RSS | PDA | Архив   Вторник 27 Февраль 2024 | 1433 х.
 

Россия и исламский мир: перед уходом на летние каникулы

01.08.2008 11:21

Уже почти два месяца, как Российской Федерацией руководит новый Президент. За это время проявилось и продолжение политики российских властей, направленной на активное сотрудничество с мусульманским миром. Ярчайшим свидетельством здесь стал первый визит Д. А. Медведева в качестве Президента РФ в столицу Казахстана Астану. Беспрецедентным заседанием «мозгового штаба» по анализу отношений исламского мира с Россией и со странами Европы стала конференция «Россия и исламский мир», прошедшая 23—24 июня в Москве.

Признанием важности роли нерусских народов в нашей стране стало участие четырех президентов: Дмитрия Медведева, Тарья Халонен (Финляндия), Ласло Шойома (Венгрия), Тоомаса Хендрика Ильвеса (Эстония) в V Всемирном конгрессе финно-угорских народов. Президент Эстонии фактически призвал братские по крови и языку народы России к борьбе за национальную независимость. И хотя положение российских финно-угров все больше отстает по всем показателям от положения их собратьев в странах Европейского Сообщества, такой призыв подрывает российскую Конституцию. Ни один из лидеров мусульманских государств во время своих визитов в Россию не позволял себе ничего подобного.

Нефть вращает миром

Россия и исламский мир находятся по одну сторону баррикады по одной простой причине: цены на нефть растут постоянно. Сейчас они приближаются к 150 долларам за баррель, а к 10-й годовщине российского дефолта, то есть к средине августа, они могут скакнуть и к 170 «гринам». Но машины ездят, и в больших российских городах их становится чуть ли не 10% больше каждый год. США и особенно Евросоюзу, как основным потребителям нефти, наоборот, это не нравится.

Впрочем, пока США управляет Джордж Буш, основную скрипку там будут играть нефтяные компании его родного штата Техаса. 28 июня по каналу «BBC.News» был показан фильм, посвященный расходованию бюджетных средств США и Ирака после падения режима С. Хусейна и ввода туда союзнических войск. 23 миллиарда долларов — это минимальная сумма, ушедшая «вникуда», из бюджета США на счета частных компаний, занятых «восстановлением Ирака». Цифры шокируют. Например, из 150 больниц построено только шесть. Сторонники Саддама чувствуют себя столь комфортно, потому что Министерство обороны возглавил бывший мелкий бизнесмен, который покупал оружие в Польше. Амуниция либо не дошла, либо оказалась непригодной к употреблению. Армейская реформа провалилась. Поэтому в сегодняшнем Ираке гремят взрывы, до сих пор даже в Багдаде не работают нормально электричество и водопровод. И никто не сел за решетку. В отставку отправлены только те, кто пытался провести объективное расследование. Среди основных акул маячит компания «Халибертон», ключевую роль в которой играл вице-президент США Ричард (Дик) Чейни. Техаские компании добывают нефть в автономной провинции Ирака «Курдистан» без санкции центрального правительства. При этом даже парламент автономии не знает условий сделки.

Президент Дмитрий Медведев назвал двумя важнейшими проблемами России бедность и коррупцию. Но, похоже, американцам нечему здесь учиться у России. Другое дело, что самой России стоит объединиться с мусульманскими государствами, чтобы противостоять попыткам США установить контроль над нефтегазовыми ресурсами мира. Ведь европейские союзники поддерживают армию США в тех же Ираке и Афганистане и для доступа к сырью Центральной Азии и Ближнего Востока. С этой целью США и Израиль ведут все более жесткую политику против Ирана и Сирии. Если с планами США пригласить Грузию и Украину к вступлению в НАТО уже все понятно, то теперь США устами своего посла в Баку пригласила в НАТО уже Азербайджан. Власти этой страны пока не дали ответа на такое предложение. Однако несомненно, что США не откажется от форпоста и на Каспии. Так за нефтепроводом «Баку — Джейхан» приходит следующий этап интеграции в евроатлантические структуры.

«Друга я никогда не забуду,

Если с ним повстречался в Москве»

Конференция «Россия и исламский мир», прошедшая 23—24 июня в Москве, была действительно беспрецедентной. Сюда почти не пришли действующие политики — были улемы и эксперты. Состав участников был невелик, и каждый имел возможность высказаться. Но в зале и кулуарах чувствовалась, что здесь делаются первые шаги по созданию нового пространства, нового смыслового поля. Особенно важную роль в очерчивании ориентиров этого пространства, по нашему мнению сыграли, три человека. Это президент Торгово-промышленной палаты России Евгений Максимович Примаков, генеральный секретарь Всемирной Ассамблеи по сближению исламских мазхабов аятолла Мухаммад Али Тасхири и генеральный директор Центра арабских и исламских исследований Виталий Вячеславович Наумкин.

Очень важным было понимание того, что отношения России и исламского мира не существуют вне отношений мирового сообщества и мусульманского мира. При этом российские мусульмане будут играть в этом процессе все более важную роль. Это понимание было достигнуто еще в дни вступления России в Организацию Исламская Конференция (ОИК) в качестве наблюдателя. 29 июня 2005 года на 32-й конференции (сессии) глав МИД ОИК впервые выступил министр иностранных дел России Сергей Лавров. В качестве положительного примера синтеза российских и мусульманских основ он привел Татарстан: «В эти дни начинаются торжества, посвященные тысячелетию Казани, столицы одного из субъектов Российской Федерации — Татарстана, где проживает значительная часть мусульман страны, находится древнейший очаг исламской культуры». В последнем абзаце своей речи С. Лавров подчеркнул принадлежность российских мусульман к единой умме: «Конечно, активность российских мусульман не ограничивается Татарстаном или даже Россией. Они не отделяют себя от мирового мусульманского сообщества, участвуют в его духовной жизни».

