RSS | PDA | Архив   Среда 28 Октябрь 2020 | 1433 х.
 

Мы как солдаты

14.03.2008 17:10

История этой встречи почти мистическая. Я держала путь из Ханты-Мансийска в Нижневартовск. Путь, надо сказать, не близкий даже по меркам Западной Сибири – восемь часов при хорошей дороге. В дороге думаешь о разном: вспоминаешь места, людей, с которыми встречалась в этих местах, планируешь новые маршруты.

мечеть, ЛангепасМысленно представив себе карту региона, я спросила у своего товарища по путешествию: «Руслан, а ты не знаешь, доедем ли мы по этой дороге до Лангепаса?». «Понятия, — говорит он, — не имею. А что Вы там хотели?». «Да вот думаю, название красивое какое-то, может там мечеть есть? Потом бы всем рассказывала, что видела настоящих ла-а-а-н-геп-а-а-а-с-с-с-ских мусульман? Жаль, не увидим». «Ну, Вы даете, Галина Амировна, ради красивого слова ГСМ жечь. Тут от одного красивого слова до другого не меньше ста евро выходит», - отвечает практичный парень.

А я подумала, что иное красивое слово дороже ста евро, но спорить не стала, клонило в сон, за бортом ниже минус тридцати, лучше нигде не застревать. И вдруг передо мной возникли крупные сияющие ледяные буквы, и я почему-то по слогам прочитала с почти сакральным ужасом всуе помянутое слово «ЛАНГЕПАС». «Стой, Руслан, вот он!!». «Да, кто… ого, …ничего себе, откуда он тут?». Не заехать после этого в город было бы крайней неблагодарностью судьбе.

Энциклопедия сухо расскажет, что Лангепас это город в Ханты-Мансийском автономном округе, на берегу проток Лангепас и Каюковская, находится он в 15 км от основного русла Оби. Возник в 1969 году как вахтовый поселок нефтяников, затем была построена станция на ж/д Сургут-Нижневартовск. Население города в 2002 году составляло 40.000. Сегодня количество жителей зашкаливает за 50.000. Сорок процентов населения составляют те, чьей традиционной верой является Ислам. Город строился по генеральному плану нефтедобывающей кампании «Лукойл» и долго находился «в ведении» всем известных на нефтяном Севере людей – Вайнштока и Аликберова.

Эти замечательные руководители немало способствовали тому, чтобы в малых городах и поселках округа люди могли бы не только работать, но и жить полноценной жизнью, чтобы в городах царила теплая атмосфера – атмосфера сотрудничества и доверия.

Политика государства, и сама жизнь ни созданию такой атмосферы, ни ее удержанию на тот момент не способствовали. С этим приходилось разбираться самим руководителям и городской власти, все понимали, что нельзя было допустить, чтобы «нефтяная житница» страны взорвалась от тех проблем, которые захлестнули страну в начале 90-х. Без сотрудничества с духовенством, которое непосредственно контактирует с населением и знает все насущные проблемы, сдержать напор негативного влияния «большой земли» было бы невозможно.

Вот так и повелось, что эту атмосферу, при которой представители всех национальностей (русские, белорусы, украинцы, немцы, таджики, чеченцы, азербайджанцы, киргизы) чувствуют себя в городе детьми России, а не ее забытыми «во глубине сибирских руд» пасынками, здесь стали называть «наследием Вайнштока-Аликберова». К примеру, тем, кто привык видеть в узбеках и таджиках лишь хитроватых и необразованных «джамшутов и ровшанов» здесь расскажут, что еще до 1993 года в Лангепасе добывала нефть кампания «Таджикнефтегаз» и в ней работали весьма высококвалифицированные рабочие, бурильщики, врачи, учителя. Многие из них так и остались здесь с уходом своей кампании, заложив интеллигентный костяк местной азиатской общины.

