RSS | PDA | Архив   Пятница 24 Май 2024 | 1433 х.
 

Символ истории новой Чечни

23.10.2008 14:39

Ахмат-хаджи Кадыров утверждал: «Коран для меня - главный закон, по которому я живу. Если бы все жили по Корану, нигде в мире не было бы войны».

Он возглавил республику в самый кризисный период, когда нагромождения последствий военно-политических процессов в Чечне, которые набирали «обороты» с начала 90-х. За неполных четыре года в качестве главы республиканской администрации, а затем президента ЧР Ахмат-хаджи Кадырову удалось остановить опасные тенденции в политической жизни Чечни, переломить ситуацию в республике.

Главный итог его политической деятельности заключается в том, что он сумел заложить основы процессам стабилизации, в дальнейшем получивших развитие в период президентства его сына - Рамзана Кадырова

Его назначению на пост главы администрации ЧР предшествовали следующие этапы новейшей истории республики:
 трансформация советского строя в анархическую модель дудаевской Чечни, 
военная кампания 1994-1996 гг., полное фиаско фактического суверенитета Ичкерии отпущенной на «длинный поводок» федеральным центром, «активная» фаза второй войны. 
Политический раскол в чеченском обществе, уходящий истоками к периоду распада СССР, превратился в пропасть к рубежу ХХ и ХХI веков. Тогда, летом 2000-го, Чечня представляла собой средоточие разрушенных городов и сел.

Перед главой республики стояли, казалось бы, невыполнимые в условиях тогдашнего военного хаоса задачи: оправдать кредит доверия, данный ему Кремлем и стать реальным защитником интересов жителей Чечни. Сочетание этих двух задач казалось противоречивым и невыполнимым.

Ахмат-хаджи Кадырову удалось и то, и другое. Вот что он сказал в интервью Амаевой Зарине (корреспонденту IslamRF.ru с 2007 г.) в мае 2003 года:
- У Кремля и чеченцев один враг – ваххабизм. Представители этого религиозного течения вызывают огонь на чеченский народ. В борьбе с ваххабизмом мы, чеченцы, едины с президентом России, - подчеркнул он.

Безусловно, историческая фигура Ахмата-хаджи Кадырова вызывает особый пиетет у его современников.

Ведь за считанные годы он вырос из религиозного деятеля в политика всероссийского масштаба, стал не «карманным» как ему пророчили недруги, а настоящим президентом послевоенной республики. Он стал человеком, от мнения которого зависел весь ход событий в северокавказском регионе, где переплелись геополитические интересы мира. При жизни Кадырова и после его гибели 9 мая 2004 г. в Грозном в результате теракта, его нередко упрекали в призывах к джихаду России, который он объявил в 1995 г. При этом замалчивалось, что при этом именно Ахмат-хаджи Кадыров бросил вызов мощным и влиятельным на тот период силам в Чечне. Он создал политическую оппозицию ичкерийским лидерам и сделал это не на закате их правления в рамках политического конформизма, а в самом разгаре фактической независимости Ичкерии.

И это ключевой исторический момент. Надо учитывать тот факт, что типичным для политиков того времени была неоднократная смена убеждений в угоду политической конъюнктуре. В случае с Ахмат-хаджи Кадыровым в бытность его муфтием Ичкерии отмечается именно эволюция его мировоззрения. Ведь налицо тот факт, что определялась смена политических приоритетов Кадырова-старшего отнюдь не изменением ситуации в Чечне и вокруг нее (правление Масхадова в 1997-м только начиналось), а деятельностью его в должности муфтия Ичкерии, непоколебимого в своей приверженности к традиционному исламу и защите интересов народа.

Надо сказать, что бросая вызов ваххабизму в разгар ичкерийского периода новейшей истории ЧР, муфтий Кадыров обрекал себя не только на долгосрочную перспективу оставаться под прицелом своих религиозных и политических оппонентов, но и на то, чтобы постоянно находиться в невыгодном политическом положении оппозиционного меньшинства.

Он отдавал себе отчет в том, что примкнуть к нему в тот период также означает разделить с ним незавидную и опасную судьбу борца с религиозными экстремистами. Поэтому будущий первый президент Чечни мог рассчитывать только на тесный круг своих близких родственников и на молчаливую поддержку большинства чеченцев.

Вот как вспоминает тот период экс-президент России, нынешний председатель правительства РФ Владимир Путин (www.kadirov.ru): «Ахмат-Хаджи Кадыров сразу поразил меня своей четкой позицией противника экстремизма. У нас было много встреч. Приближалось время, когда после боевых действий в Чечне нужно было решать вопрос о власти в республике.

