RSS | PDA | Архив   Среда 18 Сентябрь 2019 | 1433 х.
 

Экспертиза религиозной литературы

16.02.2009 15:29

Экспертиза религиозной литературы на предмет наличия в ней элементов экстремизма и разжигания межнациональной, межконфессиональной розни – крайне щекотливая тема, вызвавшая в мусульманской общине нашей страны бурю негодования. Дело в том, что начиная с 2006 г., ряд судов различного уровня признали экстремистскими и запретили распространение нескольких десятков книг по исламу, в число которых попали и «Личность мусульманина» (подборка хадисов Пророка на нравственно-этические темы), и произведения турецкого богослова Саида Нурси, и «Завещание» аятоллы Хомейни. По этому поводу возбуждено несколько уголовных дел против издателей и распространителей данных книг. Нужно ли и возможно ли привлечение к экспертизе специалистов-исламоведов и экспертов со стороны самых мусульманских организаций? С этим вопросом мы обратились к председателю Совету улемов Нижегородского Духовного управления мусульман Д.В.Мухетдинову.  

 

— Правоохранительная система, на мой взгляд, оказалась в тупике в вопросе подобной экспертизы. С одной стороны, проблема экстремизма в религиозной литературе, безусловно, существует. Однако, с другой – запрет книг стал темой постоянной публичной критики нашей правоохранительной системы со стороны научного сообщества и правозащитных организаций, поскольку был произведен «топорными», крайне одиозными методами.

Есть две точки зрения на происходящее. Одна гласит, что запрет исламских книг – это проявление исламофобских тенденций, заказчиком чего выступает одна из силовых структур нашей страны. Согласно другой, все происходящее – результат крайней некомпетентности местных судов и привлеченных экспертов, которые «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Я думаю, что вторая точка зрения даже более обоснованна, чем первая. В действительности, реально грамотных экспертов в области религиоведения вообще, и исламоведения – в частности, в нашей стране не может быть много по определению. Ведь подготовкой специалистов по этим наукам занимается считанное число вузов, и их выпускники, разумеется, не поедут работать в провинциальные городки и поселки. На каждый Городищенский суд не хватит исламоведов, потому что специалистов такого уровня, как Л.Сюкияйнен, или В.Наумкин, или А.Малашенко, или А.Игнатенко – их на всю страну не больше 15-20 человек.

Между тем то, что произошло в рассматриваемой сфере, уже привнесло напряженность в работу, например, российского МИДа – достаточно вспомнить недоуменные вопросы со стороны дипломатических кругов Ирана по поводу запрета книги основателя Исламской республики аятоллы Хомейни. Или, чтобы далеко не ходить – вспомним, как неумная политика, в том числе на уровне запрета книг, против т.н. ваххабизма поставила в неловкое положение В.Путина во время его визита в Саудовскую Аравию – первое лицо государства было вынуждено признать, что этот ваххабизм, оказывается, «хороший»… Нет сомнений, что некомпетентность привлекаемых экспертов вызовет еще целый всплеск недовольства со стороны мусульманских стран и организаций, и это явно бросает вызов внешнеполитической доктрине Кремля по налаживанию добрососедских отношений с исламским  миром.

Другая сторона проблемы, вызывающая множество вопросов в мусульманском сообществе России – это избирательность правоохранительной системы, когда под запрет попадают книги только одной традиционной конфессии – Ислама. Ни иудейские, ни православные, ни католические или старообрядческие книги не вызвали такой ревностной позиции у наших «самых справедливых судов». В то же время любому специалисту известно, что книги этих, как и многих других конфессий, пропагандируют превосходство только одной религиозной (или, как в случае с Иудаизмом – национальной) группы. Это совершенно объективное явление, ибо в противном случае каждой из перечисленных конфессий пришлось бы объявить, что данное вероучение не есть божественная истина. Универсализм прямо противоречит самой доктрине религиозного избранничества. Кстати говоря, именно Исламу по сравнению со всеми названными конфессиями с самого начала принадлежит заслуга первенства по признанию других вероучений на догматическом уровне – Ислам, согласно Корану, толерантен по отношению к Иудаизму, Христианству, Зороастризму и т.д., хотя и ведет с ними доктринальный спор. Между тем, стоит только приоткрыть этот «ящик Пандоры», и истории типа нашумевшего скандала с книгой «Шулхан Арух», в которую были втянуты депутаты Госдумы и Генеральная прокуратура, получат такое развитие, что межконфессиональные конфликты станут обыденностью.

Именно поэтому мы при каждом удобном случае поднимаем перед властями и общественностью вопрос о необходимости пересмотра подходов к проблеме. Я искренне рад, что на последней встрече с полпредом Президента РФ в ПФО Г.Рапотой в Ульяновске этот вопрос был озвучен с новых позиций – а именно с тем, что к работе должны привлекаться эксперты-специалисты от мусульманского сообщества России. Это совершенно естественная линия, и мы давно говорим о ней вслух; создание Совета улемов при ДУМ НО и предложение о создании Всероссийского Совета улемов – как раз и призваны наладить работу, в том числе, и в этой сфере. А вопрос крайне серьезный, и именно мы, мусульманские деятели, изнутри понимаем всю необходимость срочного и грамотного подхода к решению проблемы. Например, мы четко понимаем, что основная экстремистская угроза исходит не столько от переводной литературы, сколько от «произведений» самозваных эмиров на юге России. Эти неграмотные, нахватавшиеся верхов, пропагандисты в действительности выступают как провокаторы, натравливая мусульманскую молодежь Кавказа против федеральных и местных властей, против традиционного ислама, против Духовных управлений и т.д. В качестве обоснования своих радикальных идей они приводят многочисленные цитаты из Корана, хадисов, богословских книг. Отпор должен быть двояким: во-первых, правоохранительными методами, в т.ч. путем запрета подобной литературы (этот метод обоснован и в истории ислама, где имели место официальные запреты радикальных течений типа хариджитов-такфиристов); во-вторых, путем распространения литературы противоположного характера: грамотной, толерантной, рационально объясняющей ситуативные места в Коране и Сунне.

Вторым направлением  мы в Издательском доме «Медина» активно занимаемся вот уже 3 года. Отрадно, что наша работа высоко оценивается на разных уровнях – например, не так давно власти Казахстана закупили весь последний тираж 4-го тома «Ханафитского фикха». Наши издания активно реализуются также в Татарстане, Башкортостане, Кабардино-Балкарии и др. регионах.

Надеюсь, что после обещания Г.Рапоты письменно изложить суть проблемы по запрету религиозных книг Президенту Д.Медведеву ситуация в этом вопросе будет развиваться в позитивном русле.

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/expert/7171/">ISLAMRF.RU: Экспертиза религиозной литературы </a>