабораториях.

 

Судьба дипломата

 

В 1935 году Карима Хакимова снова направили в Саудовскую Аравию в должности полномочного представителя. Дипломата тепло встретили при дворе Абдель-Азиза ас-Сауда, а отношения между странами вроде бы снова пошли в позитивном русле. Но не прошло и двух лет, как Карима Хакимова опять отозвали в Москву.

 

Там его признали «шпионом» и «врагом народа». А 10 января 1938 года расстреляли. Вскоре после этого советская миссия в Саудовской Аравии была сокращена, а дипломатические отношения между странами были окончательно прекращены по инициативе короля Абдель-Азиза ас-Сауда, который не смог смириться с гибелью своего друга. О Кариме Хакимове и его заслугах отечественные дипломаты и востоковеды не вспоминали с момента его расстрела и вплоть до середины 1990-х годов.

 

В целом надо сказать, что в 20-30–е годы, благодаря его талантам и профессионализму, отношения Москвы и недавно возникшего государства поднялись на стратегический уровень. Таким образом, даже в условиях атеистической политики советских властей, мусульмане продемонстрировали принципиальную патриотическую позицию и выдвинули из своей среды великого дипломата и выдающегося государственного деятеля.

 

 

За кулисами «холодной войны»

 

 

В период «холодной войны», расколовшей мир на два лагеря, СССР и Саудовская Аравия оказались по разные стороны противостояния. Но несмотря на то, что между странами долгое время вообще не было официальных дипотношений, за кулисами мировой политики так или иначе связи все равно возникали. Объективный интерес друг к другу прорывался сквозь идеологию. 

 

Первые контакты зафиксированы в ходе разрядки, которая произошла во время арабо-израильской войны 1973 года. Тогда нефть начала применяться как оружие в геополитике (арабские нефтяные страны объявили эмбарго против тех, кто выступал в поддержку Израиля). Советский Союз поддержал этот шаг, а Саудовская Аравия на официальном уровне изменила свой тон в отношении Москвы.

 

Примером этого является поздравительная телеграмма короля Фейсала бин Абдель-Азиза от 27 ноября 1973 года, направленная председателю Верховного Совета СССР Николаю Подгорному в связи с 56-ой годовщиной Октябрьской революции. Это совпало по времени с первым визитом госсекретаря США Генри Киссинджера в Эр-Рияд. Американская пресса тогда писала, что возникает вероятность установления дипотношений «Саудовской Аравии с коммунистическим режимом».

 

Два года спустя, после убийства короля Фейсала в 1975 году король Халид бин Абдель-Азиз заявил газете «The Sunday Times», что «считает Советский Союз великим государством, способным сыграть влиятельную роль в решении арабо-израильского конфликта».

 

Однако вероятность установления дипотношений резко снизилась из-за вторжения советских войск в 1979 году в Афганистан. Саудовская Аравия, вместе с США, стала оказывать материальную помощь моджахедам.

 

Но даже несмотря на это, в декабре 1982 г. по инициативе саудовцев, приобретших к этому моменту определенную независимость во внешней политике, через Лондон был установлен «канал связи». По нему происходил обмен посланиями, в том числе на высшем уровне, и информацией по актуальным международным и региональным проблемам, в первую очередь арабо-израильскому урегулированию.

 

4 млрд. помощи СССР

 

Режим официального отсутствия дипотношений при скрытых контактах сохранялся вплоть до зимы 1988 года, когда принц Сауд аль-Фейсал, министр иностранных дел Саудовской Аравии, с целью начать мирный процесс в Афганистане нанес визит в Москву и встретился со своим советским коллегой Эдуардом Шеварднадзе. После этого в королевство направился Начальник отдела Ближнего Востока МИД СССР Владимир Поляков.

 

Первый за пятьдесят лет визит советского официального лица стал уникальным событием. Результатом этого стала встреча советской делегации под руководством Юрия Воронцова с представителями афганских моджахедов в городе ат-Таиф. Затем делегация была принята самим королем Фахдом, который обещал, что в стране снова воцарится мир, как только будут выведены советские войска.

