RSS | PDA | Архив   Пятница 20 Октябрь 2017 | 1433 х.
 

Мусульмане Кубы

15.11.2016 15:08

Как новое поколение мелких предпринимателей помогает распространению знаний о молодой религиозной общине

«Печать документов» – гласит написанное от руки объявление на фасаде дома на окраине Санта-Клары, университетского города в центре Кубы.

Этот импровизированный печатный центр 43-летний Хасан Хан (Hassan Jan) открыл у себя дома на втором этаже здания бывшей просторной виллы, поделенного на четыре тесных квартиры и стоящего среди многоквартирных домов советского вида.

В гостиной, отделенной от остальной квартиры занавеской, стоит небольшой диван, два кресла, аквариум с золотой рыбкой и неторопливый шумный принтер. Жалюзи на окнах мало защищают от жары.

Такого рода домашний микро-бизнес – явление, ставшее повсеместным на Кубе, с тех пор как в 2008 году здесь были приняты законы, благоприятствующие самозанятости населения.

Гостиная в доме часто превращается в мастерскую по ремонту телефонов или парикмахерскую – в зависимости от того, на что есть спрос в квартале. Хасан берет 1 песо за страницу (4 американских цента) и редко зарабатывает больше 1 доллара в день. Этого ему хватает только для того, чтобы прокормить жену Шабану и двоих детей.

На чернобородом и голубоглазом Хасане дишдаша – длинная белая рубаха, которую носят во многих мусульманских странах, и белая шапочка. На стене над компьютером рядом с резными часами XIX века висит фотография Запретной мечети в Мекке.

Хасан и Шабана принадлежат к немногочисленным кубинцам, принявшим ислам, впрочем их небольшое сообщество довольно быстро растет.

По подсчетам, на Кубе лишь несколько тысяч мусульман, официально это светская, а фактически – в основном, католическая страна. Большинство из мусульман – это иностранные студенты или рабочие.

Хаджи Иса – бывший Хорхе Элиас Хиль Виант, раньше работавший библиотекарем в культурной организации «Арабо-кубинский союз» в Гаване, считает, что на Кубе около тысячи мусульман, это обращенные и потомки иммигрантов.

«Это молодая община. Мусульмане из-за границы были и продолжают оставаться определяющим фактом создания и развития кубинских мусульманских общин… В 1990-х большое влияние оказали студенты из Африки, стран Западной Сахары, Йемена, Палестины, других арабских стран, позднее было много студентов из Пакистана», – говорит он.

По мнению Исы, тот факт, почему маленькие мусульманские общины на острове такие разные, объясняется тем, что они формировались под влиянием мусульман с разной идентичностью, накладывавшейся на местные особенности. Чем больше кубинцев принимают ислам, тем больше население узнает об этой религии. Такие предприятия мелкого бизнеса, как у Хасана, способствуют тому, что кубинцы чаще общаются с мусульманами, и это ведет к росту общины.

«Для мусульман это новая область, она помогает им материально и дает возможность поддерживать братьев-мусульман», – говорит Иса.

Открытие ислама

Хасан – раньше его звали Фройлан Рейес – пришел в ислам необычным путем. У него никогда не было склонности к религии.

«Я вырос в кубинской системе и никогда не был в церкви», – говорит он.

Любитель развлечься на вечеринках, он работал звукотехником в медуниверситете в Санта-Кларе и регулярно подрабатывал диджеем.

Все изменилось в 2010 году во время священного месяца рамадана, когда ему довелось работать с группой студентов из Пакистана, которые учились в этом университете.

В результате землетрясения в пакистанском Кашмире в 2005 году погибло более 86 тысяч человек, около 2,5 млн людей остались без крыши над головой.

В течение недели Куба направила в пострадавшие районы более 2000 медиков. На следующий год она предложила молодым пакистанцам 1000 мест в своих вузах, около 300 из них – в вузе, где работал Хасан.