Тем, кто испытывает негативные чувства по отношению к жителям Кавказа, немало расскажут о том, что потомственные нефтяники Сибири – выходцы из Закавказья и Северного Кавказа. Оставаться ксенофобом долго в этих местах нельзя. Будешь чувствовать себя в одиночестве...  

Но об этом в энциклопедиях не пишут, об этом мы узнаем позже. А пока, спросив у первого встречного, где находится в городе мечеть, через минуту мы были на месте. Мечеть оказалась практически в центре города, что само по себе необычно. Имам как будто поджидал гостей – уже стоял возле своей машины во дворе мечети. В своем строгом элегантном пальто, в кашне, он производил впечатление человека, который только что провел спортивный праздник. Он пригласил нас выпить чаю, стал расспрашивать, кто мы и куда едем. А затем показал мечеть и познакомил с ее сотрудниками.

Зовут имама Ильяс-хазрат. Он из Киргизии. Закончил на родине в городе Кара-балты Исламский институт. Имам-хафиз. О себе говорил немного, а больше о тех людях, которые ему помогают работать. В первую очередь он вспомнил отца Валерия – настоятеля православного храма в городе. Все, что делается здесь в социальной сфере: посещение детских домов, больниц, пропагандистские акции против наркотиков, воспитание школьников и все остальное делается совместно.

Вместе священник и хазрат ходят в городскую думу «порешать свои вопросы», посещают заседания. Глава города Иван Васильевич Осипенко постоянно говорит о том, что население города представлено в равной мере православными и мусульманами и все, связанное с распределением средств в этой сфере, а также внимание информационной среды города делится по-братски.

«Ни одна из наших просьб не остается без внимания», - говорит хазрат. Вот, к примеру, ситуация. Построили новый храм. Храм стоит. На Рамадан пришел в мечеть мэр. Мечеть была переполнена. Каждый год мечеть посещает все больше людей, джамаат увеличивается. На намаз и в обычные-то дни приходит до тридцати человек, а в прошлом году мечеть была настолько заполнена, что места всем не хватило. Мэр это заметил. И вот когда нефтяные власти приняли решение о выделении средств на строительство новой мечети, возражать не стал, напротив сам первым поддержал инициативу.

мечеть, ЛангепасГлава города и сейчас заглядывает в мечеть, а уж с праздниками поздравляет всегда аккуратно, ни одного не пропустит. Имам говорит, что глава города «вежлив как король» — широко и великодушно. Да и нефтяники не отстают. Каждый год «Лукойл – Западная Сибирь - Лангепаснефтегаз» (генеральный директор Денис Викторович Донцов) выделяет по одной корове на Курбан-байрам. Но это, конечно, не только Лангепасу, но и другим «лукойловским» городам, где есть большие джамааты – Когалым, Покачи, Урай.

Членами совета мечети являются весьма уважаемые люди города. Назовем хотя бы одного человека – Хаджи Сабирджана Юнусбаева, который возглавляет телекомпанию города Лангепас. И в горе и в радости он с джамаатом и помогает во всем, что связано с выходом мечети в информационное поле. С его помощью был создан профессиональный фильм о десятилетии мечети. Имам хочет показать его в Нижнем Новгороде на очередном мероприятии духовного управления мусульман Нижегородской области.

У имама есть страничка в городской газете «Звезда Лангепаса», которая называется «Иман», есть своя рубрика и в газете «Нефтяник Лангепаса». Ильяс-хазрат рассказывает, что особенность местного джамаата – его молодость. Большинство – люди от 18 до 35 лет, среди которых много женщин. Этому имам особенно радуется, поскольку известно, что самое первое религиозное воспитание ребенок получает в семье от матери.

