RSS | PDA | Архив   Пятница 18 Август 2017 | 1433 х.
 

Размышления по итогам V Рождественских парламентских чтений

30.01.2017 13:19

26 января принял участие в работе V Рождественских Парламентских встреч в Государственной Думе и имел честь отстаивать свою точку зрения на круглом столе «Духовно-нравственное воспитание в системе образования: состояние, проблемы, перспективы».

 

Сквозной темой всех мероприятий в рамках V Рождественских Парламентских встреч , да и в целом XXV Международных Рождественских образовательных чтений стали вопросы светскости, религиозности, их влияния на общество, взаимной конкуренции и взаимном дополнении. А вопросы есть и их немало, только в последние дни и недели все мы являемся свидетелями острых пикировок и по теме передачи Исаакиевского собора церкви, и по теме мусульманских платков и христианских крестиков в школе. В одном клубке сплелись и светская, и православная, и мусульманская, да еще и еврейская нити.

 

Патриарх Кирилл заявил в своем глубоком установочном докладе, что закрепленный в Конституции принцип светскости российского государства соответствует интересам и видению Русской Православной церкви, так как гарантирует невмешательство государства в дела последней. Но затронув тему взаимоотношений религиозных организаций и органов власти в плоскости «институт − институт»(а заодно в качестве почетного председателя Межрелигиозного совета России от имени членов МСР других религиозных традиций поблагодарив верхнюю и нижнюю палаты парламента «за готовность и способность слышать и учитывать интересы верующих»), патриарх очень быстро перешел к осмыслению проблемы на уровне «закон − закон» и однозначно дал понять, что для человека закон истины, закон нравственности всегда должен и будет иметь приоритет над законом, выработанным обществом.

 

«Чаяниям и интересам народа действительно отвечают лишь те принципы, которые зиждутся не на искусственно конструируемых идеологиях, но проистекают из нравственной природы человека. Нравственность всегда первична, а закон вторичен. Если бы не было этой последовательности, если бы закон не обуславливался нравственностью, то мы жили бы в страшной системе межчеловеческих отношений. Закон признается справедливым или несправедливым только тогда, когда он отвечает нравственному чувству людей», − говорит патриарх Кирилл. Тонкость и чрезвычайная важность  этих слов в том, что глава Русской церкви не говорит только лишь о православных, и даже не о верующих (разных религиозных традиций) как отдельной группе общества, но о народе вообще, которому, по словам патриарха, присуще некое имманентное, естественное нравственное чувство, не обусловленное даже причастностью к православной практике, но тем, что каждый человек − это творение Божье.

 

Каждому из своих современников я бы порекомендовал задуматься и о следующих словах патриарха:«целомудрие есть в первую очередь «здравый (то есть целостный) образ мыслей», направленный на сохранение и укрепление целостности человеческой личности. А в чем заключается эта целостность? Целостность заключается в единстве с Божественным замыслом о человеке и мире. Иными словами, цельный человек стремится выстраивать свою жизнь в соответствии с Божественным законом. Почему это так важно? Как не устоит то царство, которое разделится в себе, так не устоит и та личность, которая внутренне разделена противоречиями, конфликтами, двойной жизнью, лицемерием и ложью. Это всё трещины на человеческой личности».

 

Следом за главой РПЦ выступил спикер Государственной Думы Вячеслав Володин.  Его слова «Нельзя допускать ситуации, когда национальные и религиозные особенности становятся выше законов государства. Но при этом важно, чтобы и сами законы учитывали национальные и религиозные особенности» многие трактовали как реплику в сторону общественной дискуссии о допустимости или недопустимости ношения платка в общеобразовательной школе мусульманками и христианками (к примеру, придерживающимися старообрядческой традиции). Но в контексте Рождественских парламентских чтений эти слова прозвучали именно как продолжение разговора о приоритете законов извечной нравственности и законов, сформулированных самим человеком. Глава нижней палаты законодателей говорит о преимущественной важности второго и это тоже важное заявление, дающее основания надеяться, что при формулировании законов наши парламентарии будут учитывать мнения всех частей российского общества. Есть ли возможность найти единый знаменатель к позициям патриарха и спикера?

 

Полагаю да, если отдавать предпочтение не постулатам какой-то определенной религии, но опираться на понятие естественной нравственной природы человека, о которой говорит патриарх. Сегодня поле, на котором достигнут безусловный консенсус ведущих религиозных общин (а к ним бы я отнес кроме четырех традиционных религий России еще и старообрядчество, католицизм, протестантизм и др.) − заключает в себя защиту традиционных ценностей, семейных ценностей, отрицание узаконивания неестественный половых связей, неприязнь к навязыванию культуры потребления и ратование за социальную справедливость в противовес хищнической экономической политике и беззастенчивому ростовщичеству.

 

К слову, по вопросу головного убора учениц-мусульманок Межрелигиозный совет России также достиг консенсуса чуть менее двух лет назад, в марте 2015 года, когда было принято специальное заявление. С этой позицией солидаризировались и представители крупных христианских организаций конфессий, не входящих в МСР.

 

В своем выступлении на Рождественских парламентских встречах я постарался донести до участников: если мы сегодня говорим о необходимости духовно-нравственного воспитания учащихся в соответствии с их традициями, то в случае с Белозерьевской средней школой это, безусловно, традиции ислама и татарские национальные традиции. И эти традиции говорят о необходимости покрытия своей красоты, скромности, целомудрия. Я не представляю как возможно объяснять это детям на уроках и одновременно срывать с них и с их учителей платки. Это противоречит здравому смыслу и на пустом месте создает напряжение и конфликтую ситуацию. Это прямой удар по целостности личности, о которой говорит патриарх Кирилл.

 

Важно понимать и принципиальное отличие ситуации 2017 года от той, что была в том же Белозерье в 2015 году. Сегодня речь идет об ограничении прав не учеников, а учителей - совершеннолетних граждан России. После увольнения из школы, которым им грозится  дирекция учебного заведения, других возможностей устроиться на работу по профессии у этих педагогов не будет. Однажды включившись, этот механизм скорее всего, затронет и другие государственные публичные учреждения и эта волна дискриминации затронет основную массу работающих и носящих платок мусульманок. И не только их. Однажды укрепившись в обществе, вирус неприятия может выбирать в качестве своей цели самые разные группы в обществе.

 

В качестве примера напомню историю срыва строительства мечети в московском районе Текстильщики в 2010 году. Инициаторы строительства прошли все необходимые процедуры, но разрешение на строительство было отозвано из-за протестов, значительную роль в организации которых играли отнюдь не жители данного района. Мечеть не построена по сию пору, зато механизм отточен до деталей и с успехом применяется сегодня в противодействии реализации программы Русской православной церкви по строительству храмов шаговой доступности.

 

Надеюсь, что мне на Рождественских парламентских встречах  удалось донести до наших законодателей ту степень тревоги о озабоченности, которая сегодня охватило российское мусульманство как в отношении безальтернативного внедрения основ православной культуры в школах, так и в отношении намечающейся перспективы дискриминации верующих мусульманок.

 

Дамир Мухетдинов,

кандидат политических наук,

первый заместитель председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации,

ответственный секретарь Международного мусульманского форума

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/amal/41335/">ISLAMRF.RU: Размышления по итогам V Рождественских парламентских чтений</a>