RSS | PDA | Архив   Пятница 24 Май 2024 | 1433 х.
 

Водная тематика внутри и вокруг Центральной Азии как составляющая часть геополитической борьбы за обладание влиянием в регионе

10.08.2009 19:12

  Возможна ли искусственная "афганизация" ареала посредством инициирования проявлений "исламского радикализма"?

 

В последние годы одной из основных обсуждаемых тем в направлении Центрально-азиатского региона являются водные проблемы. Со слов директора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Сухроба Шарипова, "обладающие запасами энергоносителей страны низовья (Туркменистан, Казахстан, Узбекистан - прим. авт.) не хотят продавать Киргизии и Таджикистану (верховье - прим. авт.) нефть и газ по сниженным ценам". В связи с чем "у Душанбе и Бишкека не остается иного выхода, как строить гидроэлектростанции". Речь идет о реализации проектов строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской - в Кыргызстане, превращающихся, по словам аналитика, "в национальную идею ".  "Ни один политик, ни президент, никто не может сделать шаг назад. Иначе будет объявлен предателем родины", - пишет эксперт (1).

 

 

В свою очередь, "Стратегия нового партнерства ЕС и Центральная Азия", подчеркивая "значительное усиление" роли стран Центрально-азиатского региона "как производителей энергии с транзитными газопроводами", одним из "определяющих аспектов энерго-сотрудничества" с Центральной Азией называет управление водными ресурсами, т.к. "производство и распределение гидроэнергии - ключевой момент в содействии стабильности и процветанию в регионе и за пределами, включая Афганистан и Пакистан" (2). Озвученное явно свидетельствует, что обоснование некоторыми экспертами разворачивающихся в водном направлении проблем исключительно экономико-географическими причинами выглядит неполно, потому что ракурс реализации энергоресурсов географическим соседям по рыночной цене или взимания платы за водные ресурсы трансграничных рек в реалии являются производными от геополитической борьбы мировых стран-лидеров за Центральную Азию, в которой контекст ГЭС предоставляет огромные возможности внешним силам воздействовать на развитие обстановки в ареале.

 

 

Таджикистан

 

Рогунская ГЭС (могущая стать самой крупной в Центральной Азии: шесть гидроагрегатов общей мощностью 3,6 ГВт) - это проект еще советского периода, активность вокруг которого фиксируется с 2004 г., когда, согласно договоренностям, на российскую алюминиевую компанию "Русал" (51% в ГЭС) возлагалась совместная с Душанбе оплата электростанции. В 2007 г. Таджикистан сообщил о расторжении договора, Москва же объявила об отсутствии планов по выходу из проекта. Летом 2008 г. разговор о возвращении России в процесс достройки ГЭС (по линии "Интер РАО ЕЭС") вновь вышел на повестку дня. Однако во время январского (2009 г.) визита в Узбекистан глава России Дмитрий Медведев подчеркнул актуальность создания ГЭС "с учетом мнения соседей" при предоставлении "надлежащих доказательств экологической состоятельности проекта" и выступления в "роли нормального полноценного заказчика тех или иных работ" (3).  

Это высказывание привело к дипломатическому скандалу между Москвой и Душанбе, оценившим прозвучавшее как нарушение предварительных договоренностей в направлении Рогуна. Лишь в последний момент Э.Рахмон решил не отказываться от участия на февральском саммите ЕврАзЭС и внеочередной сессии ОДКБ. Однако запланированные переговоры с Д.Медведевым все же были перенесены, на фоне чего Э.Рахмон встретился с послом США в Таджикистане Трейси Джейкобсон, выразив готовность  поддержать транзитные перевозки коммерческих грузов в Афганистан через территорию страны.

 

 

В направлении российско-таджикского военного сотрудничества можно отметить, что еще в 2004 г. государства подписали договор, согласно которого российская 201-я мотострелковая дивизия получила статус базы. В 2008 г. Москва и Душанбе договорились о совместном использовании аэродрома "Айни". Таджикские власти ставили вопрос о реконструкци "Айни" за счет российской стороны и предоставлении арендной платы, несмотря на надежды России о "безвозмездном" развитии вопроса. В преддверие июльского (2009 г.) визита Д.Медведева в Таджикистан ряд СМИ сообщил о прозвучавшем на встрече в Душанбе с замгоссекретаря США по Южной и Центральной Азии Робертом Блейком предложении Э.Рахмона по использованию "Айни" американцами, однако официального подтверждения этому до сего дня нет. Тогда же Э.Рахмон заявил о важности принятия нового закона «О государственном языке Республики Таджикистан», что вызвало резко негативную реакцию российских СМИ, названную одним из таджикских информагенств "истерикой".