Немало женщин и девушек, которые не просто посещают мечеть, но хотят получать мусульманское образование наравне с мужчинами. Вообще я заметила, что мусульманки, вырастающие в Сибири, очень активны, раскрепощены и амбициозны, склонны к решительности и самостоятельности. Вот такие «барышни» посещают уроки в мечети. Таких «студенток» довольно много: 40 женщин среднего возраста, 20 молодых девушек, среди которых семеро русских девчушек. Мужчин же еще больше. Многие из молодых парней, которые ныне регулярно посещают мечеть уроженцы округа и города. Они мечтают о получении высшего мусульманского образования. Занятия же начального уровня проходят два раза в неделю. После окончания такого курса ребята стремятся к получению новых знаний. Для этого здесь на Севере есть два медресе: в пгт. Покачи (ХМАО) и городе Ноябрьске (ЯНАО). Имам считает, что их явно недостаточно.

И все-таки мне хотелось узнать, как проходит его служение, как он чувствует себя вдали от родных мест, и нравится ли ему здесь. Но Ильяс-хазарат упорно рассказывал то о первом имаме Лангепаса Ильмире-хазрате, которого он не застал, но о котором много слышал от людей, то о безвременно ушедшем Ибрагим-хазрате, получившем образование в Уфе, а затем в Сирии, куда его отправил на учебу Верховный муфтий Талгат Таджутдин. После него и принял джамаат мой собеседник.

Имам рассказал, что поменял немало мест служения. Работал помощником муфтия Тагира-хазрата – имама-хатыба Сургутской мечети, ныне муфтия УРФО, затем в поселке Пойковский, затем работал помощником имама в городе Ноябрьске (ЯНАО), затем снова был переведен в Сургут, и вот уже два года как служит здесь. Я поинтересовалась, в чем он видит свой возможный вклад в дело развития джамааата, и чего ожидает от новой внутриполитической ситуации. Ответ на этот вопрос последовал философский: я принял прекрасно организованный джамааат, мои предшественники так много сделали до меня, что мне остается лишь продолжать их дело и быть достойным того уровня, которого они добились в диалоге с администрацией и бизнесом.

Если в стране будет стабильность, то развитие джамаата пойдет поступательно, появятся успехи и в мусульманском образовании, уменьшится влияние тех направлений, которые паразитируют на внутренних проблемах государства и тогда российские мусульмане придут к долгожданному единству.

В деле служения исламу, отметил Ильяс-хазрат, мы как солдаты – не нам выбирать место службы, но на нас лежат оперативные задачи и нам принимать решение, как защитить свой джамаат, как заслужить уважение всего населения города, и как добиться сотрудничества с заинтересованными сторонами. Мы прощались, обменявшись телефонными номерами. Бог даст, увидимся.

…Можно сказать «сбылась нечаянная мечта…», и я рассказала Вам о ла-а-а-ангепа-а-а-ассс-ких м-у-у-сульма-а-а-нах… Ну, согласитесь, господа, какое красивое словосочетание, как будто в детстве сосульку отломишь и чувствуешь, как горячий лед обжигает горло…и холодно, и жарко, и светло, и солнце похожее на луну едва пробивается сквозь пелену изморози, и очень необычно… Теперь-то я знаю, что все это вместе рождает чувство, которое называется «лангепас». Кстати, неплохо бы узнать, что такое «мегион»?

— «Руслан, а далеко ли до Мегиона?»

— «????»

 

Галина Хизриева

Руслан Гилязетдинов

 

14.03.2008

 

Ссылки по теме:

В Томске до сих пор идет «война» между «красными» и «белыми». История и настоящее томских мечетей

13-03-08 Зулькарнай Шакирзянов повторно избран председателем Духовного управления мусульман Сибири

11-03-08 В Омске состоится Съезд мусульман Сибири

10-03-08 В Тобольске разрабатывается туристический маршрут «Татары Сибири. История и современность»

04-03-08 В Муравленко готовятся отметить 20-летие общины мусульман

Супруги из Америки провели никах в старинной сибирской мечети

30-01-08 В Лангепасе началось строительство новой мечети

 

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/russia/events/2084/">ISLAMRF.RU: Мы как солдаты</a>