RSS | PDA | Архив   Пятница 3 Февраль 2023 | 1433 х.
 

Аятолла Али Тасхири: дискуссии о том, кто является истинным преемником Пророка (мир ему), не способствуют объединению шиитов и суннитов

30.06.2009 12:02

Предлагаем вашему вниманию продолжение интервью с главой Всемирной ассамблеи по сближению исламских мазхабов аятоллой Мохаммадом Али Тасхири.  

 

— Одни под влиянием западного образования и науки предлагают рассматривать исламские мазхабы с плюралистической точки зрения. Другие заявляют о необходимости устранения границ между мазхабами и призывают рассматривать ислам как единое и неделимое. Третьи в своих мнениях руководствуются эпохой, когда жил пророк Мухаммед (мир ему), отрицают мазхабы как таковые и предлагают руководствоваться только иджтихадом. Как вы это прокомментируете?

 

— Считать, что истина распределена между мазхабами, не правильно. Некоторые утверждения противоречат друг другу. Объединить два противоречивых утверждения невозможно. Также если мы разрешим всем выносить иджтихад (решения юридически-правового характера), естественно возникнут противоречия. Два различных человека не могут один в один утверждать истину. Возможно, отдельно взятый мазхаб окажется более ближе к истине в каком-то вопросе. Но второй мазхаб, суждения которого далеки от истины, тоже будет оправдан Аллахом, так как его сторонники выносили свои суждения на основе иджтихада и достигли желаемого результата. Возможно также, суждения какого-то мазхаба бывают правдивы только частично и мы не можем считать все их утверждение истинным. Иначе получается, что мы либо отрицаем два противоречащие другу другу суждения, либо их объединяем. Конечно, мы (шиитские ученые — прим. пер.) выносим свои суждения на основе непогрешимости пречистых имамов, которые служат источниками шиизма. Их слова полностью истинны. Но мы не можем претендовать на то, что понимаем смысл слов непогрешимых имамов, или что мы познали истину в их высказываниях. Парадокс в том, что разногласия были с начала появления ислама. Назвать их различиями между мазхабов нельзя. Они были только зачатками расхождений, которые сформировались уже спустя определенное время.

 

— Если рассуждать, что какой-то мазхаб совсем лишен истинности, то имеет ли смысл вообще говорить о сближении и единстве?

 

— Каждый муджтахид, выносящий религиозно-правовое суждение, претендует на то, что он владеет всеми положениями закона, или в меньшей степени доводом. Несмотря на это, он уважает решения других муджтахидов.  Мы хотим распространить это явление в отношениях между шиитскими и суннитскими учеными. Наша цель — найти общие точки соприкосновения, развивать и расширять их. Мы пытаемся более четко довести мнение одного ученого к другому, добиться единой позиции для совместных действий.

 

— Среди нас (шиитов — прим. пер.) ходят разговоры о том, что однажды шииты, посещяя имама Джаафара ибн Мухаммеда Ас-Садика, спросили его о том, следует ли им отречься от тех, кто не верить в вилаят (шиитская доктрина правления приближенного к Богу наместника (вали) — прим. пер.)?

 

— В своих ответах имамы запрещали шиитам придерживаться такой позиции. Шииты не имеют право отказаться от тех, кто не верить в вилаят. Для нас достаточно того, что они «нас любят и не ругают». Отрекаться от тех, кто не придерживается шиитской идеологии — не правильно. Данному вопросу были посвящены многие произведения. Это значит, что имамы запрещали шиитам отказаться от тех, кто не придерживается идеи правления приближенных к Богу наместников и этим ограничивались.

 

— Уважаемый шейх, некоторые полагают, что вопрос рассмотрения халифата как такого отменен, и заявляют, что у нас нет халифата, ради которого стоит бороться. Может, вместо того, чтобы рассматривать хадис о том, что Пророк (мир ему) назначил после себя преемником Али бин Абу Талиба, изучать хадис, в котором Пророк (мир ему) призывает нас придерживаться двух вещей: Корана и потомков его благословенного рода (ахлуль-бейт — прим. пер.)? Как вы считаете?

 

— В данном случае перед нами три аспекта:

1 — Исторический аспект. Мы не можем изменить историю, только изучаем и анализируем исторические события.

2 — Догматический аспект. В исследованиях догматического характера нам необходимо привести все доводы, и при этом руководствоваться с наиболее очевидным из них. Таким образом, у нас появляется возможность исследовать этот аспект.

3 — Единство исламской уммы в практическом плане. Покойный аятолла Баруджарди отметил, что в обсуждении таких моментов, как единство исламской уммы, не нужно касаться темы о том, кто на самом деле является истинным преемником Пророка (мир ему). Если начнем дискутировать про это, то суннит останется суннитом, а шиит — шиитом. В такой дискуссии нет ничего, что нас может объединить. Но, если мы станем говорить о преемственности ахлуль-бейт в области знаний, станем проводить дискуссии на эту тему (тем более что, исламские ученые и все представители исламской уммы на сегодняшний день признают эту преемственность), то последователи суннизма также смогут извлекать пользу из знаний и источников представителей ахлуль-бейт. Скажу в частности: не надо «закрывать врата» перед исследованиями в области догматики и истории, наоборот, их нужно распахивать!

