RSS | PDA | Архив   Среда 31 Май 2023 | 1433 х.
 

Ректор университета Абу Нур: Наша задача — не обратить всех в ислам, а ознакомить с ним людей

04.02.2009 17:00

  Доктор Салах ад-Дин Куфтару является ректором одного из курпнейших исламских университетов, Абу Нур. Он также возглавляет сегодня международный Фонд Ахмада Куфтару, продолжая дело своего отца и деда.

 

Ваш отец был одним из крупнейших исламских ученых прошлого столетия. Что он завещал Вам — в работе и в духовном плане?

 

Во-первых, я самый младший сын в семье, двенадцатый по счету ребенок. И все мы от одной матери, да смилуется над ней Аллах. И поэтому я работал в торговле и получил юридическое а не шариатское образование. Будучи более 10 лет в торговле, я создал свою собственную торговую фирму и объездил много стран, что расширило мой кругозор и дало более полное понимание картины мира, понимание того, что человек всегда остается человеком будь он мусульманином или христианином, иудеем или буддистом.

 

Однако любой из них нуждается в вере, чтобы быть благочестивым членом в построении своего общества.

 

Мой отец, да смилуется над ним Аллах, избрал меня, чтобы я возглавил этот фонд и стал его руководителем. Я был очень удивлен его решением, сказав, что не изучал шариатские науки. На что отец ответил так: «Ты приобрел все необходимое из моего сердца естественным образом, когда постоянно был рядом со мной. Ты стал мыслить так же как я. Тебе не обязательно подробно изучать шариат, а достаточно доводить до людей то, что я им говорил, направляя их к благочестию и напоминая о богобоязненности. Обрати особое внимание на отношение с немусульманами: веди с ними диалог, организуй встречи и поддерживай связи. Это то, что я хочу видеть в руководителе этой организации».

 

Таким образом, в течение пяти лет он вложил в мое сердце понимание и плод своей семидесятилетней работы. Я стал руководителем фонда после его слов: «Оставь свою торговлю и начни «торговлю» с Аллахом».

 

Таково было его завещание. Я сказал: «Отец, я сделаю то, что ты сказал, это для меня большая честь, но и большая ответственность. Я бы хотел тебе кое-что напомнить: ты нам рассказывал, что твой отец незадолго до смерти сказал: «Сын мой, не следуй строго тому, что делал я». На это мой отец улыбнулся, и я продолжил: «Дашь ли ты мне такое же разрешение, чтобы я не следовал всему и буквально, что видел у тебя?» И он сказал: «Даю. Но не оставляй мудрость и доброе увещевание». Я согласился и принял все, что он мне завещал.

 

За день или два до смерти отец срочно вызвал меня к себе. Я зашел в палату интенсивной терапии, шейх попросил врача выйти (врач был одним из его учеников), а меня — закрыть дверь. Затем он спросил о новостях в нашем центре, и я начал его успокаивать и попытался развеселить: «Отец, я помню, что ты говорил нам 40 лет назад, что хочешь объединить (букв.: поженить — прим. перев.) мечеть с университетом», — при этом отец засмеялся, и я продолжил, — Ты говорил, что мечеть слово мужского рода (на арабском языке), а университет женского и поэтому хочешь их поженить, чтобы появилось образованное и воспитанное поколение. Так вот, сегодня ты поженил мечеть с четырьмя университетами, но есть пятый университет, который стучится в нашу дверь, чтобы открыть свои отделения в нашей мечети. Следует ли нам дать развод одной из четырех, чтобы взять другую, или же ты дашь фетву, разрешающую нам взять ее в качестве наложницы?» Он засмеялся и заплакал.

 

Затем стал давать наставления мне и тем, кто работает со мной в центре, и сказал: «Сын мой, я чувствую, что приблизился мой конец, и я возложил на тебя большой груз и ответственность, но я верю, что ты справишься». Потом он начал говорить мне о своем духовном завещании, ободряя меня и в то же время пугая, и напомнил аят:

«O жeны пpopoкa! Bы - нe тaкoвы, кaк кaкaя-нибyдь из жeнщин. Ecли вы бoгoбoязнeннны, тo нe бyдьтe мягки в cлoвax, чтoбы нe вoзжeлaл тoт, в cepдцe кoтopoгo бoлeзнь, и гoвopитe cлoвo вeдoмoe» (33:32; пер. И.Ю. Крачковского).

 

Он сказал: «Ты — сын шейха. Если ослушаешься приказа Аллаха, твое наказание будет удвоено, а если будешь соблюдать закон Аллаха, то откроются перед тобой все двери. И хоть тела моего здесь не будет, но моя душа никогда не покинет тебя, я всегда буду с тобой. И когда поднимешься на минбар где-нибудь за границей, не готовь речь заранее, говори спонтанно, потому что говорящим буду я».