 

18 февраля 1989 года советские войска вышли из Афганистана, тем самым стало возможным восстановление дипотношений Советского Союза с КСА, которые стали частью горбачевской Перестройки и гласности. Этот новый внешнеполитический курс СССР проявился уже во время оккупации Кувейта Ираком: вместо того, чтобы поддержать Ирак - своего союзника на Ближнем Востоке - Советский Союз поддержал резолюцию N 662 Совбеза ООН, определяющий аннексию Кувейта как незаконный акт, противоречащий нормам международного права.

 

Летом 1990 года эмир Бандар бин Султан во время своего визита в Москву заявил, что он официально уполномочен своим государством начать подготовительные мероприятия для возобновления на высоком уровне широкоформатных дипотношений. Не прошло и полугода, как на основе этих подготовительных мероприятий министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал возобновил полноценные дипотношения. Вслед за этим выразить благодарность от имени своей страны в Эр-Рияд полетел министр внешних экономических связей Константин Катушев.

 

Чуть позже король Фахд направил для проведения встречи с президентом Горбачевым Сауда аль-Фейсала и министра финансов Мухаммада Абуль-Хаййя. Они уведомили советское руководство, что королевство готово предоставить Советскому Союзу без предварительных условий кредит в размере 4 млрд. долларов. Это явилось первым шагом, который определил перспективы сотрудничества стран по различным направлениям.

 


Растущее сотрудничество

 

На протяжении всех лет с момента визита тогда еще наследного принца Абдуллы бин Абдель-Азиза в Россию (2003 год) товарооборот между двумя странами продолжал возрастать: в 2005 г. он составлял 235 млн. долл., в 2008 г. – около 450 млн. долл., а в 2012 г. – уже 1 млрд. долл.

 

В сфере энергетики осуществляется обмен визитами на министерском уровне. В 2001 и 2003 годах Москву посетил Министр нефти и минеральных ресурсов КСА Али Ибрагим аль-Нуэйми. В КСА с визитами побывали Министр энергетики России Игорь Юсуфов (2003), Руководитель Федерального агентства по энергетике Сергей Оганесян (2005).

 

С октября 2002 года функционирует Совместная межправительственная Российско-Саудовская комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (МПК). С 2002 года в рамках Российско-Арабского Делового Совета (РАДС) функционирует Российско-Саудовский Деловой Совет (РСДС). Председатель российской части - Владимир Евтушенков, глава Совета директоров АК «Система». РСДС совместно с ТПП России на регулярной основе организует различные бизнес-мероприятия с целью укрепления контактов между деловыми кругами двух стран.

 

Свои проекты в КСА реализует целый ряд российских компаний. В 2004 году «Лукойл» подписала контракт на разведку и разработку саудовских углеводородных месторождений Блока А сроком на сорок лет и создала с национальной нефтяной компанией «Saudi Aramco» совместное предприятие «Луксар». Общие инвестиции в проект в период разведки и оценки составили более 500 миллионов долларов. Опыт работы в Саудовской Аравии имеют также: «Стройтрансгаз», «КАМАЗ», «РЖД», «Волжский дизель», «Лаборатория Касперского», «Закнефтегазстрой-Прометей», «Промстройгрупп», «Энергострой», «Управление начальных работ», «Глобалстрой-инжиниринг» и другие.

 

Основные статьи российского экспорта - недрагоценные металлы и изделия из них, машины, оборудование, транспортные средства и инструменты, сельскохозяйственная продукция. Основные статьи импорта — продукция химической промышленности, продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье.

 

В связи с решением Правительства КСА о сокращении с 2008 году собственного производства пшеницы, а с 2016 года — полном отказе от ее производства, Минсельхоз России и заинтересованные российские компании прорабатывают возможности увеличения поставок российского зерна в КСА и привлечения саудовских инвестиций в российский агропромышленный комплекс.

