RSS | PDA | Архив   Пятница 3 Февраль 2023 | 1433 х.
 

Умма Киргизии – ракурсы 2009 года. От вопросов политизации к социально ориентированному Исламу

03.06.2009 11:20

Куда движется умма Киргизии в 2009 году? Культуролог Джаннат Сергей Маркус (Москва) беседует об этом с известным киргизским политологом и исламским деятелем Кадыром Маликовым. Он — доктор политологии и исламских исследований Мадридского университета, член Редсовета евразийского журнала мусульманской общественной мысли «Минарет», ИД «Медина».  

 

— Вы широко известны как аналитик и активист Евразийского Ислама. С Вами можно беседовать на самые разные темы, но в первую очередь – о текущих процессах у Вас на Родине, в Киргизии. Как Вы оцениваете государственную политику в религиозной сфере? Насколько она изменилась за последние годы?

 

— За эти годы, как Вы видите, религиозная ситуация в Кыргызстане изменилась, а потому изменилась также и государственная политика. Вообще-то государственная политика в религиозной сфере, начиная с 1991 по 2009 год включительно, претерпела заметную трансформацию и прошла следующие этапы.

 

Первый этап можно назвать этапом либерализации, заключающийся в полном предоставлении свободы совести и вероисповедания (в 1991 году был принят Закон о свободе вероисповедания и религиозных организаций, который практически действовал вплоть до 2008 года). Политика государства на начальном этапе заключалась в том, что оно по сути занимало «нейтральную» позицию наблюдателя или пассивного игрока и в основном ограничивалось регистрацией различных религиозных организаций, учетом и т.п. Но такая пассивность, или даже политика игнорирования, приводила к самоустранению государства в религиозной сфере, так как светскость часто понималась и истолковывалась как тотальное отделение религии от государства и общества, что физически невозможно.

 

Причина такой пассивной политики государства определялась в первую очередь курсом либерализации, а также практически отсутствием своей собственной (национальной) модели взаимоотношений между государством и религиозными организациями. До недавнего времени у государства не было целостной концепции государственной политики в религиозной сфере, но зато накапливались проблемы и где-то даже опыт.

 

— А когда именно государство начало из наблюдателя превращаться в активного игрока?

 

— Начиная где-то с 2004 по 2006 года государство постепенно начинает включаться, будучи активным игроком, в регулирование религиозной сферы. До этого, как Вы помните, в обществе и в СМИ поднимались различные вопросы регулирования миссионерской деятельности, проблемы прозелитизма, конфликтов на межконфессиональной почве, экстремизма, учета религиозных объектов  и т.п. В общем, тема назревала давно.

 

Так, в 2006 году была принята и утверждена правительством Концепция, а в 2008 году был принят и подписан Закон о свободе вероисповедания и религиозных организаций, который упорядочивает и регулирует миссионерскую деятельность  и т.п. Также в марте 2009 года министр внутренних дел Кыргызской Республики Молдомус Конгантиев утвердил Концепцию взаимодействия органов внутренних дел с религиозными организациями. Согласно новой Концепции, ОВД КР совместно с религиозными организациями, Государственным агентством по делам религий, НПО, научными центрами, институтами и т.д, будет заниматься профилактикой межнациональных конфликтов, идейного противодействия религиозному экстремизму, различным видам преступлений среди молодежи.

 

В настоящее время разработан также проект Закона о религиозном образовании. Следующий этап будет, видимо, заключаться в такой работе — уже на основе существующей Концепции и законов, начнется разработка целостной нормативно-правовой базы.

 

Сегодня происходит формирование нового пласта нормативно-правовых актов для регулирования религиозной сферы. Одновременно со стороны государства идет процесс стандартизации и классификации различных религиозных организаций, учебных заведений,  культовых объектов.  Таким образом, процесс затрагивает и официальное духовенство. Так, например, будут инициироваться изменения в Уставе ДУМ КР с учетом нового Закона, определяться позиция в отношении неофициальных различных джамаатов (Даваат, Таблиг), исламских  медресе, институтов.

 

— Но пресса пишет, что от верующих уже поступают жалобы по поводу некоторых пунктов нового Закона. Ваш комментарий?

 

— Действительно, после принятия Закона из районов и областей начали поступать жалобы от мусульманских общин по поводу нескольких статей, которые являются спорными и вызывают много вопросов. В частности речь идет о статье о запрете на частное преподавание, а также о принятых нормах для регистрации, например, мечети со списком членов общины в 200 человек.

 

Для этого Государственным агентством по делам религий, по моим сведениям, уже активно проводятся встречи, круглые столы — с целью разъяснения Закона среди имамов и местных органов власти, а также для обсуждения данных вопросов. Именно когда Закон начал работу, сразу стало видно, какие поправки необходимо внести. Без практической апробации не было видно бы плюсов и минусов данного Закона. 

