RSS | PDA | Архив   Вторник 21 Ноябрь 2017 | 1433 х.
 

Проблема хиджаба в контексте светской системы образования

31.01.2017 17:40

Несколько дней назад я дал довольно подробное интервью порталу Лента.ру, где прокомментировал сложившуюся ситуацию вокруг татарской школы в Мордовии, высказывание Рамзана Кадырова и более общую проблему хиджаба в контексте светской системы образования. Как я отметил в интервью, эта тема является очень сложной и неоднозначной. Не знаю, связано ли это со сложностью темы или с не до конца точными формулировками, данными мною, но значительным числом людей я был понят неверно. Поразмыслив над сложившейся ситуацией, я, будучи главным редактором международного богословского журнала «Минарет Ислама», решил посвятить следующий его номер всецело проблеме хиджаба в исламе и статусу хиджаба в светском обществе. В этот журнал я начал готовить большую статью, где подробно и с цитатами из первоисточников разъясню свою позицию по данному вопросу. Призываю моих критиков дождаться выхода этой статьи, прежде чем делать выводы, опираясь на собственные интерпретации.  

 

Сейчас же я хотел бы лишь тезисно разъяснить свою позицию. Прежде всего, я хочу сказать, что ислам понимается мною максимально плюралистично – на что я указывал в многочисленных статьях и книгах (см. сборник моих докладов «Ислам в XXI веке: программа обновления», ИД Медина, 2016). Я не ограничиваю ислам суннитской его интерпретацией, хотя и считаю себя суннитом. Кроме того, я считаю себя приверженцем ханафитской школы права, но это не означает, что я обязываю себя следовать всем средневековым предписаниям, сделанным в рамках этой школы (не говоря уже о том, что здесь имеется значительное разнообразие). Полагаю, что установка Абу Ханифы на личное суждение и контекстуальное истолкование Корана – это то, в чем мусульманский мир нуждается сейчас наиболее всего. И именно эти идеи получили развитие в российской богословской школе (А. Курсави, Ш. Марджани, Р. Фахретдин, М. Бигиев и др.).

 

Проблема хиджаба в контексте светской системы образования – это частный случай более масштабной проблемы соотношения классического фикха и общества модерна. Я полагаю, что решение этой проблемы должно заключаться в существенной реформе фикха, и этот потенциал к реформированию заложен в самом фикхе, в частности в представлении о его контекстуальности, в идее фикха иститаʻа, в идее главных целей шариата (макасид аш-шариʻа) и многом другом. В данном плане я являюсь убежденным сторонником обновленческого движения в исламе (тадждид); кроме того, разные варианты фикха я мыслю как разные варианты адаптации универсального коранического послания к конкретным социокультурным и политическим условиям, и, на мой взгляд, это вообще является нормативным пониманием (см. Мухаммад Садык Мухаммад Юсуф «Открытое послание о главной беде мусульман», 2015). Применительно к нашим условиям мы должны говорить о фикхе меньшинств (фикх ал-акаллийат) – эта идея уже много лет развивается шейхом Юсуфом ал-Кардави и другими учеными; но фактически она была заложена еще в российской богословской школе в концепции «российского мусульманства» (см., например, М. Бигиев «Азбука ислама») и в раннемусульманской практике.

 

Применительно к проблеме хиджаба нельзя придерживаться чисто формалистичного подхода, поскольку такой подход противоречит общим целям шариата (макасид аш-шариʻа), в частности цели общего блага (маслаха). Мы должны оценить, во-первых, социально-политической контекст; во-вторых, законодательство Российской Федерации; в-третьих, гражданский статус мусульман Российской Федерации; в-четвертых, конкретное исламское правовое установление, касающееся хиджаба, и его источники; в-пятых, релевантность этого установления для современного периода; в-шестых, более общий контекст применения этого положения, т.е. способствует ли это применение в данном контексте благу уммы или идет во вред религии Всевышнего.

 

Я, разумеется, не берусь ответить на все эти вопросы. Возможно, часть из них мне удастся осветить в грядущей статье. Сейчас я хочу лишь подчеркнуть, что проблему следует рассматривать комплексно, чего и требует классический фикх. Позволю себе некоторые замечания в связи с этим.