Сначала Хасан их избегал.

«О мусульманах всегда говорили плохо, называли их террористами», – вспоминает он.

Когда подошел рамадан, ему поручили заниматься обслуживанием аудиооборудования для намаза, и ему приходилось проводить с пакистанскими студентами по 12 часов в день.

«Сначала мне было очень дискомфортно, я их боялся. Они приглашали меня на ифтар, но я отказывался, я не хотел с ними есть», – рассказывает Хасан, улыбаясь своим воспоминаниям и качая головой.

«Помню, на третий день они молились, а я сказал себе: "Что я вообще здесь делаю?" – настолько я чувствовал себя не в своей тарелке. И это продолжалось до того дня, когда я согласился поесть с ними и заговорить с ними. Я увидел, что они шли на многие жертвы, чтобы оставаться верными своей религии на Кубе», – говорит он.

«Я спросил себя: "Хорошо, если они такие плохие, то почему они так хорошо ко мне относятся?" Понемногу я начал разговаривать с ними и понял, что ислам – это совсем не то, что о нем говорят кубинцы».

После рамадана он вернулся к своим прежним обязанностям, но продолжал встречаться с пакистанскими студентами и говорить с ними о Коране, который он начал читать.

Через семь месяцев он принял ислам.

«Их поведением Аллах показал мне, что ислам – это нечто иное: ислам это мир, это воля Аллаха. Аллах дал мне возможность это понять. Это был дар для меня», – говорит он с широкой улыбкой.

Решение принять ислам сначала создало Хасану проблемы с родными.

«Сперва моя семья была против. Из-за плохой репутации ислама, как я сказал. А больше люди ничего не знают. Это было сложно. Кое-кто из моих родственников до сих пор не смирился с тем, что я принял ислам».

Жена сначала тоже колебалась.

«Я не хотела обращаться из-за того, что говорят, что мусульмане обижают женщин. Но я читала, много читала, чтобы разобраться», – говорит она.

Она приняла ислам через пять месяцев после мужа и взяла имя Шабана.

«Поначалу я не носила хиджаб, потому что боялась, что скажут люди. Но через год ко мне пришла уверенность, и теперь я ношу его даже дома – забываю, что он на мне», – говорит она.

Их дети, 16-летняя Айна и 12-летний Исмаил – тоже носят хиджаб и дишдашу.

«Для дочери в ее возрасте это трудно, – говорит Шабана. – Ей 16, и ей трудно с этим в школе. Я надеюсь, что она встретит парня, мусульманина, и он ей поможет. Посмотрим, иншаллах».

 

Быть мусульманином на Кубе

Культурные связи Кубы с Ближним Востоком насчитывают столетия.

Испанские завоеватели завезли сюда мавров из Андалусии в качестве рабов. По свидетельствам летописцев, это было в 1593 году. В следующие века на Кубу потекли мусульманские и христианские купцы из Ближнего Востока, привлеченные возможностью разбогатеть на торговле сахаром. Многие оставались, в основном, в Гаване или в районе Сантьяго де Куба, второго крупнейшего кубинского города, расположенного на востоке острова. Большинство арабских иммигрантов, мусульман и христиан, поселившись на Кубе, отрекались от своей религии.

Кубинская культура и сегодня неизменно бросает вызовы практикующим мусульманам. Повсеместно продается ром. Этот напиток популярен, не в последнюю очередь, потому, что стоит значительно меньше, чем безалкогольные напитки. В меню кубинцев существенное место занимает свинина, блюда из свинины преобладают на любом праздничном столе. Недавно супермаркеты стали импортировать курятину халяль из Бразилии, но для большинства кубинцев она слишком дорогая. Одежда – такая как дишдаша и хиджаб – тоже импортная, или ее привозят в подарок из других стран.

«Братья из других стран говорят, что мы, кубинские мусульмане, настоящие мусульмане, потому что здесь намного труднее соблюдать Ислам, чем в стране, где много людей имеют одинаковую веру и обычаи», – говорит Иса.