 

— Есть ли гарантии того, что в Закон возможно будет внести изменения с учетом недоработок?

 

— Здесь важно отметить, что государство не ставит правовые догмы, так как в Указе Президента КР об утверждении нового Закона о свободе вероисповедания и религиозных организациях (подписанного Президентом КР 31 декабря 2009 г.) закреплено создание Рабочей группы для внесения дополнений в Закон. Такая норма оговорки снимает многие вопросы ввиду того, что Закон можно доработать. Также это является успокаивающим фактором для самих религиозных организаций и международных НПО. (сообщение пресс-службы Президента КР от 12. 01. 2009 г.).

 

И мы надеемся на внесения дополнений в Закон, исходя из результатов обсуждений. Предложения от верующих уже поступают в Жогорку Кенеш, Агентство по делам религий. Хотя и ясно, что данный Закон может послужить основным гарантом для официального духовенства, представляющего ислам, для его «монополии» в мусульманской общине — ввиду того, что мусульманская община является основным невольным объектом политики государства, так как большинство населения КР является мусульманами.

 

А именно Законом все-таки особо защищаются традиционные конфессии от деструктивных или нетрадиционных религиозных организаций. И здесь для более полного понимания Закона и вообще государственной стратегии, важно обращаться к Концепции государственной политики в области религий, принятой в 2006 году. 

 

— Насколько принятая государственная Концепция в религиозной сфере за 2006 год отвечает реалиям сегодняшнего дня?

 

— Концепция государственной политики в религиозной сфере, утвержденная постановлением правительства Кыргызской Республики от 6 мая 2006 года № 324, отвечает сегодняшним реалиям. Просто вопрос стоит в том, насколько религиозные общины, да и местные власти, ознакомлены с ней и насколько она работает?

 

Механизм приведения ее в действие только начинает работать, не хватает оборотов. Потребуется немало времени, чтобы осмыслить. Уверен в том, что для этого нужна ее актуализация, обсуждение в широких кругах общественности, местных органах власти и в СМИ. Ведь многие, уверен, слышали о таковой, но не читали.

 

Дело в том, что в данной Концепции даются некоторые разъяснения, которые снимают многие вопросы к принятому Закону о свободе вероисповедания и религиозных организациях. Тем более, что именно в Концепции расписаны границы партнерства религии и государства, светскости государства, где черным по белому написано, что светское государство это — «конфессионально нейтральное государство...», также не религия, а только религиозные организации отделены от государственных органов власти и т.п. Другими словами, целью данной Концепции провозглашается гармонизация отношений и укрепление консолидации общества, соблюдение принципов, определяющих отношения светского государства и религиозных объединений, создание условий для реализации фундаментальных прав граждан на свободу вероисповедания...».

 

Также заслуживает внимания и то, что в Концепции отдельной главой (iv) прописаны отношения государства с традиционными (исторически сложившимися) религиозными организациями. Исходя из того, что все-таки большинство граждан исторически принадлежат к традиционным конфессиям, выстраивается и политика. Ведь основными целями и принципами государственной политики в сфере отношений с религиозными организациями провозглашаются сохранение и укрепление традиционных духовно-нравственных ценностей народов Кыргызстана. Поэтому считаю, что необходима «моральная» государственная поддержка традиционным конфессиям — в обмен поддержки национальной государственности, совместного решения многих социальных проблем.

 

Государство не финансирует религиозную деятельность религиозных объединений, но при этом содействует развитию благотворительной, культурно-просветительской деятельности традиционных религиозных организаций. При этом другие конфессии не должны ущемляться, все равны перед Законом. Это и есть, на мой взгляд, демократический «баланс». Права меньшинств не в ущерб большинству.

 

 — Как могут совмещаться ценности демократии с исламом у вас в стране?

 

 — И в исламе, и в демократии есть то, что объединяет две системы. Это стремление к общественному благу, равенство, свобода, права человека, социальная справедливость. Просто демократия — это инструмент правления, ценностная система, к чему так долго шло человечество, и ее источник сам человек. Между тем как ислам — религия и система, регулирующая отношения человека с Богом и человека с обществом, где источником  является не человек, а Бог.

 

К сожалению, демократические ценности часто идейно противопоставляют исламу или же, наоборот, делают их тождественными. Их не надо противопоставлять. Это по сути близкие, но все же, в своей основе, разные вещи.