 

СВЕТСКИЙ ХАРАКТЕР СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ

 

В Конституции Российской Федерации, поддержанной гражданами России, в том числе мусульманами (а значит – российские мусульмане взяли на себя определенные обязательства в этом отношении), заявляется о светском характере государства и отделении государства от религии. Как я показываю в своей работе «Российское мусульманство: традиции уммы в условиях евразийской цивилизации» (раздел «О необходимости переосмысления секуляризма в евразийском контексте»), светские модели разнятся. Например, французская модель laïcité предполагает отсутствие выражения религиозных атрибутов в публичном пространстве. Но Британская или Американская модель секуляризма совсем иная, и она ближе к полирелигиозной и поликультурной модели. В этой работе (я призываю людей, стремящихся хорошо понять мою позицию, обратиться к ней) я отмечаю, что в России должна быть разработана собственная модель секуляризма, притом это должно делаться совместно и осознанно. Такая модель должна отражать чаяния граждан, а значит в ней с необходимостью должна быть закреплена роль традиционных религий – христианства, ислама, иудаизма и буддизма; а также роль традиционных ценностей.

 

Светскость – это необязательно антирелигиозность. Скорее, это общее пространство, в котором сосуществуют представители разных идентичностей. В этом плане, например, мединское общество времен Пророка (мир ему) может быть названо «светским», о чем в действительности свидетельствует «Мединское соглашение». И если мы выстраиваем общее пространство, в котором могли бы существовать христиане, мусульмане, буддисты, иудеи, атеисты, саентологи и пр., то нам нужно как следует продумать это пространство.

 

Этот тезис применим и к системе образования. В случае с хиджабом мы имеем дело, фактически, со следующим: выстраивается общее пространство, в котором могли бы обучаться носители разных идентичностей. Это пространство не является строго мусульманским, христианским или иным. Оно должно быть продумано так, чтобы удовлетворить нужды всех. Фактически, уже имеется консенсусная система светского образования, однако проблема хиджаба до недавнего времени не вставала. Почему? Потому что не было идеи унификации школьной формы. Т.е. по целому ряду причин появилась такая идея и вопрос встал ребром. Какие возможны стратегии его решения?

 

ПЕРВАЯ СТРАТЕГИЯ

 

Для проработки стратегии мы, мусульмане России, должны исходить из двух фактов. Мы являемся мусульманами, а значит – приверженцами Божественного Закона (шарʻ) в той или иной его интерпретации, представленной конкретной школой фикха. С другой стороны, мы являемся гражданами Российской Федерации, у нас есть паспорта Российской Федерации, а значит – мы взяли на себя обязательства соблюдать законы нашей страны, придерживаться принципов,      заложенных в Конституции, в частности принципа секуляризма. Отсюда следует, что мы должны заботиться не только том, как соблюсти законы шариата, но и том, как соблюсти законы Российской Федерации (а если они в чем-то нас не устраивают, то проявлять активную гражданскую позицию и способствовать их изменению). Применительно к ситуации в школе это означает, что мы должны заботиться не только о своих правах, но и о правах представителей других религий.

 

Первая стратегия решения проблемы хиджаба – это требовать создания такой школьный формы, которая допускала бы ношение хиджаба. На чем такое требование может быть основано? Я убежден, что оно должно основываться на том факте, что ислам является одной из традиционных религий РФ, притом с более чем тысячелетней историей. В России проживает значительное число мусульман, а некоторые регионы почти полностью являются исламскими. Могут ли представители других традиционных религий требовать что-то подобное? Я убежден, что да. Должен быть продуман гибкий вариант школьной формы, допускающий покрытие головы (к тому же, покрытие головы имеет многовековую традицию в православии).

 

Однако у этого решения есть и негативные стороны. Прежде всего, оно немного противоречит Конституции и законодательству. Я говорю «немного», поскольку понятие «традиционных религий» имеет юридический статус, однако сфера его применимости четко не оговорена. Иными словами, неясно, можно ли апеллировать к «традиционности» своей религии как к юридическому аргументу? Кроме того, сама идея традиционности косвенно дискриминирует другие религии и религиозные движения. Если мусульманкам разрешено носить хиджабы, то на каком основании пастафарианцам – приверженцам нового религиозного движения, проповедующего веру в Летающего Макаронного Монстра – будет запрещено приходить в школу в своем головном уборе – дуршлаге? (во многих странах они уже фотографируются на паспорт с дуршлагом на голове).

 

Иначе говоря, мы должны четко осознавать: заявляя о своей «традиционности» и стремясь придать этому понятию юридический статус, мы косвенно дискриминируем представителей «нетрадиционных» религий (ср. то же самое в связи с понятием «традиционной» и «нетрадиционной» семьи). У нас есть аргументы в пользу этого, но готовы ли мы пойти на это? Тут требуется широкая общественная дискуссия. В упоминавшемся разделе книги «Российское мусульманство…» я призывал более четко определить понятие «традиционной религии» и ввести этот термин в Конституцию, чтобы сохранить нашу культуру и определиться с перспективами ее развития. Однако, повторюсь, решение (прежде всего, с моральной точки зрения) само по себе довольно спорное.

