RSS | PDA | Архив   Среда 2 Декабрь 2020 | 1433 х.
 

«Синдром исламофобии» в современной политике США: специфика проявления и возможные последствия

16.05.2007 18:32

Системный кризис внутренней и внешней политики в Соединенных Штатах Америки и растущая исламофобия правящих американских кругов.

Соединенные Штаты Америки давно переживают в своей внутренней и внешней политике системный кризис. Одним из наиболее негативных результатов последних является растущая исламофобия правя- щих американских кругов, приобретающая характер настоящего синдрома, т.е. совокупности признаков тяжелой болезни, поражающей, прежде всего, мозг нации и метастазами распространяющейся по всему телу американской демократии.

Борясь с терроризмом, как со вселенским злом, американцы подразумевают под таковым исламский мир. Неслучайно же, в «террористическом черном списке» госдепартамента Соединенных Штатов традиционно стоят такие страны, как Иран, Ливия, Сирия, Судан.

Сирия обвиняется правящими кругами США в пре- доставлении террористам своей территории и разрешении антиизраильским группировкам проходить обучение в специальных сирийских и ливанских лагерях. В этом своем качестве она находится как бы посередине группы стран, обвиняемых США в поддержке терроризма, тогда как Судан, разрешающий террористам проводить учебные сборы на своей территории, все еще остается загадкой для американского правительства и классифицируется в основном, как пассивный сторонник опасных террористических группировок, невзирая на то, что есть факты, позволяющие сделать вывод, что именно это государство — Судан — было активно вовлечено в 1995 г. в попытку осуществления покушения на египетского президента Хосни Мубарака.

Аналитики исследовательских служб конгресса США в связи с вышеизложенным пишут: «Комплексный вызов тех стран, которые зафиксированы в черном списке госдепартамента, сопровождается реальными изменениями в поведении основных спонсоров международного терроризма, в сравнении с тем, что было в прошлой истории активной поддержки или использования терроризма в качестве инструмента внешней политики... Процедура исключения стран, обвиненных в поддержке терроризма, всегда имеет в качестве результата конфронтацию федеральных исполнительных органов власти и конгресса США. Вот почему бюрократически правильным является решение сохранить статус-кво или добавить еще какую-либо страну в «черный список». Дороже будет исключить кого-либо из антитеррористического перечня госдепартамента».

Иран

Правительство Соединенных Штатов называет его в качестве наиболее активного государственного спонсора международного терроризма, представляющего собой наиболее существенную угрозу национальным интересам США в мировом масштабе. Иран объявлен американцами государством, глубоко вовлеченным в планирование и осуществление всевозможных террористических актов путем использования своих собственных агентов и связанных с ними организаций и политических групп. С точки зрения правительства США, Иран обеспечивает постоянное управление, финансовую подготовку и переподготовку и другие виды поддержки большому числу радикальных исламских групп, включая Хезболлах в Ливане, Хамас и Палестинский исламский Джихад (Palestinian Islamic Jihad – PIJ) с тем, чтобы подорвать ближневосточный мирный процесс. В 1995 г. Иран профинансировал организацию Хезболлах на сумму в 100 млн долл. Кроме того, он в 1996 г. обеспечил террористов ракетами «Катюша», запускаемыми на территорию Израиля. Существуют сообщения прессы о том, что именно Иран сумел создать мощную террористическую инфраструктуру в ближневосточном регионе, обеспечивая политическое сопровождение, дипломатическое прикрытие, военное обучение, финансовую помощь многим диссидентствующим группам в Кувейте. Бахрейне и Саудовской Аравии. Совсем недавно Иран сконцентрировал усилия для того, чтобы сделать центром террористического обучения и тренировочных сборов террористов Судан. Иран был включен в террористический список госдепартамента США в январе 1984 г. В качестве спонсора преступной террористической деятельности он способствовал осуществлению по меньшей мере восьми убийств диссидентов вне своей территории в 1996 г. На основании этого президент США У. Клинтон прекратил с Ираном все торговые отношения и запретил частным американским фирмам участвовать в финансовом бизнесе Ирана в любой форме.