Вначале Хасану было трудно.

«С едой проблема, потому что все запрещено. У нас чаще всего едят свинину – она запрещена… На улице действительно столько соблазнов. Честно говоря, это тяжело, но Аллах дает силы выдержать», – говорит он.

После обращения в ислам жизнь Хасана и Шабаны полностью изменилась, сейчас она строится вокруг семейного очага.

«Я счастлива дома, здесь спокойно. Я редко выхожу, – говорит Шабана. – Если я выхожу из дома, то только по делу – в магазин или к врачу, – а не потому, что хочу выйти на улицу».

 

Отношение к исламу

Обращенные кубинцы также сталкиваются с проблемами, объясняющимися невежеством большинства людей относительно ислама.

Представления многих кубинцев об исламе формируются под воздействием сообщений СМИ о терактах и конфликтах на Ближнем Востоке.

Хаджи Джамал хотел бы это изменить. Он зарабатывает на жизнь таксистом в Сантьяго. Как многие кубинские обращенные, он вырос в христианской семье.

«Я был прихожанином баптистской церкви. Я много знал о христианстве, но никогда по-настоящему не мог понять Святую Троицу. Потом я встретил местного мусульманина, он принял ислам много лет назад, и мы начали говорить об исламе. Он дал мне Коран и предложил почитать. На это у меня ушло довольно много времени, но когда я прочел, то понял, что в этом есть определенная логика, это казалось очень искренним, очень настоящим, и этим ислам меня привлек».

Джамал принял ислам в 2009 году. Мать восприняла его решение в штыки. Сначала она даже требовала, чтобы он ушел из дома, но потом разрешила остаться при условии, что он не будет приводить в дом друзей-мусульман. Однажды она увидела, как Джамал с друзьями стоят на улице под палящим солнцем, и смягчилась. Теперь она иногда приглашает их на ужин.

«Она по-прежнему не принимает ислам, но это не касается мусульман, которых она знает, с ними она гостеприимна…», – говорит он.

Джамал – неофициальный представитель мусульманской общины Сантьяго, которая состоит из 30 кубинцев и 90 иностранных студентов. Он работает с властями для расширения представлений кубинцев об исламе.

«Мы стараемся показать ислам с наилучшей стороны, сейчас в СМИ об исламе говорят много плохого. Люди обобщают, они думают: "Если ты мусульманин, значит, ты террорист". Многие неправильно представляют себе ислам. Ислам – это мир. Вот, о чем мы говорим. Не потому, что мы ждем, что все обратятся, а для того, чтобы люди могли спокойно жить рядом с мусульманами».

По его словам, кубинские законы уважают свободу вероисповедания.

«Обычно в маленьких городках проблемы исходят от властей, которые поворачивают закон по-своему. Но закон, на самом деле, ясен: людей нельзя дискриминировать из-за расы, вероисповедания или цвета кожи», – говорит он.

Некоторые обращенные кубинки, которые носят хиджаб, сталкиваются с возражениями и дискриминацией со стороны государства на рабочем месте или в вузах. Но обычно эти ситуации разрешаются путем переговоров и объяснений, говорит Иса.

По словам Шабаны, для нее это было «очень сложно», и она ушла с работы. Сейчас она работает няней на дому – сидит с ребенком студентки-мусульманки. Она неохотно говорит о том, что произошло на ее предыдущей работе.

«Это было просто непонимание», – ставит она точку.

Шабана, как многие принявшие ислам кубинцы, считает, что мусульмане должны принимать активное участие в разъяснительной работе среди кубинцев.

«Когда я выхожу на улицу, это тоже полезно, люди спрашивают меня о хиджабе, я отвечаю, и они что-то узнают об исламе. Так они понемногу начинают привыкать и понимать, что ислам – это не то, что им говорят».