 

ВТОРАЯ СТРАТЕГИЯ

 

Есть и другая стратегия решения проблемы с хиджабами – вероятно, многим мусульманам она покажется еще более спорной. Если первое решение, грубо говоря, можно представить как «формирование пространства секуляризма на основании ценностей четырех традиционных религий», то второе решение предполагает движение по пути Франции, т.е. «формирование пространства секуляризма как абсолютно нейтральное с религиозной точки зрения». Конечно, многим идея о сохранении «нейтралитета» в отношении Бога и Его законов покажется кощунственной. Но предлагаю над этим тоже поразмыслить.

 

Что означает данная стратегия? Она означает введение унифицированной формы, т.е. школьная форма должна быть одинаковой для всех школ во всех субъектах РФ. Разумеется, такая форма не будет предполагать хиджаб, поскольку в России, являющейся светским государством, никому в голову не придет требовать от всех девочек ношения платка. Положительная сторона данной стратегии состоит в том, что она позволяет организовать пространство для сосуществования представителей разных религий на «общей почве». Да, мусульманки не смогут надеть хиджаб, но и пастафарианцы не смогут надеть дуршлаг. Думаю, эта аналогия ясна, и каждый сможет привести множество других сходных примеров. Принимая эту стратегию, мусульмане признают необходимость секуляризма как формы сосуществования и идут на некоторую жертву – в том числе, для того чтобы соблюсти договоренность с другими членами общества. Большая ли это жертва? Все зависит от того, признаёт ли мусульманин (и мусульманка) ношение хиджаба частью религиозной практики и насколько это важная часть религиозной практики (сама эта тема с богословской точки зрения является спорной, что еще будет показано ниже).

 

Если мусульманка считает, что прийти в школу без хиджаба – это обесчестить себя, то при принятии указанной стратегии возможны несколько вариантов: пойти учиться в религиозную школу, финансируемую за счет религиозных организаций (об этом см. ниже); заниматься домашним обучением и вести активную протестную деятельность; покинуть страну и дать ребенку образование в стране, которую вы считаете «исламской».

 

Впрочем, я полагаю, что эта вторая стратегия – стратегия «нейтрального секулярного пространства» – даже с точки зрения консервативного классического фикха может быть принята российскими мусульманами. Это обусловлено иерархическим пониманием предписаний шариата, притом в основе иерархии лежат общие цели шариата, а конкретные предписания – вроде предписания носить хиджаб – являются чем-то вроде ответвления (т.е. проводится четкое различие между усул и фуруʻ). Если выполнение конкретного предписания («носить хиджаб») в данных социокультурных обстоятельствах мешает реализации главных целей шариата («благо уммы и религии», достигаемое посредством личного примера, в частности всестороннего образования и просвещения), то конкретное предписание может быть временно отвергнуто. Конечно, это отдельная большая тема, которая требует подробных доказательств, и я не настаиваю на истинности моей трактовки. Но я думаю, что теоретизирование в этом направлении вполне возможно и с правовой точки зрения допустимо (о классических и современных моделях фикха, базирующихся на идее макасид аш-шариʻа и маслаха, см. W. B. Hallaq «A History of Islamic Legal Theoires», 1997, Pp. 207–255; также указанная проблема неоднократно обсуждалась в индонезийском контексте, чем-то похожем на российский: M. van Bruinessen «Liberal and Progressive Voices in Indonesian Islam», 2009).

 

По этой же причине я считаю, что создание религиозных школ, финансируемых из негосударственных фондов, может являться не более, чем частичным решением проблемы. Да, в таких школах девочки смогут свободно носить хиджаб. Но получат ли они здесь качественное и современное образование? Куда они пойдут после этих школ, если в ВУЗах от них снова потребуют снять хиджаб? Кроме того, массовый отток мусульманских учащихся в религиозные школы будет способствовать ограничению круга общения и сегрегации населения. У нас ведь нет цели создавать в России параллельное «исламское общество»?!

 

Как бы то ни было, всё это пока на уровне теоретизирования, поскольку, судя по всему, решение по школьной форме еще до конца не проработано. Нам, российским мусульманам, нужно определиться с позицией. Я обозначил две основные стратегии формирования секулярного пространства: стратегию секулярности с опорой на традиционные религии и стратегию секулярности с опорой на нейтральное унифицированное пространство. О позитивных и негативных сторонах обеих стратегий я написал. Наверное, возможны и другие стратегии, но, я полагаю, что все они так или иначе будут связаны либо с первой, либо со второй моделью.