Ирак

13 сентября 1990 г. истерзанный войной с США, Ирак был вновь включен в террористический перечень госдепартамента США. Первый раз это произошло в 1982 г. США сочли вполне достаточным основанием для возобновления претензий к Ираку вторжение войск последнего в Кувейт. Затем они применили против режима С. Хусейна санкции под эгидой ООН. В докладе госдепартамента США о глобальном терроризме 1996 г. специально подчеркивается, что «...режим Саддама Хусейна продолжает организовывать убийства неугодных и предоставлять убежище для большего числа палестинских радикальных террористических группировок, тогда как в прошлом Ирак временно изгонял террористов, а не только приглашал их к себе».

Сейчас американская политика умиротворения Ирака приобрела резко антиисламский характер. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что мусульмане стали врагом No 1 во все более значительном масштабе, далеко перерастающим региональные рамки.

Ливия

По мнению правящих кругов США, она имеет длинную историю вовлеченности в международный терроризм. Именно поэтому она оказалась в террори- стическом перечне госдепартамента с самого начала, т. е. с декабря 1979 г. Примерно 1 млрд долл. банковских ливийских депозитов до сих пор являются замороженными в Соединенных Штатах Америки. США полагают, что ливийский терроризм был ограничен в результате применения ООН санкций в связи с по- дозрениями о причастности ливийских спецслужб к организации взрыва самолета PANAM 103 и взрыва самолета French ATA рейс No 772. который привел к гибели 170 человек, включая 7 американцев. «Факты свидетельствуют, — пишут аналитики исследовательс- кой службы конгресса США, — что Ливия не утратила своих намерений поддерживать международный терроризм, хотя ливийское руководство и отказывается от всех обвинений в причастности к террористическим актам. В течение всего 1996 г. Ливия продолжает поддерживать группы, которые находятся в оппозиции к ближневосточному мирному процессу и вовлечены в преступления, тем не менее ответы международного сообщества и Конгресса США (P. L. 104–172) кажутся относительно эффективными в сдерживании ливийского террористического поведения и могут вы- ступать в качестве определенной модели для будущих международных акций против терроризма».

Сирия

Она была помещена в первый террористический список госдепартамента США в декабре 1979 г. Международное цивилизованное сообщество в целом полагает, что Сирия обладает традицией использования террористов при отстаивании на мировой арене своих государственных интересов. Соединенные Штаты в связи с этим заявили, что нет очевидности в том, что сирийское правительство прямо вовлечено в между- народный терроризм с 1986 г. Информированные источники свидетельствуют, однако, что сирийское правительство остается весьма активным в теневом планировании, оперативном руководстве и разведке применительно к организации террористических актов и при этом тщательно маскирует свою причастность к международному терроризму. Множество главных террористических групп установили свое постоянное активное присутствие в Сирии и на территориях, контролируемых Сирией в Ливане. Сирия, к тому же, разрешила Ирану снабжать Хезболлах оружием через Дамаск. Обеспечивая такую поддержку и предоставляя безопасное убежище, террористическая Сирия вызвала сильный гнев многих известных членов Конгресса США, которые упорно настаивают на том, чтобы это государство осталось в «черном списке» госдепартамента США как можно дольше, учитывая также настроения влиятельных законодателей. Представители администрации президента твердо заверяют конгресс США, что «...до тех пор, пока Сирия не решит проблему со своей сопричастностью к поддержке террористических групп, она в списке госдепартамента останется» В явном противоречии с такой позицией находится, однако, тот факт, что правительство США «...дало ясно понять Сирии, что оно предпримет определенные усилия по исключению ее из «террористического перечня» госдепартамента США, если будет подписан мирный израильско-сирийский до- говор»6. Одновременно, однако, правящие круги США обвиняют сирийское правительство в вовлеченности и в организации противодействия долларовому обмену. Таким образом, Сирия продолжает расцениваться в качестве страны, способной нанести существенный ущерб национальным интересам США на Ближнем Востоке.

Судан

Судан был включен в «террористический список» госдепартамента США в августе 1993 г. Его американцы обвиняют в том, что он предоставляет убежище для некоторых из наиболее преступных в мире террористических организаций. В докладе госдепартамента США о глобальном терроризме 1996 г. констатируется, что «Судан продолжает служить в качестве своеобразного механизма предоставления убежища для террористов и организации тренировочных сборов значительного числа преступных организаций» В связи с этим Египет и Эфиопия возлагают на суданское правительство особую ответственность за вовлеченность в подготовку неудавшегося покушения на президента Египта Хосни Мубарака в Эфиопии в июне 1995 г. 11 сентября 1995 г. Организация африканского единства (ОАИ) в беспрецедентной манере осудила Судан, являющийся членом этой организации, призвав его немедленно выдать Эфиопии трех террористов, готовивших теракт против X. Мубарака. Тем не менее Судан продолжает участвовать в различных играх террористов и даже помогает Ирану при транспортировке оружия экстремистским исламским группам.