 

Когда я спросил о духовном наставлении, он улыбнулся и ответил, что нет лучшего наставления, чем то, что завещает Коран: «И бoйтecь Aллaxa; пoиcтинe, Aллax вac yчит, и Aллax знaeт o вcякoй вeщи!» (2:282; Крачк.). Я спросил: «А еще?». И он прочел: «для тoгo, чтoбы Aллax вoздaл вepным зa иx вepнocть, и нaкaзaл лицeмepoв, ecли пoжeлaeт, или oбpaтилcя бы к ним.Пoиcтинe, Aллax - пpoщaющий, милocepдный!» (33:24; Крачк.). А затем добавил: «Насколько ты будешь правдив и искренен пред Всевышним, настолько и Он поможет тебе и откроет тебе путь».

 

Через час шейх потерял сознание и на следующий день умер, не приходя в себя. Это была его последняя встреча в этой жизни…

 

Она сильно изменила мою жизнь. Я поступил на шариатский факультет отделения исламского призыва и закончил его. Но, как он и говорил, «все эти знания не принесут большой пользы, без общения с людьми, любви и уважения к ним, особенно в отношениях с немусульманами, тем самым воплощая в жизнь призыв пророка (мир Ему): «Передайте обо мне хотя бы одну строчку». И твоя передача должна быть наполнена мудростью и добрым увещеванием, а спор веди не иначе, как наилучшим образом».

 

Отец всегда говорил: «Из работы призывающего — это выбирать слова, которые следует говорить мусульманам, а которые — не мусульманам». Так, слова аята: «Зoви к пyти Гocпoдa c мyдpocтью и xopoшим yвeщaниeм» (16:125; Крачк.) относятся к разговору со всеми мусульманами, а слова «веди спор с ними наилучшим образом» (16:125; пер. Э.Р. Кулиева) относится к не-мусульманам. Мы полагаем, что преуспели в деле призыва потому, что следуем методу нашего шейха, который он, в свою очередь, взял из сути учения Пророка Мухаммеда (мир Ему).

 

Сирия всегда представляла собой конгломерат различных культур и религий. Нам, живущим в России, эта ситуация очень близка. Мы знаем, что у вас открылось новое отделение — «Диалог цивилизаций». Расскажите подробнее о его работе.

 

Мы говорим о том, что религия одна, но законы (нормы шариата — прим. перев.) различаются. Единство религии подтверждается текстом Корана: «Oн yзaкoнил для вac в peлигии тo, чтo зaвeщaл Hyxy, чтo oткpыли Mы тeбe и чтo зaвeщaли Ибpaxимy, и Myce, и Иce: «Дepжитe пpямo вepy и нe paздeляйтecь в нeй!» (42:13; Крачк.). Ведь не сказано же «Исповедуйте религии и не расходитесь во мнениях»! Поэтому мы говорим об одной религии и разных шариатах. И, несмотря на различие в вероучении (акыда — прим. перев), мы говорим о том, что есть немаловажные общие места, где наши убеждения совпадают.

 

Все небесные законы призывали к единобожию, к вере в посланников, в писания и в Судный день и к проявлению нравственности. Поэтому нам необходимо прийти к общему знаменателю, ведь в нашей повседневной жизни масса общих точек соприкосновения.

 

Если пролистать страницы Корана, то видно, что самая большая сура — «Аль-Бакара» — посвящена знамениям пророка Мусы, следующая сура «Аль-Имран» а также сура «Марьям» рассказывают о семействе пророка Исы.

 

Призыв ислама направлен к человечеству в целом, а не только к мусульманам. В этом и есть величие ислама.

 

Поэтому мы здесь, в Сирии, понимаем эти ценности и всегда призываем к увеличению общего поля деятельности с проживающими в Сирии нашими братьями-христианами и иудеями, которые составляют меньшинство.

 

Это подтверждают слова нашего шейха, высказанные им во время встречи с Папой Римским Иоанном Павлом Вторым во время его посещения мечети Омейядов в Дамаске. Папа Римский спросил: «Сколько христиан в Сирии?» На что муфтий Сирии Ахмад Куфтару: «17 миллионов». «Как же 17 миллионов? Насколько я знаю, все население Сирии всего 17 миллионов?!», — удивился Папа Римский. «Если мы не будем верить в то, что было ниспослано Исе, то мы не будем являться мусульманами», — ответил муфтий.

 

Также это подтверждает биография посланника Аллаха (мир Ему): когда у него был сосед-еврей, и он давал этому соседу подношения и подарки, и говорил своим домочадцам в праздники: «Поделились ли вы с нашем соседом-иудеем зарезанным барашком?».

 

Пророк (мир Ему) сказал: «Причинивший вред тому, кто находится под защитой мусульман (то есть иудеев и христиан — прим. перев.), не получит моего заступничества в Судный День».

 

Все это является доказательством того, что нам позволено вступать в союз, договариваться с немусульманами, сыновьями одной с нами Родины и нам следует жить с ними одной семьей.