 

 

По итогам же российско-таджикских переговоров главы государств поручили руководителям соответствующих ведомств "проработать предложения" о функционировании 201-й военной базы. Параллельно президенты обеих стран оценили межгосударственное партнерство как "стратегическое". А на церемонии сдачи в эксплуатацию ГЭС "Сангтуда-1" на реке Вахш (75% акций объекта - у российской стороны) Э.Рахмон сказал, что ввод в строй гидроэлектростанции "сделал возможным возрождение таджикско-российского энергетического братства",знаково заявив о надежде на "новые примеры плодотворного сотрудничества". 

 

 

Кыргызстан

 

 

Параллельно "торможению" Москвой "Рогунского направления", 3 февраля в Москве было подписано соглашение между правительствами Кыргызстана и России о строительстве Камбаратинской ГЭС-1 (расположена в Карабашском створе на р.Нарын; может стать крупнейшим объектом из всего состава Камбаратинских ГЭС). Согласно документу, стороны оказывают содействие созданию совместного АО (при участии российского «ИНТЕР РАО ЕЭС» и кыргызстанского ОАО «Электрические станции»).

 

 

Спустя две недели парламент Кыргызстана денонсировал соглашение с США о размещении авиабазы "Манас". Однако уже в июне он ратифицировал американо-кыргызское соглашение о создании "на том же месте" Центра транзитных перевозок (в преломление к доставке грузов для войск НАТО в Афганистане). Тогда же президент страны Курманбек Бакиев предложил Бишкек "в качестве площадки для постоянно действующей международной конференции по вопросам безопасности и стабильности в Центрально-азиатском регионе" (Бишкекская инициатива-БИ). Председатель Парламентской Ассамблеи (ПА) ОБСЕ Жоао Соареш тут же высказался за ее реализацию под эгидой ПА на площадке ОБСЕ. В июле устами замгоссекретаря США Уильяма Джозефа Вашингтон также поддержал БИ, с учетом создания "вокруг нее новой инфраструктуры для постоянно действующего диалога по вопросам безопасности в Центральной Азии и Афганистане" (4).

 

 

В том же месяце Бишкек подписал меморандум с Москвой, согласно которому на территории страны будет размещен дополнительный российский воинский контингент и учебный центр для подготовки военнослужащих обеих стран (срок действия соглашения – 49 лет с возможностью его автоматического продления на 25-летние периоды). К слову, на территории Кыргызстана у Москвы уже был военный объект - авиабаза в Канте. В начале текущего месяца появилась информация о получении "Газпромом" контрольного пакета акций "Кыргызгаза" (до этого сообщалось о планах приобретения концерном 75% плюс одна акция).

 

 

Узбекистан

 

 

НАТО-ОДКБ-Афганистан

 

В выступление на апрелевском (2008 г.) саммите НАТО/СЕАП президент Узбекистана Ислам Каримов констатировал реальность "трансформации НАТО в политическую структуру", огласив готовность страны "к обсуждению и подписанию" с Альянсом соглашения об обеспечении коридора и транзита через Узбекистан по доставке невоенных грузов в Афганистан". Глава Узбекистана также назвал целесообразным "возобновление переговорного процесса" по Афганистану  посредством реанимации функционировавшей в 1997-2001 гг. под эгидой ООН группы "6+2"(5). В тот период данная структура включала приграничные с Афганистаном Иран, Китай, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, а также Россию с США, обеспечивая переговорный механизм между представлявшим законную власть Афганистана северным Альянсом и контролировавшими большую территорию страны талибами. Тонкость предложения И.Каримова состояла в "преобразовании" «плюс 2» в «плюс три», "имея в виду обязательное участие в переговорном процессе представительства НАТО ... с учетом современных реалий".

 

 

В ноябре 2008 г. Узбекистан приостановил членство в   Евразийском экономическом сообществе (ЕврАзЭС), вследствие "сомнений в результативности деятельности" структуры. Январские (2009 г.) российско-узбекские переговоры  на высшем уровне вроде несколько стабилизировали взаимоотношения между Ташкентом и Москвой. Однако после российско-кыргызского соглашения в направлении Камбараты они вновь обострились. При подписании в феврале на встрече лидеров ОДКБ соглашения о создании Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ Узбекистан высказал "особое мнение": несогласие с включением в структуру всех спецслужб. Это государство также заявило об участии в организации не на постоянной основе, а лишь в операциях с тематикой «терроризм» и «наркоугроза». Вслед за этим И.Каримов принял командующего Центрального командования ВС США Дэвида Петреуса. На пресс-конференции после переговоров с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым (конец февраля) глава Узбекистана сообщил, что во время "визита Д.Петреуса была достигнута договоренность об осуществлении США транзита невоенных грузов через территорию республики в Афганистан". Глава Узбекистана при этом добавил: "Каждая страна должна сама решать как себя вести по отношению к Афганистану,и исходя из [его] и интересов собственной страны" (6).