В качестве действенной меры сдерживания усилий международных террористов правящие круги США используют не только официальный «черный список» государств, заподозренных во враждебной деятельности и поощряющих международный терроризм, но и т. н. неформальный «лист ожидания» для тех стран, которых нужно включить в террористический перечень.

Некоторые эксперты США упорно настаивают на том, чтобы «черный список» госдепартамента был расширен и существенно обновлен. Этот документ в новом своем качестве должен полностью соответствовать списку генерального прокурора США об угрозах национальной безопасности (Attornes General Security National Security Threat List), который включает спонсоров международного терроризма, уже попавших под подозрение и наблюдение ФБР внутри США. «Этот перечень является неформальным документом и, без сомнения, полон противоречий и даже спекуляций, — отмечают аналитики исследовательской службы конгресса США. — Тем не менее именно он будет способствовать, выражению многих юридических тревог тех лиц в разведывательном и полицейских сообществах и может служить в качестве неформального предупреди- тельного механизма для тех стран, действия которых подпали под подозрение правительства США»

В противодействии международному терроризму США максимально используют всевозможные законодательные инициативы. Неудивительно поэтому, что госдепартамент Соединенных Штатов специально предупредил Пакистан в январе 1993 г., что он находится под «активным продолжительным обзором» для того, чтобы было определено, нужно ли его ставить в официальный «террористический перечень». Впрочем, когда сам «черный список» был опубликован в апреле 1993 г., то Пакистана в нем не оказалось. Что касается Судана, то он также был предупрежден правительством США о том, что находится под пристальным наблюдением, накануне включения в «террористический» перечень госдепартамента в августе 1993 г.

«К настоящему времени, — свидетельствует исследовательская служба конгресса США, — существует несколько неформальных кандидатов для включения в “террористический” перечень госдепартамента США: 1) Афганистан — обвиненный за то, что исламские фундаменталистские группы могут проходить пере- подготовку и действовать из этой (с территории этой) страны, оставаясь безнаказанными; 2) Пакистан подозревается в том, что может обеспечить поддержку воинствующих сепаратистов Кашмира и Пенджаба, а также тех преступных группировок, которые пытаются использовать пакистанскую территорию для размещения баз и тренировочных лагерей; 3) Йемен, осуждаемый за то, что террористы могут осуществлять здесь тайные операции.

Существуют подозрения, но нет очевидности в том, что сторонники жесткой линии в конфликте на территории бывшей Югославии: Босния и Герцеговина, Хорватия или Сербия — могут осуществить терроризм. При этом усиливается ощущение тревоги относительно того, что воинствующие исламские элементы, остающиеся на Балканах, вполне могут допускать преступления против европейских держав и Соединенных Штатов. Наконец, турецкие разведывательные источники выразили тревогу в своих докладах, что Россия наверняка может активно поддерживать или поощрять террористическую деятельность, оставаясь неопределенной в своих государственных намерениях» 26 апреля 1996 г. в США был введен в действие закон (Р. L. 104–132), содержащий целый ряд новых положений относительно борьбы с внутренним и международным терроризмом, а главное, предусматривающий ассигнования в сумме 1 млрд долл. на 4-летний срок для федеральных противотеррористических усилий. Из этих денежных средств ФБР получило наибольшую долю. Особенности современного антитеррористического законодательства США таково, что в нем оговорено:

– неуклонное повышение финансирования любых мероприятий правительства США по предотвращению деятельности террористических организаций;

– необходимость оперативного установления членства отдельных лиц в организациях с тем. чтобы затем лишить их виз на въезд в США;

– своевременная депортация разоблаченных террористов и их союзников, обвиненных в тяжких преступлениях против личности и государства;

– обеспечение своевременного изъятия пластиковых взрывчатых веществ и быстрая их идентификация в полном соответствии с действующими нормами права;

– запрещение любых финансовых трансакций для американских граждан на территории стран, допускающих в своей внешней политике поддержку террористическим формированиям;

– прекращение предоставления американской иностранной помощи странам, которые помогают или обеспечивают опасным военным оборудованием страны, поддерживающие террористов;