 

В декабре 2008 года Эр-Рияд посетили представители Банка России и пяти российских коммерческих банков во главе с тогда первым заместителем Председателя Банка России Алексеем Улюкаевым. «Внешэкономбанк» взаимодействует с Саудовским фондом развития в рамках Меморандума о взаимопонимании и сотрудничестве, подписанного в Эр-Рияде в феврале 2007 года.

 

В 2010 году удалось преодолеть спад во взаимной торговле, наметившийся в 2008—2009 годах вследствие мирового финансового кризиса.

 

В июне 2010 года в ходе Петербургского международного экономического форума делегация Саудовской Аравии во главе с руководителем Генерального инвестиционного агентства КСА Абдуллой ад-Даббагом провела ряд встреч с российскими официальными лицами и бизнесменами.

 

В мае — июне 2011 года состоялась серия визитов в Москву, Петербург, Казань и Уфу представительных делегаций саудовских предпринимателей во главе с Председателем Совета ТПП Саудовской Аравии Салихом Камелем и бывшим руководителем этой структуры Валид аль-Курди.

 

Развивается сотрудничество в космической сфере. За период с сентября 2000 года российскими носителями выведены на космическую орбиту 14 саудовских спутников связи и дистанционного зондирования Земли. С 2008 года Роскосмос и МИД России ведут с саудовской стороной работу по формированию соответствующей договорно-правовой базы, в частности по проектам соглашений: о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, о развитии и совместном использовании ГЛОНАСС.

 

Главным камнем преткновения между Москвой и Эр-Риядом в последние годы был сирийский кризис. Россия занимает принципиальную позицию поддержки режима Башара Асада. КСА, в свою очередь, добивалось его свержения. На определенном этапе к этому добавились расхождения по ситуации в Йемене, где саудовцы проводят военную операцию против хуситов, что в Кремле не вызывает, мягко говоря, одобрения.

 

За последнее время товарооборот между РФ и КСА упал менее чем до взаимного млрд. Россия поставляет сталь, трубы, медь, ячмень. Импортирует саудовскую нефтехимическую продукцию.

 

Очевидно, что этим наше даже чисто экономическое сотрудничество исчерпываться не может. Саудовский рынок огромен. Только по военной линии КСА имеет контракты на закупку вооружения более чем на млрд. Также у королевства есть интерес к российской агропродукции, а также огромные средства, которые саудовский бизнес готов инвестировать в нашу экономику.

 

Сигнал на сближение

 

Между тем, в 2015 году ситуация начала исправляться. Первый шаг был сделан в июне 2015 года, когда Владимир Путин принял заместителя наследного принца, вице-премьера и министра обороны Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана, посетившего Санкт-Петербургский экономический форум.

 

Приезд саудовской делегации в Северную столицу вообще стал настоящей сенсацией. Речь пошла не только о перезагрузке российско-саудовских отношений, но и о перспективах формирования совершенно новой геополитической картины в ближневосточном регионе.

 

Мухаммад бин Салман – представитель новейшего  поколения саудовской элиты. Ему 31 год, считается любимым сыном нынешнего монарха. «Его даже называют «деловой блокнот короля Салмана» и его «записной», – говорит профессор ИСАА МГУ Владимир Исаев. Официально принц Мухаммад – третий человек в иерархии КСА. Но, по факту, военная сфера традиционно считается в королевстве в ряду наиболее приоритетных.

 

В целях расширения взаимовыгодного партнерства на Санкт-Петербургском экономическом форуме в 2015 году был даже организован специальный российско-саудовский бизнес-форум.

 

В его повестке значились вопросы сотрудничества в области продовольственной безопасности, инфраструктурного строительства, электроэнергетики, межбанковской кооперации, туризма, нефтехимии, нефтесервиса. В ходе визита саудовской делегации подписан также целый ряд межправительственных документов о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии, освоения космоса и совместного применения российской навигационной системы ГЛОНАСС. Кроме того, соответствующие министерства двух стран ратифицировали меморандумы о взаимопонимании в области развития сотрудничества в сельском хозяйстве, а также в сфере жилищного строительства и коммунальных услуг.