Поскольку степень доверия к нему с моей стороны была весьма высокой, я ему прямо и честно сказал, что считаю нецелесообразным назначать его руководителем чеченской администрации, поскольку мне хотелось сохранить его на более длительный период времени. Это было бы, на мой взгляд, возможным, если бы он возглавил Чечню после завершения достаточно тяжелого и сложного для республики, для России, для чеченского народа периода становления, то есть после окончания боевых действий.

Но после непродолжительных размышлений ответ Кадыров сказал: «Я понимаю, что окажусь между молотом и наковальней. Я понимаю, что мне не будут доверять полностью все федеральные органы власти, особенно в силовых ведомствах, имея в виду мое прошлое - участие в боевых действиях против федеральных сил в первую чеченскую войну.

Понимаю и то, что часть тех людей, с которым я был вместе в те годы, будет смотреть на меня, как на предателя. Но я сознательно делаю этот выбор, потому что прошел через все эти трудности, глубоко осознал состояние, в котором находится Чечня и чеченский народ, и знаю, что немного людей сегодня в республике, которые, обладая этим опытом, могут взять на себя ответственность за судьбу этого народа. Считаю, что я справился бы с этой задачей лучше, чем кто-либо другой.
Я не стал его отговаривать, имея в виду также и те слова, которые он сказал в ходе этой беседы. Он подчеркнул, что сейчас не имеет права думать о своем будущем - он должен думать о будущем своего народа. Вот с этими мыслями Кадыров пришел на должность руководителя администрации, а затем и президента Чечни».

И в качестве муфтия, и в качестве главы администрации ЧР, а позднее и в качестве президента республики Ахмат-хаджи Кадыров принимал такие решения, которые опережали время. Его личность в исторической перспективе представляет собой нетипичный случай совпадения формального и истинного лидерства главы Чеченской Республики - остывающей «горячей точки». 
Именно поэтому все неполные четыре года руководства республикой Ахмат-хаджи Кадыров будет испытывать дефицит единомышленников, готовых сменить риторику на реальный вклад в восстановление республики, то есть, в конечном счете, - в нормализацию ее внутриполитической жизни. Приведу такой пример.

В первые послевоенные годы средства из федерального бюджета направлялись преимущественно на восстановление объектов здравоохранения и образования ЧР. В целях реанимации экономической жизни глава ЧР сделал ставку на крупный частный бизнес своих земляков из других регионов РФ и экономическое сотрудничество со странами Ближнего Востока. Однако его контакты с представителями чеченской бизнес-элиты имели, в конечном счете, «нулевой» эффект. На бумаге оставались и соглашения об инвестициях в экономику ЧР, достигнутые в ходе зарубежных поездок по странам Ближнего Востока. Реализация проектов откладывалась до упрочения стабилизационных процессов и спада «инвестиционного риска».

На фоне всеобщего выжидания Кадыров понимал всю важность подведения прочной экономической базы под процесс политического урегулирования. Однако ему препятствовал общественный стереотип того времени - аналогии между 2000-м и 1995-м годами.

Он мог, конечно, обойтись и без диалога с противостоящей стороной, дав «карт-бланш» силовым структурам России, «расчищая» с их помощью для себя путь, избавляясь от вооруженных оппонентов. Однако власть была для него не самоцелью, а средством для достижения внутричеченского согласия, то есть прекращения войны. Ему доверили свои судьбы и сотни людей, взявшие в руки оружие не по убеждению, а по обстоятельствам.

Амнистируя своих недавних врагов, Ахмат Кадыров исходил из той непреложной истины, что единение народа - единственный способ прекращения войн, чьим «внутренним двигателем» являлось, бесспорно, вооруженное противостояние между самими чеченцами. Таким образом он следовал постулатам Корана, призывающего разрешать свои споры с противником, готовым к диалогу, посредством мира: “Бойтесь Бога и живите друг с другом в мире” (сура 8:1); «Если две группы верующих друг с другом воюют, помирите их” (сура 49:9).

«Коран для меня - главный закон, по которому я живу. Если бы все жили по Корану, нигде в мире не было бы войны», - эти слова, сказанные Ахмат-хаджи Кадыровым в день своей инаугурации в октябре 2003 г. определили суть его президентства.

Религиозный деятель и политик в одном лице – таким запомнился образ Кадырова-старшего для многих знавших его людей. Нынешний президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров сумел развить начинания своего отца Ахмата-Кадырова – послевоенного президента Чечни, реформатора и шахида. 

Автор: Зарина Зубайраева 

Редактор: Галина Хизриева

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/5279/">ISLAMRF.RU: Символ истории новой Чечни</a>