RSS | PDA | Архив   Суббота 18 Май 2024 | 1433 х.
 

Византия и Священная Римская Империя

29.09.2009 17:25

Окончание, начало в статье «Из истории развития христианства Или геополитика между Константинополем и Римом».  

 

А что же Византия? Да, в общем-то, ничего, если не считать начавшихся  "брачных игр" вокруг коронации. Предусматривался семейный союз между византийской царицей Ириной и Карлом, что позволяло надеяться на восточно-западное воссоединение посредством скрепленных "семейных уз". Конечно же, далеко не всем это было по душе, и в результате дворцового переворота Ирина оказалась без власти. Занявший же престол Никифор I Карла императором не признал. Но тот тут же пошел "другим путем".

 

К 810 г. Карл захватил Венецию и Далмацию, "числившимися" за Византией и заключил антивизантийский союз с Багдадским халифом аль-Амином. Сменивший Никифора Михаил, по итогам Ахенского мира 812 г. между Византией и Карлом Великим, признал последнего императором, рокировавшись с ним полученными взамен Венецией и Далмацией. Так рядом с византийским легализовался западно-европейский император, что способствовало дальнейшему отчуждению Запада и Востока.

 

Дальше - больше. В 962 г. возникает Священная Римская империя (полностью название стало употребляться позднее): в том году папа Иоанн XII короновал императором объединения германского короля Оттона I, признанного верховным сеньором Папского государства. Государство претендовало на преемственность античной Римской и Франкской империи Карла Великого, должной объединить весь западноевропейский христианский мир. Нюанс состоял в том, что религиозным центром образования был Рим, но верховенство принадлежало Германии.

 

Спустя десяток лет возник титул «Римский император», вслед за чем появилось название Римская империя. Однако, Византия не признала титула за германскими монархами, обосновывая это легитимностью закрепления понятия римский император за византийским императором. Только к последним, по их убеждению, могли относиться сказанные византийским правителем (913-920 гг.) Константином VII Багрянородным слова: «Создатель... утвердит тебя на пьедестале неколебимом... Престол твой, как солнце, - перед ним, ...поскольку он избрал тебя, и ...даровал тебе царство свое как лучшему из всех, и поставил тебя… , [чтобы] поклонялись тебе населяющие землю" (9).

 

Поэтому последовавший в 1054 г. называемый великим церковный раскол (схизма) в христианском мире, окончательно разделивший Церковь на Римско-католическую (Запад) и Православную (Восток) с центром в Константинополе, не удивителен. Да, среди причин произошедшего историки называют различные богословские нестыковки, фиксируют сложность взаимной адаптации двух культур (ориентированность западного христианства на латинское наследие, невосприятие греческих языка и богословия и т.д.); реально же, как мы видели, в основе процесса находились причины политического свойства. Этот фактор проявляется, в т.ч., в предпринятых Римом шагах со второй половины XI в. по переводу "чужих" территорий под свою религиозную юрисдикцию. Ну и, естественно, Рим (ни светский, ни духовный) не могли признать самостоятельность восточного ответвления христианства. Однако, для "возвращения" ушедших сначала нужно было попытаться разобраться со своим "хозяйством". Так что принявшее размах, сразу же вслед за разделением церквей, западно-европейское "светско-религиозное" соперничество в направлении политико-экономического лидерства, не случайно.

 

Папство пытается стать единственным лидером

 

Папство никоим образом не смирилось с принадлежностью церковной инвеституры (назначение на церковные должности и введение в сан) светской власти. Учрежденная в 1059 г. коллегия кардиналов тут же прибрала полномочия избрания понтифика. Вслед за чем стороны схватились за первенство в назначении прелатов. А тут еще на церковном соборе 1095 г. в Клермоне папа Урбан II выступил с призывом освободить "Святую землю" от "неверных", тем самым дав добро на первый крестовый поход. Все это не могло не свидетельствовать о росте авторитета пап. И начался этап борьбы за распространение влияния каждой из сторон на европейские территории.