 

Но хочу отметить один нюанс: именно путем демократизации мусульманских обществ происходит качественное развитие ислама. И это феномен XXI века, когда, с одной стороны, ценности либерализма (свободы слова, права человека, равенство, свободные выборы и т. д.) противопоставляются исламу, с другой — это, наоборот, ведет к его развитию. То есть — выводит из застоя исламскую мысль, ведет к переосмыслению, пробуждению общины и ее активному участию в общественных процессах, включая вовлеченность верующих в социальную сферу деятельности.

 

У нас в Кыргызстане складывается непростая ситуация. С одной стороны, мусульмане хотели бы участвовать в общественных процессах страны, но с другой — у них пока нет опыта и знаний для самореализации. Также проблема кроется в том, что некоторые чиновники, представленные в государственных органах власти, «по-старому» смотрят на религию. Как правило, они являются продуктом советской системы. Сложившийся стереотип «видения» роли и места религии в современном обществе среди чиновников преклонного возраста обусловлен «советским» пониманием светскости через призму идеологического противостояния «радикальной модели» секуляризма с религией. Поэтому существуют опасения, что при росте религиозности населения, власть начнет постепенно ставить барьеры развитию религии, видя в ней угрозу светскости. Также некоторые группы или лидеры могут дискредитировать развитие ислама. Между тем, ислам может играть роль созидающего фактора в обществе.

 

— А как насчет официальной мечети, как она работает в данной сфере?

 

— Официальное духовенство старается держать нейтралитет, продолжая невмешательство в политические процессы в стране. Такая политика обусловлена, прежде всего, тем, что Духовное управление мусульман Кыргызстана вынуждено держать баланс для сохранения доверия верующих, властей и т.п. Заявляя о невмешательстве ДУМ в политические процессы, оно вынуждено искать свою нишу или поле для активной деятельности. Это создает хорошие условия, и предоставляется возможность для социальной активности, для разработки и принятия собственной социальной программы Духовного управления мусульман Кыргызстана.

 

На мой взгляд, именно социальная ориентированность развития ислама в Кыргызстане будет являться объединяющей точкой, тем стержнем, вокруг которого могут выстраиваться партнерские отношения между государством и религией. Ведь, согласитесь, решение социальных вопросов является долгом и светского государства (власти) в общем, и религиозных организаций в частности. Именно совместная работа на данном поле может служить сближению позиций и тесного сотрудничества двух ценностных систем у нас в обществе.

 

— Каково Ваше видение развитие религии в Кыргызстане в будущем?

 

— С каждым годом все больше молодежи обращается к религии. Это нормальный процесс. И надо отходить от старых стереотипов, что растущая религиозность — это опасно. Вера — это естественное состояние человека, и к этому надо уже привыкать. Вопрос в другом — в качестве и правильности полученной информации, знаниях верующего. От этого зависит его толерантность. И здесь главная роль должна уделяться широкому просвещению населения, не только проповеди, а доступу молодежи к объективной, проверенной информации.

 

Мое видение будущего развития религий в Кыргызстане — это, прежде всего, переход на новый уровень отношения власти к роли и месту последней в обществе, где религия будет играть важную роль регулятора, прежде всего в социальной, духовно-нравственной жизни общества. И новый уровень отношений между религиями, основанный на взаимоуважении. Нас всех объединяет вера в Бога, призыв к добру и осуждение неодобряемого.

 

Что касается развития непосредственно ислама, то думаю, что пришло время говорить о необходимости переходить нам на более качественный уровень. Строить не только мечети, но также и общественно полезные объекты, детские сады, школы, библиотеки, спортклубы. Заниматься больше благотворительностью,  социально значимыми проектами.

Наряду с этим должен быть и интеллектуальный рост. Не надо забывать, что ислам это не только личные отношения с Богом (молитва, хадж или пост), но и отношения с обществом, ответственность за ближнего, за наше общество, государство. Настала пора переходить от политических вопросов к  социально ориентированному исламу. У нас куча проблем в обществе: бедность, преступность, коррупция, наркомания, безнравственность и т.д. И государство совместно с религиозными организациями должно активно работать в данной сфере!

 

Ссылки по теме:

Кадыр Маликов -   Очень скоро мусульманская община Кыргызстана из объекта политики превратится в ее активный субъект

Кадыр Маликов -  Россия и Киргизия в Третьем тысячелетии: быть или не быть?

Кадыр Маликов -  Во что ты веришь, древний Кыргызстан?

Запрет совершать намаз в центре Бишкека подорвет доверие верующих к власти, эксперт

Дамир Мухетдинов: Евразийство – это сопряжение всех творческих сил народов России и СНГ

Резолюция IV Всероссийского мусульманского форума «Мусульмане за евразийское единство»

 

 

 

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/8918/">ISLAMRF.RU: Умма Киргизии – ракурсы 2009 года. От вопросов политизации к социально ориентированному Исламу</a>