– разрешение американским гражданам предъявлять в судебном порядке иски тем странам, которые пытаются осуществлять на практике деятельность, относящуюся к поддержке терроризма;

– прекращение военного экспорта и соответствующих услуг странам, не полностью сотрудничающих с США по части международных противотеррористических усилий;

– усиление требовательности к эксплуатации иностранных самолетов, использующих аэропорты США и внедрение американских стандартов безопасности повсеместно;

– расширение категорий веществ, подлежащих запрету на вывоз и ввоз из стран наравне с ядерным или биологическим оружием:

– запрещение использовать химическое оружие против американских граждан или их собственности;

– расширение положений экстерриториальности юрисдикции относительно террористических актов, в том числе когда эта юрисдикция обязана действовать в США при планировании захвата террористов за рубежом, а также когда эта юрисдикция предназначена только для США, если имеет место заговор против США и если жертвой теракта является американский правительственный служащий США.

Следует отметить, что в закон P. L. 104–132 не вошли такие предложения как:

– разрешение устанавливать специальное сигнальное оборудование и оборудование для снятия информации с подслушивающих устройств в случае терроризма;

– разрешение использовать представителей вооруженных сил США для ликвидации последствий химических и биологических инцидентов;

– разрешение специальной маркировки опасных взрывчатых веществ;

– обеспечение действенных законодательных мер для наблюдения за телекоммуникациями и прослушиванием телефонных переговоров частных лиц;

– либерализация доступа федеральным агентам к досье граждан и к конторским регистрационным книгам в отелях и мотелях

30 сентября 1996 г. президент США подписал за- кон (P. L.104–208), который предусматривал значительные ассигнования для специальных операций за рубежом на 1997 финансовый год в связи с ростом международного терроризма. В нем были зафиксированы такие положения как:

– отказ от предоставления американскими правительственными программами помощи по безопасности странам, включенным в «террористический список» госдепартамента;

– применение ограничительных мер, вплоть до лишения визовой поддержки к тем лицам, которые не являются гражданами США и подозреваются в поддержке террористов;

– продление срока действия виз для участников программы информирования по терроризму и членов их семей;

– ассигнование 1 млрд 146 млн долл. на антитеррористические цели, включая:

а) 18 млн долл. для государственной программы департамента США антитеррористической помощи;

б) 23,7 млн долл. для программы госдепартамента США по дипломатической безопасности;

в) 14,3 млн долл. для решения проблем безопасности в миссиях США за рубежом;

г) 50 млн долл. для израильских закупок противотеррористического оборудования;

д) 25,5 млн долл. для Министерства обороны США для обеспечения деятельности технической группы по реализации межведомственной программы противотеррористического развития и исследования;

е) 157,7 млн долл. для ФБР в связи с наймом на работу 500 новых агентов;

ё) 197.6 млн долл. Министерству транспорта для оборудования по обнаружению взрывчатых веществ

Анализ современной государственной антитеррористической деятельности США показывает, что она носит комплексный характер, максимально соответствует американским национальным интересам, в полной мере учитывает грандиозные изменения на мировой арене на глобальном, региональном и местном масштабах, но является порочной в своей антиисламской сущности. Можно сколько угодно обвинять Соединенные Штаты в излишних имперских амбициях, но именно эта супердержава ведет себя на планете по законам жанра и силовой политики, четко следуя своим эгоистичным принципам и утверждая только свои стандарты поведения в между- народных делах путем использования изощренной дипломатии, в которую вовлекаются все новые и новые участники, подпавшие под влияние «одинокого жандарма» и составившие в своем количестве (не говоря уже о новом качестве действий) modus vivendi, который обеспечивает паразитарное существование немногих промышленно развитых держав за счет эксплуатации многих и нагнетания страха среди т.н. «бедных наций», среди которых, увы, уже находится Россия.

Откровенная исламофобия Вашингтона, впрочем, не имеет шансов на успех и крах такого подхода к международным делам на Ближнем Востоке и в других стратегически важных богатых сырьем регионах планеты – очевиден.

О. А. Колобов, д. и. н.,
профессор, академик РАЕН, декан факультета международных отношений
Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского

(Статья опубликована в научном ежеквартальном альманахе
«Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты», 2 выпуск)

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/114/">ISLAMRF.RU: «Синдром исламофобии» в современной политике США: специфика проявления и возможные последствия</a>