 

Замечу, кстати, что все вышесказанное применимо не только к проблеме хиджаба, но и к другим вопросам. В интервью я говорил о том, что однозначное разрешение хиджаба – без подробной юридической проработки этой темы (в частности, без утверждения концепции «традиционных религий» и определения сферы ее применимости) – создаст прецедент, который позволит мусульманам или представителям других религий (возьмем более экзотичные варианты – кришнаитам, саентологам, пастафарианцам и пр.) требовать изменений в школьной программе и в школьном распорядке. Это может создать настоящий хаос, который отрегулировать юридически, обеспечив при этом права всех верующих, совершенно невозможно.

 

Представим следующую ситуацию. Иудеи откажутся учиться по субботам. Мусульмане откажутся учиться по пятницам. Кто-нибудь откажется учиться в другие дни недели. Это потребует полного изменения расписания. Кроме того, мусульмане вполне могут захотеть скорректировать расписание занятий в соответствии с пятикратным намазом, что тоже вносит хаос. Это только самое безобидное. А как насчет того, чтобы углубиться в классический фикх? Хорошо, тогда вполне можно найти фетвы, где запрещается рисование, музыка и танцы. Что с этими предметами будем делать? Наверняка, найдутся люди, которые не захотят сидеть за одной партой или учиться в одном заведении с «кяфирами». Если еще больше покопаются в средневековом фикхе, то, вероятно, натолкнутся на идею о том, что девочкам вообще не следует получать образование, не говоря уже о том, чтобы сидеть в одном классе с мальчиками. Так можно зайти очень далеко! (ради интереса предлагаю ознакомиться со средневековым трактатом Ибн Кайима ал-Джаузии «Китаб ахкам ан-нисаʼ»; он посвящен как раз актуальной для нас теме) Кому-то покажется, что я фантазирую, но это действительные настроения многих современных мусульман, особенно из числа молодежи. Поверьте, я знаю, о чем говорю, поскольку регулярно общаюсь с молодежью. Все эти требования – следствие безответственной позиции, следствие отсутствия понимания того, что мусульмане имеют обязательства не только перед другими мусульманами, но и перед другими людьми, которые, как гласит известный хадис, переданный Ахмадом ибн Ханбалем, также являются нам братьями.

 

Итак, в связи с рассмотренной проблемой я призываю к дискуссии и анализу разных стратегий, если мы не хотим, конечно, чтобы этот вопрос решали за нас.

 

ПРОБЛЕМА ХИДЖАБА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТЕОЛОГИИ

 

В интервью мною была высказана мысль о том, что проблема хиджаба является дискуссионной. Заметьте, я не сказал, что отрицаю необходимость ношения хиджаба – я вообще не выразил тут своей позиции, поскольку тема с теологической точки зрения большая и сложная. Я лишь сказал, что этот вопрос дискутируется. И только за эту фразу на меня обрушился шквал критики. К сожалению, это свидетельство уровня образованности нашей уммы, ведь достаточно вбить в гугле «Hijab controversy», чтобы сразу найти десятки англоязычных публикаций, где это обсуждается (как исламоведами, так и теологами).

 

Вкратце опишу суть дискуссий. Главный тезис критиков ношения хиджаба состоит в том, что хиджаб – это не часть религиозной практики, и он вообще не имеет отношения к религии. Коранические айаты, которые приводятся в пользу хиджаба, интерпретируются неверно и вне контекста их ниспослания (асбаб ан-нузул). Хиджаб, никаб, бурка – всё это изначально культурные, а не религиозные обычаи; и лишь в средневековом фикхе они были «освящены» традицией (как и многое другое, касающееся унижения женщин). Ислам необходимо очистить от таких традиций, вернувшись к первоначальным установлениям Корана. Короче говоря, аргументы критиков ношения хиджаба свидетельствуют о том, что мы имеем дело позицией так называемого «интеллектуального салафизма», характерного в целом для деятелей обновленческого движения. Впрочем, не все сторонники этой позиции формулируют свои идеи в столь резкой форме (резкой, прежде всего, по отношению к средневековому фикху).

 

Я в целом согласен с главным тезисом обновленческого движения – с необходимостью проводить различие между Словом Божьим и локальными установлениями фикха, в частности средневекового фикха: если Слово Божье вечно, то установления временны и могут быть пересмотрены в изменившихся условиях. Именно к этому призывали представители российской богословской школы, и именно в этом смысл «открытия врат» иджтихада. Что касается моей позиции по поводу хиджаба, то ее более подробно я сформулирую в статье, которая выйдет в журнале «Минарет». На мой взгляд, тут нужен гибкий подход, который исходил бы из верной герменевтики Корана (принцип «контекстуального иджтихада», см. работы Фазлура Рахмана и его последователей) и из интересов большинства мусульманского населения. Сейчас же я хочу лишь проиллюстрировать свой тезис о том, что эта тема является дискуссионной, приведя некоторые примеры.