 

Символично, что принц Мухаммад бин Салман и сопровождающие его лица оказались не единственной делегацией из Эр-Рияда, прибывшей в те дни в Россию. Арабские специалисты побывали также на проходившем в Кубинке международном военно-техническом форуме «Армия-2015». Геополитические расхождения не мешают налаживать, как минимум, экономические связи, а также сотрудничество в военно-технической сфере. Стороны прагматично решили отделить торговлю и политику.

 

Учитывая тесные связи Эр-Рияда с Вашингтоном, призывающим ключевых союзников поддержать политику санкций против России, это было началом развития российско-саудовских отношений на новом уровне. И, к слову, приезд принца Мухаммада – это первое посещение России саудовской правительственной делегацией после четырех лет напряженности, вызванной диаметрально противоположными подходами сторон к конфликту в Сирии. К тому же, визит стал первым посещением России высокопоставленным представителя Эр-Рияда после восшествия на трон в январе 2015 года короля Салмана ибн Абдель-Азиза ас-Сауда.

 

 

Король Салман и «Видение Королевства Саудовская Аравия 2030»

 

Именно с приходом к власти Салмана ибн Абдель-Азиза ас-Сауда связывают эксперты перемены во внешней политике Эр-Рияда. «Монарх решил взять на себя роль регионального лидера, который не готов мириться с чьим бы то ни было диктатом, несмотря на недовольство некоторых кругов на Западе», - отмечала газета «Arab News».

 

Нынешний саудовский монарх уже посещал российскую столицу дважды – в 2003 г., будучи губернатором Эр-Рияда, и в 2007 г. уже в статусе наследника престола.

 

«Саудовская Аравия – давний союзник США, и у них неплохие отношения, тем не менее, саудиты сейчас активно пытаются диверсифицировать свою международную политику по принципу «не клади все яйца в одну корзину». И в этом контексте возможны плодотворные контакты с Россией, – считает Гумер Исаев, аналитик Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока. - Саудиты пытаются найти в мировой политики «полюс», «точку опоры», альтернативную западному. Сила России на Ближнем Востоке в том, что она придерживается многовекторной политики, в то время как у американцев куда более ограниченный формат».

 

Таким образом, диверсификация внешней политики и менее консервативная дипломатия − характерная черта правления короля Салмана. Но далеко не единственная. 25 апреля 2016 года (18 раджаба 1437 года хиджры) Совет министров КСА одобрил принятие программного документа «Видение Королевства Саудовская Аравия 2030 года». Он предполагает серьезнейшую ускоренную модернизацию страны к указанному сроку по массе направлений, среди которых добывающая и военная промышленности, энергетика, в том числе и сектор возобновляемой энергии, медицина, цифровые технологии. Саудовская Аравия сделала заявку на создание крупнейшего в мире инвестиционного фонда. Первое впечатление, которое складывается после знакомства с «Видением 2030» − саудовцы решили инвестировать накопленный на нефтяных сверхдоходах капитал, но конечной целью инвестиций является изменение всей структуры экономики королевства и радикальное снижение ее зависимости от рынка углеводородов. Три узловых момента намеченной стратегии: Саудовская Аравия − это сердце ислама и арабского мира, Саудовская Аравия − крупнейший в мире инвестор, Саудовская Аравия − логистический хаб, соединяющий три континента. Еще одна характерная особенность обнародованных планов − стремление к развитию человеческого капитала и это, пожалуй, не менее революционно, чем экономическая составляющая документа и может обернуться стремительной модернизацией и эмансипацией всего саудовского общества.

 

Перспективы Российско-Саудовских отношений

 

Для России ситуация в и вокруг Саудовской Аравии крайне важна. Можно говорить, что это государство имеет для нас важнейшее значение на Ближнем Востоке сразу по нескольким причинам. Впрочем, это утверждение верно и в обратном направлении: шаги саудовского руководства в 2015-2016 гг. однозначно указывают на то, что именитая аравийская монархия считает развитие сотрудничества с Россией одним из условий успешной реализации намеченных планов.