 

Вполне очевидно, что бескровного завершения этой конфронтации, где на кон были поставлены главенствующие позиции в государстве, не могло быть по сути. Ну и пошло-поехало. Вскоре обыватели перестали удивляться папским анафемам "высокопоставленных" лиц, также особо не реагируя на выдвижение не "чисто" духовным составом "своих" пап (антипапа). Несколько локализованным конфликт оказался после т.н. Вормского конкордата (компромиссное соглашение между римским папой Каликстом II и императором Священной Римской империи Генрихом V 1122-1123 гг.). Король обязался вернуть папе и местным церквям захваченное в ходе противостояния имущество. Что касается аспекта епископов, они вошли одновременно и в церковную, и в феодальную иерархию. Правда, император сохранил право наделять епископов ленами и светской властью, вручая им скипетр. Последние, к тому же, несли перед ним вассальные обязанности. Но в целом данный документ продемонстрировал силу папства, не снявшего с повестки дня притязаний на верховный сюзеренитет над монархами.

 

Вслед за этим настал период второго крестового похода (1147-1148 гг.). Опять-таки, хотя армию крестовых завоевателей возглавляли "гражданские" лица, церковь уже оперилась. Молчаливое отслеживание данной ситуации было невозможным, и к 1157 г. принято относить первое приложение слова "Священная" к европейской "Римской империи" (связывается термин со знаменитым Фридрихом I Барбароссой). Ракурс "освященности" государственного образования позволял императорам обосновывать любые предпринимаемые ими шаги (как внутренней, так и внешней направленности). Будучи же главой уже "Священной" Римской Империи, они подтверждали свое "предназначение" защитников и покровителей церкви, претендуя на исключительное руководство верховной духовной властью. Как следствие, тот же Фридрих принял активнейшее участие в третьем крестовом походе (1189-1192 гг).

 

Падение христианского Константинополя от рук христианской Европы

 

Далее настал черед крестовой атаки Рима на "своих" "неверных", то бишь, на Константинополь. Естественно, опять прозвучал призыв о "Святой земле", но в реалии ею "оказалась" Византия (а не к этому ли все шло?). В данном направлении светско-духовные интересы европейского континента совпали однозначно, и в результате четвертого крестового похода (1204 г.) православный Константинополь был завоеван крестоносцами, т.е. христианами католического направления.

 

При их подходе к городу, со слов французского хрониста начала XIII в. Робера де Клари, Константинопольский император Балдуин I, направив "к ним добрых послов", предложил, "что если они хотят получить сколько-то из его золота или серебра, то весьма охотно пошлет его". Однако, крестоносцы призвали Балдуина отречься "от своей власти", которой "он владеет не по праву и незаконным образом" (10). А для чего нужна "подачка", если можно унести столько, "сколько влезет"? Отмечая выгоду и удобство для крестоносцев "завоевать великую христианскую метрополию, чем сражаться с азиатскими мусульманами", крупнейший испанский прозаик начала ХХ в. Ибаньес Висенте с печалью фиксирует: "Их штурм был ужасен" (11).

 

Что происходило при христианском захвате христианского же центра, можно почерпнуть даже из письма тогдашнего Римского Папы Иннокентия III одному из лидеров похода Бонифацию Монферратскому: "Некоторые [крестоносцы] совершали насилие, разврат и кровосмешение на глазах людей без различия религии, пола и возраста, утехам солдат были отданы не только замужние женщины и вдовы, но и женщины и девы, посвященные Богу. Мало было грабить имперские богатства и забирать добычу у богатых и бедных, вы посягнули на церковные сокровища, и, что хуже всего, на ее главное достояние, срывая серебряные чаши с алтарей, расхищая святые сокровищницы, иконы, кресты и реликвии" (12). Но далее Иннокентий III явно пытается обелить исполнителей: "Поскольку вам отказали в обещанном и необходимом, полностью нарушив клятвы и соглашения, а тем паче нападали на вас с оружием, с огнем, с хитростью и ядом (исторические факты говорят совершенно о другом - прим. авт.), вы, оказавшись таким образом в безвыходном положении, осуществили заслуженное возмездие в отношении раскольников и клятвопреступников... И видится божий суд в том, что те, кого милосердно терпели и даже настойчиво увещевали не только другие, но и мы, и которые не желали возвращаться к единой церкви... теперь потеряли и место свое и народ" (12). Однако, вплоть до сего дня нет однозначного взгляда на роль Папы в предоставлении "добра" на захват Константинополя.