 

СТАТЬЯ МУХАММАДА АБДО

 

Один из крупнейших представителей обновленческого и реформаторского движения, шейх Мухаммад Абдо (1849–1905) еще более ста лет назад издал работу, в которой объяснил, что хиджаб является необязательным для женщин, которые стремятся заниматься общественными профессиями и проявлять себя в общественной сфере деятельности. Он утверждал, что ни Коран, ни шариат не требуют от женщин носить хиджаб. По его словам, данный факт является базисом его работы (фетвы), в противном случае он не стал бы рассматривать данный вопрос, поскольку законы Всевышнего не могут быть поставлены под сомнение. С точки зрения Абдо, хиджаб и никаб стали частью исламского общества после смешения этого общества с другими культурами. К ним апеллировали некоторые мужчины, поскольку покрывало скрывает движения женщин и ограничивает их способность соблазнять мужчин. Но в реальной жизни, согласно Абдо, ничего такого не происходит. Абдо спрашивает: если ситуация такова, то почему мужчин, находящихся в обществе женщин, не просят покрывать себя чем-нибудь, чтобы ограничить их соблазн? Получается, женщины лучше контролируют себя, чем мужчины? Абдо завершает фетву тезисом о том, что хиджаб и никаб, играющие важную роль в обществе, не имеют никакого отношения к исламу как религии.

 

 

Источник на арабском языке см..: Полное собрание сочинений шейха М.Абдо. Т. 2. Труды на социальные темы. Каир: Дар аш-Шурук, 2008. С. 104–111.

 

Специально для моих критиков я также загрузил на сайт pdf-файл статьи: http://dropmefiles.com/xndOO

 

 

ПОЗИЦИЯ МУСЫ БИГИЕВА

 

Крупнейший российский богослов Муса Джарулла Бигиев (1874–1949) рассматривал интересующую нас тему в работе «Женщина в свете Священных айатов благородного Корана» (1933). Вкратце его позицию можно резюмировать следующим образом.

 

Прежде всего, упоминающийся в Коране хиджаб не имеет никакого отношения к культурному обычаю, распространенному среди современных восточных народов; коранический хиджаб – это не материальный хиджаб, а символ чести женщины, ее достоинства и целомудрия. Обычай покрывать голову и лицо был распространен во многих цивилизациях задолго до ислама, и он может связываться с достоинством и целомудрием, однако эта связь вторична и необязательна. На ношении хиджаба не следует настаивать как на религиозной обязанности. Если он есть и у женщины есть достоинство, то замечательно. Если его нет, но имеется достоинство, целомудрие и другие прекрасные качества, то тоже замечательно. Если же нет этих качеств, но есть материальный хиджаб, то это бесполезная тряпка. Приведу несколько цитат из работы Мусы Бигиева:

 

О мотиве написания работы и о важности смотреть не на форму, а на содержание. Бигиев пишет:

 

«Несмотря на то, что в мусульманской юридической литературе в отношении вопросов, касающихся женщины, имеется незначительная разница между подходами того или иного мазхаба, наши богословы не выработали общего мнения по  женскому вопросу. Благодаря сильному влиянию прекрасного сочинения достопочтимого Касима Амина «Тахрир аль-Мар'а» (Освобождение женщины) в Египте, Индии, Турции и России появились и распространились сотни книг и статей, посвященных женской проблеме. В одно время даже возникли окрыляющие признаки интеллектуального движения. К сожалению, большинство этих произведений и статей вели речь главным образом о проблемах хиджаба и грехопадении. Они больше говорили о недостатках женщины в связи с особенностями ее сотворения или умственных способностей. В них усиленно муссировались мотивы виновности женщины в силу присущих ей очарования и соблазнительности. Я внимательно относился к данной проблеме и прочитал все публикации…

 

Перестав быть завесой — пардэ, скрываюшей за собою лик женщины, хиджаб превратился скорее в красивое украшение женского лица. В таких местах, как Египет или Хиджаз, он встречается редко: у десяти женщин из ста, а то и вообще имеет тенденцию к исчезновению. Несмотря на это, в арабской периодике вплоть до наших дней продолжались бурные, но совершенно бесполезные споры по данному вопросу, хотя с точки зрения женщин дискуссии о хиджабе сегодня уже не имеют значения, и сам он в своем сегодняшнем виде не имеет уже ценности в общественной жизни. И все же если бы в словах и мыслях пишущей на эту тему братии отсутствовали бы обвинения или двусмысленные намеки в адрес мусульманских женщин, то я мог бы понять обе полемизирующие стороны — как тех, кто ратует за хиджаб, так и тех, кто выступает за открытые лица женщин — суфур. Одна позиция возникла на почве гордости и почитания национального или в целом восточного обычая, другая, призывая следовать обычаям и моде западной культуры, отражает естественное, природное право женщин.