 

 

Водные страсти

 

 

Параллельно околоафганской сфере с осени 2008 г. Ташкент  активизировался в водном направлении, как на внутреннем, так и на внешнем "поле". В сентябрьском выступлении в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке мининдел Узбекистана Владимир Норов выразил крайнюю озабоченность «планами и упорным стремлением ряда государств региона искусственно сократить объемы и режимы стоков трансграничных рек Сырдарьи и Амударьи», заявив о необходимости привлечения  международных аудиторских организаций для "проведения оценки соблюдения экологических требований" при строительстве новых гидроэнергетических сооружений (7). По некоторым данным, в докладе, посвященном итогам социально-экономического развития страны в 2008 г., И.Каримов (февраль) сообщил о готовности страны  "вкладывать инвестиции" в строительство Камбаратинской и  Рогунской ГЭС в случае недопущения "снижения уровня водотока для расположенных ниже по стоку" государств и  соблюдения "экологической безопасности", но при условии проведения технико-экономической экспертизы под эгидой ООН. В опубликовавших выступление электронных СМИ данных слов нет, но, согласно ряду источников, они были приведены р/ст «Озодлик» («Свобода»). Автор цитирует информ-агентство REGNUM (8). В целом, возможность участия Ташкента в строительстве ГЭС  была озвучена И.Каримовым и по итогам февральских переговоров с Г.Бердымухамедовым, хотя в совместной декларации стороны и отметили "необходимость учета мнений всех государств, расположенных в бассейнах рек региона, с соблюдением норм международного права"(9).

 

 

Насколько усматривается, адресное "финансовое" предложение Ташкента осталось без ответа, и водный ракурс принял новые очертания. В марте в узбекских СМИ прошла информация о целесообразности смены проекта строительства Рогунской ГЭС на альтернативный вариант в виде освоения потенциала Сарезского озера, "уже готового водохранилища", вслед за чем легализовались международные структуры. В начале апреля находившийся в Душанбе спецпредставитель ЕС по странам Центральной Азии Пьер Морель призвал региональные государства "строить новые отношения в вопросе распределения водных ресурсов", воздерживаясь от "возведения огромных плотин" и "наращивая строительство малых ГЭС", требующих меньших инвестиций и возводимых  быстрее". С его слов, в целях решения водно-энергетической проблемы целесообразно "создать единый межнациональный координационный орган"(10).

 

 

В том же месяце, на фоне отсутствия представителя Узбекистана на заседании руководителей внешнеполитических ведомств стран-членов ОДКБ, президент Всемирного банка (ВБ) Роберт Зеллик ответил на мартовское письмо И.Каримова. Он указал, что в направлении строительства Рогунской ГЭС ВБ "взял на себя обязательства только в проведении предварительного исследования осуществимости проекта, с особенным упором на оценку потенциальных региональных последствий". Глава ВБ также сообщил о предстоящем учреждении "Международной комиссии независимых экспертов" для выдачи заключения по "результатам исследований", в техзадания для которых "будут включены все вопросы, поднятые Вами" (11). Практически одновременно, акцентировав внимание на "установленные нормы международного права", МИД Узбекистана заявил о необходимости "согласования любого масштабного строительства в бассейнах трансграничных рек", приведя слова И.Каримова о недопустимости "вмешательства третьих стран в водно-энергетические проблемы Центральной Азии"(12).

 

 

Продолжение следует

 

Теймур Атаев, политолог, Азербайджан

 

 

1. Цит по: Споры о воде в Центральной Азии усиливаются

 

2. ЕС и Центральная Азия: стратегия нового партнерства

 

3. Совместная пресс-конференция по итогам российско-узбекистанских переговоров

 

4. США поддерживают Бишкекскую инициативу

 

5. Выступление И.Каримова на саммите НАТО/СЕАП

 

6. О встрече с представителями СМИ

 

7. Игнорирование международных требований к строительству гидроэнергетических сооружений чревато непредсказуемыми последствиями

 

8. Президент Узбекистана настаивает на экспертизе гидроэнергетических проектов Киргизии и Таджикистана

 

9. Мы даже готовы участвовать, если понадобится

 

10. Странам Центральной Азии необходимо отказаться от возведения огромных плотин

 

11. Послание на имя президента

 

12.О позиции Республики Узбекистан по вопросу строительства новых гидроэнергетических сооружений в верховьях трансграничных рек Центральной Азии

 

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/analytics/politics/9364/">ISLAMRF.RU: Водная тематика внутри и вокруг Центральной Азии как составляющая часть геополитической борьбы за обладание влиянием в регионе</a>