 

По объективным причинам, важнейшим вопросом двусторонних отношений является сотрудничество в области безопасности. Стремление к разблокированию саудовцами отношений в Россией эксперты связывают с угрозой для Саудовской Аравии со стороны ДАИШ. Предводители террористов открыто заявили о своих планах по расчленению королевства на пять частей, что, естественно, вызвало тревогу Эр-Рияда, для которого перспектива вторжения боевиков не такая уж и туманная. Серия террористических актов, совершенных боевиками ДАИШ 4 июля 2016 года, накануне праздника Ид аль-Фитр, лишь укрепило саудовцев в понимании явности угрозы.

 

Москва и Эр-Рияд заинтересованы в стабильности нефтяного рынка. КСА – это один из крупнейших в мире экспортеров нефти. От него зависит положение на рынке углеводородов, а значит в значительной степени и благополучие нашей страны, в буквальном смысле большинства россиян. Тут мы уже нашли массу точек соприкосновения, и это далеко не только совместные действия по поддержанию цен на нефть на приемлемом уровне.

 

«Политика США уже всех достала, – говорит президент Общества дружбы и делового сотрудничества с арабскими странами Вячеслав Матузов, – именно поэтому мы видим определенный разворот, который еще недавно казался невозможным. Интересы Королевства сейчас идут в разрез с политикой Соединенных Штатов: Эр-Рияд поддерживает Египет, а такфиристские группировки, созданные США, несут угрозы безопасности уже самому Королевству. Поэтому начавшийся диалог с Россией находит отклик у саудитов – в обществе определенно меняется атмосфера». 

 

Хронологически, после важной встречи Президента России Владимира Путина с заместителем наследного принца Мухаммадом бин Салманом, 16 ноября 2015 года в турецкой Анталье на полях саммита G 20 состоялась личная встреча глав двух государств. Владимир Путин и  Салман ибн Абдель-Азиз ас-Сауд обсудили сирийское урегулирование о вопрос двусторонних отношений.

 

Еще через год и вновь на полях «Группы Двадцати» в китайском Ханчжоу состоялась беседа главы российского государства с Мухаммадом бин Салманом, который представлял свою страну на саммите. Преемник наследного принца Королевства Саудовская Аравия  заверил Владимира Путина в том, что для Саудовской Аравии отношения с Россией имеют большую важность, носят стратегический и, как выразился визави российского президента, «привилегированный» характер. Ключевые линии сотрудничества, которые выделил принц − безопасность в регионе Ближний Восток и координация действий на нефтяном рынке.

 

В целом за последние месяцы интенсивность дипломатического диалога между нашими странами заметно возросла, российский министр иностранных дел Сергей Лавров дважды в 2016 году встречался со своим саудовским коллегой Аделем Аль-Джубейром, а также с наследным принцем, первым заместителем Председателя Совета министров, Министром внутренних дел КСА Мохаммадом бен Наифом Аль-Саудом

 

При всем при этом, надо хорошо понимать, что наши отношения с Эр-Риядом за постсоветские годы так и не вышли на уровень стратегического партнерства. Советский Союз с 1932 до Перестройки, как я уже писал, не имел даже посольства в КСА, в 90-е годы и в начале 2000-х ситуацию осложняли войны в Чечне. В середине «нулевых» Владимир Путин решительным визитом проложил линию Москва-Эр-Рияд. До этого ряд серьезных визитов туда нанес Ахмад-Хаджи Кадыров. Но, к сожалению, в период т.н. Арабской весны уровень наших взаимоотношений вновь пошел на спад.

 

Сегодня открываются новые перспективы налаживания конструктивных и даже стратегических связей с Саудовской Аравией. Наше первенство в дружбе с арабским государством может обернуться сегодня большими бонусами. Москва для Эр-Рияда способна заменить массу ее прежних партнеров.   