 

Если бы почтение и уважение к женщине обеспечивались верой, что присуща нации, законами государства и общей моральной атмосферой, то не было бы необходимости в хиджабе, а вопрос о необходимости снятия покрывал с женского лица не являлся бы возмутителем спокойствия»

 

О том, что стоит за кораническим термином «хиджаб». Бигиев пишет:

 

«Хиджаб, который несколько раз упомянут в благородном Коране, ни в прямом, ни в переносном смысле не является хиджабом в том значении, в каком он известен нам на Востоке… Хиджаб, который несколько раз упоминается в аятах благо­родного Корана, хоть в переносном, хоть в прямом смысле, ни в каком своем значении не является известным нам материальным хиджабом.

 

Один вид хиджаба, и самый важный его вид, согласно священным аятам благородного Корана, является необходимым и законным. Этот хиджаб не относится к лицу или телу женщины, но подразумевает ее честь и права. Этот хиджаб не материальный кусок ткани, а ее достоинство, честь, невинность…

 

Откройте страницы Писания, взгляните на текст: все повеления, запреты и обращения, имеющиеся в этом священном аяте, обращены к мужчинам. В этом аяте нет ни одного повеления, ни одного слова, обращенного к женщинам. А коль так, можно ли вообще говорить о том, что хиджаб обязателен для женщин? Поэтому слово "хиджааб", которое имеется в священном аяте: "...то просите из-за занавеси (хиджааб)" никоим образом не может означать покрывала, обернутого вокруг головы, лица и тела женщины».

 

О хиджабе в связи с целями шариата. Бигиев пишет:

 

«Благородный Законодатель устанавливает прекрасные правила и полезные средства, которые выбраны или могут быть выбраны на пути движения к искомой цели. Например, если принять накидку для лица в качестве символа чести и достоинства или по собственной воле женщины или следуя национальной традиции, то исламский шариат освящает и укрепляет добрую волю женщин и национальные обычаи. Если же какой-то другой народ не принял накидку для лица, в силу отсутствия в ней необходимости, то исламский шариат не будет упрекать ту целомудренную нацию и не будет навязывать ношение такой детали одежды. Он будет удовлетворен достоинством и нравственной чистотой женщин»

 

О турецкой революции и отказе от хиджабов. Бигиев пишет:

 

«Прекрасная революция турецких тюрок, полностью освободившихся от накидок лицемерия, отбросила прочь накидки для лица. Многократно возросло почтение к женщине по сравнению с прошлым. Женщины, как минимум, избавились от ярлыка "опасного соблазна"».

 

Таким образом, коранический хиджаб, согласно Бигиеву, является, прежде всего, символом достоинства и чести. Рассматривать его как средство прикрытия интимных частей тела – значит вульгаризовывать послание Священного Корана и проявлять женоненавистничество. Материальный хиджаб может быть прекрасным символом, если он надевается добровольно и женщина является достойной его. Однако он также может стать «накидкой лицемерия», если его принуждают носить, проявляя при этом неуважительное отношение к женщине. И именно так, согласно Бигиеву, обстояло дело в Турции и большинстве «исламских» стран (стоит отметить, что Бигиев понимает материальный хиджаб в широком смысле – и как накидку для головы, и как накидку для лица и тела в целом – т.е. он одновременно рассматривает и хиджаб, и никаб).

 

Источник: Бигиев, М. Избранные труды в двух томах. Том 2. Антология татарской богословской мысли. Казань, 2006.

 

Полный русский перевод работы см. на сайте «Российское мусульманство»: http://www.islamrf.org/musabigiev9

 

 ПОЗИЦИЯ ДОКТОРА АБУ АЛ-ФАДЛА

 

Доктор Абу ал-Фадл (род. 1963) является одним из крупнейших современных специалистов по исламскому шариату, проблеме реформы фикха, проблеме ислама и прав человека, проблеме положения женщины в исламе. Он преподает в Калифорнийском университете. Он автор десяти книг по исламоведению и сотен статей по теме. Будучи американским мусульманином, Абу ал-Фадл часто выступает в американской прессе («The New York Times», «The Washington Post», «The Wall Street Journal»), отстаивая интересы уммы. Его позиция интересна для нас прежде всего тем, что это пример использования контекстуального иджтихада в рамках светского общества. В конце 2016 г. ал-Фадл издал фетву, посвященную хиджабу (в узком смысле – т.е. покрытию головы). Она имеет следующий заголовок: «О том, что разрешено не носить хиджаб».