 

Немного об Иннокентии III

 

В целом, в приведенной выше трактовке Папы атаки на Константинополь ничего удивительно нет, т.к. общеизвестны его планы по достижению Римом мирового господства. Уже своими первыми шагами Иннокентий III начал претворять в жизнь теократические принципы реформы Григория VII, направленные на навязывание всему христианскому сообществу посредничества иерархии, подчиненной папской власти. Т.к. "предварительным условием создания универсальной политической власти, - по словам серьезного венгерского исследователя истории Церкви Ене Гергея, - являлось создание Папского государства". Глобальный замысел же мог "осуществиться лишь тогда, когда он станет абсолютным властителем сначала в Риме и в Церковном государстве, а затем и во вселенской церкви. Он исходил из того, что неограниченность свободы церкви - если понимать под этим верховенство папы - зиждется на прочной власти папы над независимым светским государством" (13).

 

Нельзя не согласиться с Е.Гергеем, т.к. еще в декреталии Venerabilem (1202 г.) Папа "присудил" себе право окончательного суждения, кто достоин стать императором: “Князья должны признавать.., что право и власть рассмотрения особы, избранной королем, долженствующей стать императором, принадлежит нам, которые ее помазываем, освящаем и коронуем», т.к.  «рассмотрение особы касается того, кому принадлежит рукоположение» (14).

 

Мало того, Иннокентий III прекрасно осознавал, что без вооруженных действий достижение планом мирового господства неосуществимо. Потому он утвердил (или санкционировал?) Тевтонский орден и создание Ордена Меченосцев (для внешних завоеваний). Причем последний элегантно преподносился как организация "братьев воинства Христова" (естественное религиозное прикрытие). Тогда же возникли нищенствующие ордена: францисканцев и доминиканцев (для борьбы с внутренней оппозицией, называемой "еретическими движениями").

 

Так не укладывается ли католическая атака на православный Константинополь в доктрину Иннокентия III?

 

Заключение

 

Как бы то ни было, Константинополь пал, и произошел раздел Византии. Возникла Латинская империя (называемая в тот период Константинопольской или Романией) с императором Балдуином Фландрским, считавшего себя преемником византийских императоров, и потому сохранившего многое из этикета и церемониала дворцовой жизни. Но важнейшую роль в захвате православной столицы мира сыграла Венеция, и патриарха избирало исключительно венецианское духовенство (им оказался венецианец Фома Морозини). Частью Константинополя начал распоряжаться Балдуин, хозяевами же трети города стали венецианцы.  Византийцы ограничились созданием на востоке страны Никейской империи, правители которой продолжали считать себя истинными византийскими императорами.

 

Таким образом, "латинизированный" Константинополь полностью оказался во власти Папы, и Иннокентий III без проблем признал на Латеранском соборе 1215 г. значимость константинопольской кафедры. Присутствовавшие латинские патриархи Иерусалима, Антиохии и Константинополя поклялись папе в верности ему восточных христиан. Кроме того, собор подчинил папскому престолу православных греков, проживавших в пределах Западной Римской империи, запретив поставление греческих епископов там, где есть уже латинские; для последователей греческого обряда решено поставлять в таких епархиях викариев, подчиненных епископам латинским. Лишь в 1261 г. византийцы, поддержанные генуэзцами, отвоевывают город, и власть переходит к византийской династии Палеологов.

 

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать следующий вывод – начальная стадия официального распространения христианства, и объявление Константинополя Новым Римом, и крестовые походы являлись суть проявлением геополитической борьбы за обладание мировым господством. Другое дело, что успеха в кровопролитнейших битвах, боях, войнах за достижение, пусть и не сразу планетарном, а промежуточном  ("локально-континентальном") масштабе, мог добиться далеко не каждый(ые). Лишь принимающие тандемные условия игры друг с другом харизматические личности светского или духовного направления могли надеяться на реализацию таких глобальных замыслов.

 

 

Теймур Атаев, политолог, Азербайджан

 

7. Константин Багрянородный. Об управлении империей.

8. Робер де Клари. Завоевание Константинополя.

9. Ибаньес Висенте. Восток.

10. Письмо Иннокентия III маркизу Монферрату.

11. Е.Гергей. История папства.

12. Цит. по: Предисловию к статье "Золотая булла" (1356 г.).

 

 

Ссылки по теме:

Из истории развития христианства

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/10071/">ISLAMRF.RU: Византия и Священная Римская Империя</a>