 

Что же касается отделения «Диалог Цивилизаций», который мы открыли два года назад, то целью его создания является передача послания ислама всему миру и подготовка специалистов по исламскому призыву, которые делали бы это «с мудростью и добрым словом». Поэтому одно из основных требований к ним — знание английского на высоком уровне, чтобы мы смогли открыть сердца людей, говоря на понятном им языке.

 

Покойный шейх Куфтару говорил: «Мы можем открыть сердца всех людей за счет 100 человек, но они должны быть способны к диалогу, обладать прекрасным воспитанием, быть на высоком культурном уровне, усвоить достижения мировых культур и знать иностранные языки».

 

Как-то однажды к шейху пришел студент магистратуры и попросил разрешения на защиту диссертации по теме: «10 видов чтения Корана». Шейх улыбнулся: «Сынок, если сможешь это сделать, то твой голос будет красивее соловья, у которого 13 языков, и все понимают его, а у тебя 10 видов чтения. Но, если хочешь знать мое мнение — учи английский язык. Эта диссертация тебе не нужна. Когда поедешь на запад, сможешь передать послание на понятном им языке. Объяснение без переводчика — намного лучше».

 

Поэтому мы и открыли это отделение. Тут следует правильно понимать: наша задача — не обратить всех в ислам, а ознакомить людей с исламом. В западных странах люди высокоразвитые и понимающие. Наша задача — просто правильно объяснить. И человек сам выберет ислам.

 

Еще один очень важный момент. Наш Пророк (мир Ему) говорил: «Мудрость — находка верующего. Когда он находит ее (мудрость — прим. перев.), то имеет на нее право». То есть, для мусульманина нет «чужих» знаний.

 

В магистратуре университета можно выделить два направления: углубленное изучение религии (факультет исламского права и хадисоведения) и факультет исламского призыва (даават). С вашей точки зрения, какое из этих направлений наиболее востребовано сегодня для исламской уммы?

 

Мы хотим, чтобы наши выпускники были способны к нестандартному мышлению, к иджтихаду (вынесение решений юридическо-богословского характера — прим. пер.), а не только лишь к таклиду (следование определенному мазхабу — прим. перев.) и стандартному мышлению и хотим закрепить это направление за университетом.

 

Поэтому мы настаиваем на универсальных и современных темах, в которых сегодня нуждается как отдельный человек, так и семья. Например, сравнительное религиоведение, искусство ведения диалога, информатика, различные вопросы культурно-этического характера. Современный студент, изучающий исламские науки, должен хорошо разбираться во всех этих вопросах и обладать очень широким кругозором. Я говорил с деканами факультетов, чтобы они тоже принимали это в свое внимание.

Но, к сожалению, многие студенты до сих пор ищут больше теоретических знаний нежели практику. Обладание именно этими универсальными и современными знаниями должны обеспечить нам гармоничные отношения с окружающим миром. К этому призывал сам Пророк (мир Ему): «Аллах каждые 100 лет посылает того, кто обновляет для этой уммы ее религию. Несут это знание (т.е. религию — прим. перев.) в каждом поколении достойные люди, которые очищают его от отклонений, крайностей, искажений и неправильной интерпретации невежд».

 

Необходимо совершить революцию в религии и полностью пересмотреть ее. Более того, наш фикх нуждается в «хирургическом вмешательстве», чтобы мы смогли стать более реальными людьми и отвечали требованиям современности.

 

Это задача наших ученых. Они должны быть более смелыми в вынесении фетв, не преступая границы нашего шариата и законов Аллаха, очерченных Кораном.

 

Существует огромная разница между учеными, которые издают фетвы, исходя из условий современности, и теми, кто замкнулся на классическом понимании шариата, сидит в своем кабинете и не знает, что происходит в мире.

 

Человек не способен дать что-то новое для общества, если не обладает обширным кругозором. Пусть наши студенты и все наши организации, как религиозные, так и академические, живут в своем веке, в своем времени.

 

Шейх говорил: «Имам Аш-Шафии, при всем уважении к нему и всех его достоинствах, знал только свое время, а я должен знать и его и свое». Нужно изучать не только нормы шариата по Абу Ханафи, Аш-Шафии и Малику, но и современные толкования исламского права.

 

Это подтверждают слова Али ибн Аби Талиба: «Воспитывайте ваших детей так, чтобы они жили для будущего времени, а не для вашего времени».

 

Омар ибн Аль-Хаттаб сказал: «Учите детей плаванию, стрельбе и верховой езде». А если бы он жил в наш век — что бы он завещал? Сказал бы то же самое или же — «Учите иностранным языкам и информатике»?!

 

Ислам — это не учение, подходящее лишь для какого-то конкретного времени и места, а, наоборот, он актуален по отношению к любому времени и месту, которое он реформирует и украшает!

 

(продолжение следует)

 

Беседовали Анна Бондарук и Зейнаб Нестерова

 

http://islamnaneve.com

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/6981/">ISLAMRF.RU: Ректор университета Абу Нур: Наша задача — не обратить всех в ислам, а ознакомить с ним людей</a>