 

Однако саудовское направление российской внешней политики и дипломатии традиционно хромает. Требуются люди уровня Ахмада-хаджи Кадырова. Более того, нужен новый Карим Хакимов, который мог бы придать искомому российско-саудовскому прорыву человеческое измерение и преодолеть инерцию взаимного недоверия, сформировавшуюся во второй половине ХХ века..

 

 

От Хакимова к Гайнутдину

 

Глава Духовного управления мусульман РФ и Совета муфтиев России, шейх Равиль Гайнутдин, может быть, как никто другой, всегда прикладывал максимум усилия для налаживания стратегического партнерства с влиятельнейшим государством Залива.

 

В официальной справке МИД РФ, посвященной отношениям Москвы и Эр-Рияда, его деятельность в этом направлении отмечена особо. Отдельной строкой в числе наиболее серьезных примеров развития российско-саудовских связей в гуманитарной сфере обозначено участие в июне 2008 г. делегации СМР во главе Равилем-хазратом в международной конференции на тему «Глобальные вызовы и проблемы современности» в целях подготовки Мадридского форума межконфессионального диалога, который проводился в рамках инициативы саудовского монарха по укреплению доверия между мировыми конфессиями.

 

Но так было не всегда. В 90-е годы муфтию Гайнутдину порой приходилось действовать, что называется, на свой страх и риск. Он шел вопреки многим высокопоставленным чиновникам, которые видели интерес России только на Западе, а на Ближнем Востоке партнером считали исключительно Израиль. Как подлинный патриот и государственник, Равиль-хазрат, несмотря ни на что, выбрал тогда путь наибольшего сопротивления, т.к. знал, что в дружбе с Эр-Риядом заключается огромное благо для Родины.

 

Можно с уверенностью сказать: то, что мы видим сегодня в области налаживания связей с исламским миром, – это заслуга Гайнутдина. Он был в числе тех, кто в постсоветской России закладывал основу этих отношений.

 

Как только не клеймили его за это разного рода «эксперты» и борзописцы. Однако сама жизнь наглядно показала, кто был прав, и кто в действительности защищает интересы страны, а кто лишь использует «патриотизм» в своих личных интересах.

 

Как тут еще раз не вспомнить выдающегося Хакимова. Даже когда Сталин в угоду Британии фактически уничтожал с таким трудом выстроенное дипломатом и мусульманином здание советско-саудовской дружбы, он, рискуя всем, ставя на карту свое будущее, используя личную дружбу с тогдашним королем Абдель-Азизом, продолжал работать на обеспечение подлинных интересов государства.

 

За свой талант, патриотизм и принципиальность Карим-эфенди был репрессирован. Но усилия Хакимова не пропали даром. Сегодня мусульмане России готовы активно включиться в работу по развитию взаимовыгодного партнерства не только с КСА, но и со всеми мусульманскими странами. Заявленный еще в 2003 г. Владимиром Путиным курс на стратегический диалог с Исламским миром должен, наконец, получить масштабное наполнение и дать серьезные позитивные результаты как в различных сферах экономики, политики и культуры, так и в жизни каждого конкретного россиянина.

 

Как отмечают авторы аналитического доклада «Возможности для стратегических отношений России и Саудовской Аравии», подготовленного для Российского совета по международным делам (август 2016) профессоры Григорий Косач и Елена Мелкумян, Российское исламское сообщество - важнейший фактор углубления контактов между Россией и КСА. «Это связано не только с тем, что Саудовская Аравия заинтересована в поддержании связей с этим сообществом, но и с тем, что оно способно продемонстрировать Эр-Рияду уникальность опыта межнационального и межрегионального сотрудничества и толерантности в России. Присоединение к ОИС предоставило российскому исламу возможность стать не только мостом  между Россией и миром ислама, но и образцом в решении коренных проблем этого мира» − говорится в докладе.