«Спорт-кафе»: вегетарианская пицца и беседы о религии

Мелкий бизнес, обслуживающий местные общины, играет свою роль в формировании представлений об исламе среди кубинцев.

Хорхе Мигель Гарсия – его мусульманское имя Халед – совладелец кафе в Сантьяго. Это место неформальных встреч мусульман, и в то же время оно популярно среди кубинцев.

До принятия ислама Халед был баптистом, его жена по-прежнему баптистка. Раньше он работал в области судебной медицины, но когда государство позволило кубинцам заниматься малым бизнесом, он ухватился за эту возможность. Сначала он собирался заняться импортом запчастей для мотоциклов, но пока что мелкие предприятия, связанные с импортом, не разрешены на Кубе, поэтому они с другом-немусульманином решили открыть «Спорт-кафе».

Пока что у них есть блюда со свининой, но Халед надеется, что однажды его кафе будет подавать только халяль, и верит, что это будет жизнеспособный бизнес.

«Кубинцы действительно очень любят свинину, – говорит он. – Но что-то меняется, люди все чаще готовы пробовать новые блюда. Я уже продаю вегетарианскую пиццу, которую не везде найдешь, и, в отличие от других кафе, мы не подаем спиртное, и это никогда не было проблемой».

По его мнению, кафе – это важный, хотя и неожиданный, способ расширить представления кубинцев об исламе.

«Люди, которые приходят впервые, всегда спрашивают об исламе, и мне нравится их интерес. Многие потом специально возвращаются, потому что они видят: это здоровое место, где к каждому относятся с уважением. Таковы принципы ислама: мир, любовь и покорность Аллаху».

 

Становление общины

В 2015 году в здании музея на улице Официос в Старой Гаване был открыт зал для молитв при поддержке Исторического управления – органа, занимающегося реставрацией центра Гаваны.

Этот зал больше всего похож на мечеть из всех мусульманских сооружений, что есть на Кубе, сюда гаванские мусульмане приходят по пятницам.

В других городах вопрос решается неформально: люди собираются на общий намаз у кого-нибудь дома.

У Хасана и Шабаны дома организовано что-то вроде домашней мечети, сюда приходят молиться другие мусульмане из Санта-Клары.

«Мы немногое можем им предложить, но мы всегда рады братьям и сестрам», – говорит Шабана.

По словам Джамала, мусульманам в Сантьяго очень нужно место для намазов, но пока для открытия мечети нет ни средств, ни документов.

«Мы построили небольшое помещение, около 12 квадратных метров… Надеемся, что в будущем, иншаллах, у нас будет настоящая мечеть. Так мы сможем взаимодействовать как община, узнавать друг о друге – это всегда хорошо – знакомиться с людьми из других стран».

Некоторая помощь поступает из-за рубежа. Саудовская Аравия профинансировала языковые курсы в Гаване и Сантьяго, а в 2014 году на книжной ярмарке в Гаване с ее помощью был представлен стенд с книгами об исламе и Кораном на испанском языке. Король Саудовской Аравии Абдулла в 2014 году оплатил хадж пяти кубинцам. Для большинства кубинских мусульман хадж – практически недостижимая мечта, так как госслужащий получает около 20 долларов в месяц.

Джамалу и Исе повезло войти в пятерку хаджи.

«Я никогда не ожидал, что совершу хадж так рано», – говорит Джамал.

«Когда я прилетел в Джидду, в аэропорт, первое, что я услышал, это был азан, я даже заплакал», – вспоминает он.

«Куба, конечно, меняется, – говорит Джамал. – Но для меня все действительно изменится, когда нам разрешат построить собственную мечеть, наш исламский центр, иметь какие-то привилегии, которые имеют другие религии. Когда женщины смогут без проблем носить хиджаб. Это будут настоящие перемены».

 

Источник: Aljazeera

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/islam-world/40762/">ISLAMRF.RU: Мусульмане Кубы </a>