RSS | PDA | Архив   Суббота 18 Май 2024 | 1433 х.
 

Складывается новый политический треугольник

03.06.2009 14:51

В минувшее воскресенье в Тегеране произошло событие, которое, по меньшей мере, является необычным. Там состоялся трехсторонний ирано-афгано-пакистанский саммит.  

 

Афганский президент Карзай приехал на саммит со своим министром иностранных дел, шефом разведки и несколькими советниками по безопасности. Пакистанский лидер Зардари тоже привез с собой министров иностранных и внутренних дел и других высокопоставленных лиц. Иранскую сторону представлял президент Ахмадинежад.

 

Участников саммита принимал духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи, который, собственно, и является тем человеком, который определяет всю иранскую политику. Аятолла сообщил участникам саммита, что он весьма поддерживает выработанные ими соглашения и уверен, что благодаря усилиям и искренности президентов трех стран эти соглашения будут плодотворны. Экстремизм, по мнению аятоллы, не только создал проблемы для народов и правительств этого региона, но и нанес ущерб "некоторым странам, которые поддерживали экстремистов своими деньгами и политикой". Он прямо обвинил США в том, что своей военной интервенцией они создали проблемы в регионе и подчеркнул, что в результате народы этого региона стали испытывать "сильные враждебные чувства к Америке". В то же время безопасность и прогресс Афганистана и Пакистана имеют большое значение для Ирана. Поэтому аятолла предложил, чтобы трехстороннее сотрудничество не ограничивалось вопросами безопасности.

 

При открытии саммита Ахмадинежад тоже заострил внимание на том, что экстремизм, терроризм и присутствие иностранных войск в регионе и породили те острые проблемы, с которыми три страны сталкиваются в настоящее время. Иностранные войска не знакомы с местной культурой и их присутствие лишь разогревает терроризм в регионе. Их послали туда люди, которые далеки народам стран – участниц саммита в цивилизационном плане. Иностранцы, которые пришли под предлогом, что несут с собой безопасность, успеха не добились.

 

Иран, Афганистан и Пакистан, рассуждал Ахмадинежад, разделяют общую культуру, историю и язык. Их регион – это "колыбель культуры и цивилизации". Народы этого региона поддерживали дружеские отношения и взаимовыгодные связи в течение многих-многих лет. Поэтому, призывал иранский президент, все трое должны взяться за руки, чтобы решить экономические проблемы региона и начать эффективную борьбу против наркотрафика и преступных банд, которые действуют там.

 

Саммит привел к выработке важных соглашений по вопросам регионального сотрудничества, таким, как энергетика, иностранная военная интервенция, борьба с терроризмом и торговлей наркотиками. Было условлено создать механизмы для регулярных трехсторонних консультаций по конкретным проблемам. Эти консультации будут проводиться на уровне глав государств и правительств, министров иностранных дел и старших должностных лиц. Условлено активизировать обмен парламентскими делегациями, студентами, а также развивать человеческие контакты. По этим вопросам подписана трехстороння декларация, предусматривающая сотрудничество в борьбе с исламскими экстремистами и наркодельцами на границах всех участвующих государств. Договорились также о создании трубопровода из Ирана через Пакистан с выходом на один из портов открытого моря.

 

Перед началом саммита пакистанский посол в Иране заявил, что его участники "будут творить историю, поскольку предстоит включение Ирана на равных в решение вопросов, с которыми сталкиваются Пакистан и Афганистан". Видимо, у посла были основания для того, чтобы давать подобные оценки. Иран хоть всегда и был твердым противником талибов, однако его сотрудничество по этому вопросу с Кабулом и Исламабадом было минимальным. До сих пор он не только не сотрудничал, но и остро соперничал с Пакистаном на религиозной и идеологической основе (шииты–сунниты). Пакистан часто поддерживал Саудовскую Аравию, которая традиционно выступает в качестве главного соперника Ирана на Ближнем Востоке.

 

Так что же случилось? Может быть, Афганистан и Пакистан перед лицом расширения сферы влияния талибов и угрозы захвата ими власти решили обратиться за помощью к Ирану? Может быть, они отчаялись продолжать делать ставку на поддержку американцев, которая явно недостаточно эффективна, и поэтому без возражений воспринимали иранскую позицию на тот счет, что все зло в регионе породили США и их союзники, осуществившие там военную интервенцию? Кое-какие намеки на этот счет звучали в высказываниях пакистанцев и афганцев. "Если это поможет Пакистану и Афганистану спастись от надвинувшихся проблем, – сказал Карзай, – то такого рода трехсторонние встречи имеют смысл".

 

Несомненно, что, проведя подобную встречу, иранцы убедительно продемонстрировали свою претензию на то, чтобы выступать в качестве влиятельной региональной державы. Наверное, они преследовали также цель подтянуть поближе к себе Пакистан и Афганистан, демонстрируя тем самым, что попытки США и европейских держав добиваться международной изоляции Ирана и отказа его от развития программ ядерной энергетики терпят крах.

 

Но в трехсторонней игре участвует не одна иранская сторона. Трудно себе представить, чтобы жестко зависящие от США нынешние лидеры Пакистана и Афганистана отправились в Тегеран без согласия и инструкций своих американских менторов. То, что им разрешили туда ехать, свидетельствует о желании американцев, как, впрочем, и афганского вместе с пакистанским руководством, привлечь Иран к действиям против все более наседающих талибов. Обращаться с этой просьбой непосредственно к Тегерану американцам не с руки – слишком связаны они своей нынешней непримиримой антииранской позицией. А вот действовать чужими руками – это в традициях Вашингтона. Авось, удастся получить выгоды, не отдавая ничего взамен.

 

Но надо учитывать и такой вариант. Если Обама намерен начать серьезные переговоры с Ираном и вести дело к компромиссному решению на этих переговорах, то ему, разумеется, будет требоваться не одно, а несколько алиби перед лицом республиканцев и других правых в США. Одним из таких алиби может послужить ссылка на то, что Иран проявляет добрую волю и соглашается участвовать в активных действиях против талибов и других исламских экстремистов. Сейчас в американо-иранских отношениях возникла многозначительная пауза. Иранцам переданы какие-то компромиссные предложения, которые они приняли к рассмотрению и обещали дать на них ответ. Скорее всего, это будет их контрпроект. А пауза же затягивается потому, что в Иране предстоят в скором времени президентские выборы. Победит на них Ахмадинежад, значит, США придется пойти на более или менее существенные уступки в отношении иранской ядерной программы. Победит кто-либо из "либеральных" противников Ахмадинежада, можно будет рассчитывать обойтись и меньшими политическими издержками. В этом смысле показательно, что Белый дом говорит о готовности приступить к давно назревшим решениям по Ирану лишь после президентских выборов в Иране, ближе к концу этого года.

 

Как бы там ни было, а политический треугольник Иран–Афганистан–Пакистан, кажется, становится новой реальностью на Ближнем Востоке. Следующий саммит "тройки" будет проводиться в Исламабаде.

 

Источник: «Советская Россия»

 

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/8926/">ISLAMRF.RU: Складывается новый политический треугольник</a>