 

Ал-Фадл анализирует релевантные коранические айаты, а также хадисы и литературу по классическому фикху. Кроме того, он учитывает то обстоятельство, что подозрение к хиджабам в западном обществе возросло, и их ношение может иметь негативные последствия с точки зрения общих целей шариата (т.е. вредить распространению религии Всевышнего). Ал-Фадл делает следующий вывод:

 

«Если хиджаб заставляет женщину выделяться на фоне других женщин, и привлекает к ней ненужное внимание, неся риск нанесения ей вреда, то для женщин, проживающих в Соединенных Штатах, допустимо НЕ носить хиджаб. Это также связано с тем, что, согласно социальным привычкам и обычаям США, женщина, демонстрирующая свои волосы, не будет считаться нескромной или распущенной. По моему мнению, стремление женщины выделить себя или быть объектом нанесения вреда, защищая лишь свое право носить хиджаб, в целом противоречит целям шариата. Более соответствует целям шариата то, чтобы женщина сосредоточила внимание на просвещении своих сограждан в вопросах ислама и мусульманской уммы, а не привлекала взгляды из-за своего внешнего вида.

 

Кроме того, я хотел бы подчеркнуть: это довольно иронично, что в современную эпоху хиджаб стал символом исламской идентичности. С исторической и теологической точки зрения покрытие головы было распространено в некоторых христианских и иудейских направлениях, и оно имело там подтверждение в виде текстовых предписаний, которые являются гораздо более ясными и однозначными, чем в случае ислама. Очень странно, что с 1970-х гг. мусульмане избрали хиджаб составной частью политики идентичности, хотя указания их Священного Писания гораздо менее однозначны, чем указания иудейского или христианского Писаний. В хиджабе нет ничего специфически исламского, кроме того факта, что мусульманские общественно-политические движения, начиная с 1970-х гг., сделали его частью исламского "катехизиса". По моему мнению, смирение, скромность и личная набожность являются гораздо более значимыми в глазах Всевышнего, чем любые формальные физические наряды, несмотря на их кажущуюся священность»

 

Полная версия фетвы на английском языке: http://www.scholarofthehouse.org/drabelfafaon.html

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

 

ВАЖНОСТЬ ИНФОРМАЦИОННОГО ФОНА

 

Итак, я завершаю свою заметку, которая разрослась уже до объемов статьи. Хочу еще раз подчеркнуть свои тезисы, чтобы не было никаких двусмысленностей:

 

- мы живем в светском обществе и являемся гражданами России, т.е. сознательно взяли на себя правовые обязательства светского плана;

 

- фикх контекстуален и правовые нормы подлежат изменению;

 

- применительно к проблеме хиджаба в школе это означает, что нам нужно выработать единую стратегию действий, отстаивая свои права: я сформулировал лишь две стратегии, их может быть гораздо больше, давайте обсуждать;

 

- пока вопрос хиджаба «повис» в правовом поле; бездумное разрешение или запрещение хиджабов – без проработки более общей стратегии и понимания того, как организовывать светское пространство – сможет создать прецедент, который запустит необратимые и нерегулирумые процессы, способные посеять хаос в светской сфере в целом и в школьном распорядке в частности;

 

- в исламской теологии действительно имеется дискуссия вокруг проблемы хиджаба, что заметно на примере работ Мухаммада Абдо, Мусы Бигиева, Абу ал-Фадла и сотен других богословов и мыслителей.

 

Как мы видим, вопрос является сложным. Я привел мнения одного из основателей обновленческого движения, ведущего представителя российской богословской школы и ведущего западного мусульманского мыслителя. Думаю, этого вполне достаточно для обоснования того, что дискуссия по теме хиджаба в исламской теологии имеет место. Можно было бы привести еще десятки публикаций представителей обновленческого движения (Н. Маджид, Ф. Рахман и др.), исламских феминисток (Р. Хассан, А. Вадуд и др.) и ученых ал-Азхара, которые писали об этом. Но не будем торопить события – все эти материалы мы представим в одном из ближайших номеров журнала «Минарет Ислама», где также будет дана моя развернутая статья по теме. Пока же отсылаю любопытных читателей, владеющих иностранными языками, к следующим ресурсам:

 

Оксфордская библиография по проблеме женщины в ислам (там есть раздел про хиджаб):

 

http://oxfordbibliographiesonline.com/view/document/obo-9780195390155/obo-9780195390155-0092.xml?rskey=paqCdv&result=182

 

Общая информация о дискуссии в ал-Азхаре по проблеме хиджаба:

 

http://worldmuslimcongress.blogspot.ru/2012/05/al-azhar-confirms-hijab-is-not-part-of.html

 

https://www.alwatanvoice.com/arabic/news/2013/11/13/458855.html

 

Если найдутся люди, которые скажут, что для них все это – не аргумент, что хиджаб – это «иджма» ученых, что нужно придерживаться исключительно средневековых норм фикха и пр., то таким людям я хотел бы задать следующий вопрос: почему тема хиджаба вас вообще так интересует? Со средневековой точки зрения, в светской школе «творятся» куда более масштабные «нечестия»: девочки сидят рядом с мальчиками, девочки и мальчики общаются друг с другом; музыка, рисование, изучение «кяфирского» языка – все это крайне негативные явления. Почему за хиджаб так уцепились-то? Тут я хотел бы отослать к уже упоминавшемуся труду Ибн Кайима ал-Джаузии, чтобы люди понимали, что такое средневековая точка зрения на положение женщины. Также советую ознакомиться с дискуссией Х. Фаизхана со своими единоверцами-алимами, которые считали, что изучение русского языка или ношение русской одежды – это куфр. Вообще становление джадидистского движения в России дает нам множество примеров мракобесия и сексизма, прикрывающегося «исламским фикхом». Очень поучительная вещь!

 

В заключение я хотел бы подчеркнуть, что изложенные мною идеи всецело обусловлено моей более общей философской позицией, согласно которой сейчас в умме идет борьба между обновленческими и архаизирующими тенденцями (более подробно об этом см. мой сборник «Ислам в XXI веке: программа обновления»); я являюсь убежденным сторонником обновленческого движения, в частности российской богословской школы. В двух словах трудно объяснить, почему так сложилось, но в целом могу сказать, что это, на мой взгляд, единственный приемлемый и жизнеспособный проект для современных мусульман. Я считаю, что архаизирующие тенденции ведут нас в сторону того же, к чему пришли Талибан, ДАИШ и ал-Каида. Следует всячески бороться с подобным вырождением религии на почве формализма и лицемерия. Безусловно, умма в целом еще не созрела до принятия обновленческих идей в полном виде, но постепенно она будет двигаться именно в этом направлении, о чем свидетельствует движение ее интеллектуальной элиты (см. книгу: Sh. T. Hunter «Reformist Voices of Islam», 2009). И наша научная, богословская и издательская деятельность ориентирована на распространение обновленческих идей (см. наши издания: альманах «Исламская мысль: традиция и современность»; журнал «Минарет Ислама»; журнал «Ислам в современном мире» и др.; все это представлено на сайте: idmedina.ru).

 

Между тем, стоит отметить, что информационный фон, в котором в России сейчас подается тема хиджаба, в целом является негативным. Высказывание нашего министра образования Ольги Васильевой является показательным: хотя в философском плане я с ним согласен, все же оно демонстрирует непонимание важности этой темы для миллионов мусульман России, непонимание важности классического фикха, а также того факта, что ставшее уже нормой в западной культуре и западном христианстве противопоставление «формы» и «содержания» не так легко применимо в случае с исламскими законами (по крайней мере, для большого числа людей). Я хочу сказать, что хиджаб можно критиковать с богословских позиций, но нельзя отрицать того факта, что эта норма является важной для значительной части населения. К сожалению, СМИ демонстрируют полнейшее невежество в данном отношении, что может привести, с одной стороны, к росту исламофобии, а с другой стороны, к негативной реакции со стороны самих мусульман. Я бы призвал к умеренности как со стороны СМИ, чиновников, так и со стороны самих мусульман. Нужно максимально подробно и аргументировано излагать исламский взгляд на эту проблему (что, я надеюсь, мне удалось сделать в этом очерке), не ограничиваясь броскими фразами из инстаграма, фейсбука или других социальных сетей. Пока наши дискуссии не выйдут за границы соц.сетей и не обретут форму полноценных научных публикаций и конференций, мы не сможем выработать адекватный современным условиям и современным потребностям дискурс. К сожалению, значительная часть мусульман все еще далека от понимания этого.

 

 Дамир Мухетдинов

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/41353/">ISLAMRF.RU: Проблема хиджаба в контексте светской системы образования</a>