 

Как уже говорилось выше, российские мусульмане имеют прекрасный базис для успешного выполнения миссии, о которой пишут крупнейшие специалисты по современному арабскому миру. Так, наряду со встречей Владимира Путина и Мухаммада бин Салмана, в июне 2015 года на полях Санкт-Петербургского международного экономического форума состоялась и беседа вице-кронпринца с духовным лидером российских мусульман муфтием Гайнутдином.

 

Мухаммад бин Салман высоко отозвался о вкладе российского мусульманства в прогресс мировой уммы и выразил готовность сотрудничать на благо развития ислама как в России, так и во всем мире. От имени короля Салмана бин Абдель-Азиза Ас-Сауда он пригласил муфтия шейха Равиля Гайнутдина совершить хадж и умру (малое паломничество) с посещением Мекки и стать гостем короля. Муфтий Гайнутдин напомнил о том, что 2016 год − не только год 90-летия саудовской государственности и установления российско-саудовских отношений, но и 90-летия Мекканского Конгресса мусульман мира.

 

Для российских мусульман особенно памятен тот факт, что вице-председателем Конгресса мусульман мира, прошедшего в июне-июле 1926 года, был избран муфтий Центрального духовного управления мусульман Внутренней России и Сибири Ризаутдин Фахретдин, возглавивший делегацию советских мусульман. Этот конгресс стал значимым событием в религиозной жизни мусульманского сообщества своего времени и заложил основы внутримусульманского диалога на последующие много десятилетий. Отмечу, что он проводился в условиях правового вакуума, когда земли Хиджаза уже вышли из под британского протектората, но еще не успели сформироваться в полноценную государственность со своей собственной правовой системой. Вследствие этого, а также высокой популярности идей Мухаммада Абдулваххаба, в святых местах нередки были нападки и критика в адрес мусульман, чьи духовные традиции не совпадали с видением аравийских мусульман. Конгресс продлился более месяца и одним из важнейших его результатов стало решение о том, что в священных для мусульман местах (Мекке, Медине и их окрестностях) каждый мусульманин имеет право исполнять религиозные обряды в соответствии с той традицией, которой он придерживается.

 

Не будет преувеличением сказать, что данное решение конгресса, поддержанное королем Ибн Саудом, создало правовой фундамент к тому, что и по сей день миллионы мусульман  − из десятков стран мира и с присущими им особенностями в отправлении религиозных обрядов − имеют возможность поклоняться Господу на священных землях Хиджаза. Это стало возможным во многом благодаря и той принципиальной позиции, которую в данном вопросе заняла советская делегация.

 

Сегодня, общаясь на международных площадках с крупнейшими богословами и интеллектуалами исламского мира, дипломатами и чиновниками, я убеждаюсь, сколь высок авторитет российского мусульманства в глазах исламского мира. Этому способствуют два фактора: во-первых в интеллектуальной среде прекрасно знают, что будучи отдаленной на тысячи километров от основных центров исламского мира, северная окраина мусульманского мира в лице российских мусульман сумела создать оригинальную, признанную во всем мире богословскую школу; а во-вторых, то, как на рубеже ХХ-XXI веков российское мусульманство возродилось фактически из пепла, также вызывает у аравийских мусульман неподдельное восхищение. Общепризнанным лицом российского мусульманства − как настоятель столичной Московской Соборной мечети, глава Духовного управления мусульман и Совета муфтиев России является сегодня муфтий Гайнутдин.

 

И хотя ежегодно муфтий Гайнутдин совершает множество зарубежных поездок, в ходе которых его принимают высшие должностные лица и монаршие особы, на треке российско-саудовских отношений его потенциал, я убежден, может дать гораздо более серьезные плоды.

 

Дамир Мухетдинов,

первый заместитель председателя ДУМ Российской Федерации,

к.полит.н.,

член Общественной палаты Российской Федерации

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/amal/40620/">ISLAMRF.RU: Первый друг – лучше новых двух. 90 лет российско-саудовским отношениям </a>