Но под членами российской уммы нужно прежде всего понимать людей, действующих в этом мусульманском пространстве. Это, прежде всего, имамы и ученые, а не должностные лица субъектов федерации и не политики. Россия по Конституции является светским государством и создание партий по национальному и религиозному признаку запрещено. Это отличает ее от имперской Государственной Думы или Всероссийского Учредительного Собрания 1918 года, где имелась, например, мусульманская фракция. Сегодня должностные лица субъектов федерации являются федеральными чиновниками, а политики представляют федеральные партии, а не национальные группы. Даже Президенты республик, например, Минтимер Шаймиев, назначены по представлению Президента России, а не избраны всенародно. Поэтому было бы странным, если бы они говорили от имени российской уммы. В этом отношении, как никогда, велика оказалась роль председателя Духовного управления мусульман Нижегородской области Умара-хазрата Идрисова. Хотя Совет улемов из-за проволочек до сих пор не избран, Умара Идрисова воспринимают как одного из духовных лидеров российских мусульман уже на международном уровне. В своем докладе он озвучил проблемы создания Совета улемов, необходимость закрепления института вакфов на федеральном уровне. Он вновь подчеркнул отсутствие единой скоординированной политики в отношении мусульман на общегосударственном уровне, несмотря на наличие целого ряда несомненно положительных шагов. Его выступление на первой сессии стало одним из лейтмотивов всей конференции. С ним спорили и соглашались, к нему подходили за советом.

Далеко ли заведут русский и татарский языки?

Одним из открытий больших мусульманских мероприятий является англоязычность их участников. Это было четко видно на той же конференции «Россия и исламский мир». Кроме самих арабов, части иранцев и испанского араба, почти все остальные нероссияне выступали на английском. Это касалось таких критиков американоцентричной модели мира, как заместитель главного редактора газеты «Ле монд дипломатик» Алан Грэш и заместитель главы администрации руководителя Исламской республики Иран по международным делам Мохсен Куми. Англоязычны были турки старшего поколения, включая экс-главу турецкого министерства иностранных дел Яшара Якиша. Менее приятно было слышать свободный английский генерального секретаря Исламской конференции Молодежного форума по диалогу и сотрудничеству азербайджанца Ильшада Ибрагимова. На русском, кроме россиян, выступали только представители Казахстана (чеченец по национальности) и Таджикистана. Вот оно, русскоязычное пространство мусульманского мира…

А ведь когда-то один из языков России — татарский — был языком дипломатической переписки России вплоть до Индии Великих Моголов. От эпохи Елизаветы до эпохи Николая I его преподавали в гимназиях и духовных семинариях от Казани до Омска и от Владикавказа до Нижнего Новгорода. В начале прошлого века язык Гаспринского — «тюрки» — получил главенствующую роль во всем тюркском мире от китайской стены до Босфора. Еще в 1960-е гг. татарский был признан ЮНЕСКО одним из 14 мировых языков, владеющий которыми мог объясниться в любой точке земли. А к концу застоя уже в Казани не осталось ни одной татарской школы. Теперь на постсоветском тюркском пространстве на смену русскому и татарскому победоносно шествуют английский и турецкий языки.

Об этой связи российских мусульман одновременно со своей Родиной и миром Ислама говорил на конференции доктор исторических наук Айдар Хабутдинов. Только даже уже в Казани преподавание истории Татарстана убрано со всех факультетов госуниверситета, кроме истфака и татфака, упразднена межфакультетская кафедра. На преподавание того же курса в школе отводится девять (!) часов в год. А с сентября 2009 года из российских школ изымается национально-региональный компонент, то есть изучение родного языка и литературы. Правда, в Татарстане обещают пока оставить два часа вместо пяти. На татфаках резко сокращено число бюджетных мест. Конечно, у властей Татарстана есть свои средства. Но Казань же ожидает Универсиада! На нее из бюджета республики, по первоначальным прогнозам, надо найти 600 миллионов евро. Так откуда же взяться специалистам? Об этом бьют в набат представители национальной интеллигенции Татарстана и Башкортостана. Да, в больших городах Северного Кавказа нет национальных школ, зато есть ваххабиты, которые регулярно взрывают и убивают. Отход от родного языка, национальных обычаев и традиций, в том числе религиозных, на руку только врагам России.

В кулуарах нам довелось пообщаться с Яшаром Якишем. Это действительно выдающийся дипломат, сочетающий европейскую образованность с приверженностью к религии Ислама. Его первым шефом в турецком МИДе была Адиле Айда, дочка главы Милли Идарэ — Национального управления (правительства) тюрок-татар мусульман Внутренней России Сибири Садри Максуди, вынужденного покинуть Родину в 1919 году. Турки почитают роль татар в создании языка, истории, права всех тюркских народов. Только почему так мало знают об этом татары, все российские мусульмане? Наверное, над этим надо поработать и нам самим, да и российские власти и столичные ученые стали бы прекрасными сотрудниками в этом общем деле…

Дамир МУХЕТДИНОВ, кандидат политических наук

Айдар ХАБУТДИНОВ, доктор исторических наук, профессор

Материалы опубликованы в еженедельной всероссийской газете российских мусульман
«Медина аль-Ислам», № 26 (75), июль 2008, стр. 1,3.

02.07.2008

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/point-of-view/3451/">ISLAMRF.RU: Россия и исламский мир: перед уходом на летние каникулы</a>