 

Что касается практической стороны, то в настоящее время нужно делать упор на более действенные аспекты, такие как преемственность ахлуль-бейт в области знаний. Этот аспект имеет практическое значение, подталкивает нас к единству и оказывает влияние на суннитов — они начинают воспользоваться достижениями школы ахлуль-бейт и сплачиваются вокруг него.

 

— Можно ли из вашего рассказа сделать вывод о том, что вопрос вилаята (см. выше — прим. пер.) скорее заключается в выражении любви?

 

— В исследованиях догматического и исторического характера мы свободны делать любое заявление. Вопрос имамата (согласно шиитской государственно-правовой концепции, сосредоточение всех властных полномочий в руках непогрешимого имама — прим. пер.) мы должны поставить точно. Что касается практики, то это выражение любви по отношению к ахлуль-бейт. Любовь к ахлуль-бейт способствует  признанию их преемственности в области знаний.

 

— Вы не думаете, что призыв к преемственности ахлуль-бейт в области знаний может разделить на мазхабы и отбросить тему сближения назад?

 

— Никогда! Как Коран является краеугольным камнем исламской уммы, так и ахлуль-бейт (вспомните хадис «Я вам оставил две драгоценные вещи...»). Вся нация призвана извлекать пользу из Корана и членов святого семейства Пророка (мир ему). Это не значит, что последователи мазхабов должны оставить свои мазхабы. Нет. Польза этих двух великих вещей, которые нам оставил великий Пророк (мир ему), в том, что она исключает раздробление на мазхабы.

 

— Одними из основных догматов религии согласно шиитской доктрине являются «тавалли» и «табарри» («Ат-тавалли ли аулияиллях» — любовь к друзьям Аллаха и следование им; «Ат-табарри мин адаиллях» —  отречение (неприязнь) от врагов Аллаха — прим. пер.). Они не противоречат теме исламского единства?

 

— Вопрос «тавалли» и «табарри» естественен. Любой, кто верит в прогрессирующую нацию, отстраняется от врагов этой нации и сближается с ее друзьями. Табарри не означает отречение от человека, идеология которого отличается от твоей. В четырнадцатой главе книги «Васаил Аш-Шиа», которая посвящена к побуждению к добру и удержанию от зла, мы встречаем предания, проливающие свет на эту тему. Так, в одном из преданий Абу Абдаллах (имам Джаафар ибн Мухаммед Ас-Садик — прим. пер.) при упоминании слугой некого племени сказал: «Дружите с ними и не отворачивайтесь от них! Среди мусульман есть те, у кого одна доля, у кого две, у кого три...»

 

Вот так красиво и мудро имам в этом предании говорит об условии, которое заключается в выражении любви по отношению к ахлуль-бейт. Это условие вытекает из аята Корана: «Cкaжи: "Я нe пpoшy y вac зa этo нaгpaды, a тoлькo любви к  ближним...» (23:42; пер. И.Ю. Крачковский). Любовь по отношению к святому семейству Пророка (мир ему) — основное условие для принятия ислама и одна из его очевидных истин. Несоответствие уровня знаний остальных мусульман уровню знаний шиитов об ахлуль-бейт не может служить поводом для отречения (табарри). Нам необходимо пояснить, что основной смысл отречения заключается в отказе от врагов ислама и школы ахлуль-бейт, а не от мусульман, уровень знаний которых о святом семействе Пророка (мир ему) ниже. Если мы станем рассматривать вопрос табарри в этом ключе, то сможем все вместе отречься от врагов ислама, подчеркнуть необходимость единства всей уммы и сохранить его.

 

— Уважаемый шейх, иногда мы становимся свидетелями того, что люди, когда призывают к своему мазхабу, прибегают к табарри. Что вы скажете об этом?

 

— Нам всем нужно уяснить, в каких случаях можно прибегать к табарри. Табарри  — это не отречение от человека, мнение которого не совпадает с нашим. Мы приглашали в Иран представителей различных миссионерских организаций со всего мира, проводили с ними беседы, потом устраивали им встречи с Великим лидером (вероятно, имеется в виду аятолла Хаменеи — прим. пер.), который просвещал их и давал свои наставления.

 

Нам необходимо координировать действия исламских миссионеров, например, в бывших коммунистических странах и давать их жителям общие знания об исламе. Я не выступаю против исследований в вопросах догматики и истории. Я считаю, нам нужна определенная доля храбрости, чтобы воплотить в жизнь известное всем «золотое правило» : «сотрудничать в том, в чем мы согласны, и простить друг друга в том, в чем мы расходимся».

 

Я полностью согласен со словами известного арабского мусульманского  писателя шейха Мухаммеда Аль-Газали (1917 г. р. — прим. пер.): «Мы сотворили пустоту, которой воспользовались наши враги». Если бы мы заполнили эту пустоту, то враги не смогли бы прорваться к сердцу исламской уммы, не преуспели бы в своих планах и не плели бы заговоры против нас.

 

Я не перестаю замечать, как враги настраивают мусульман друг против друга, очень часто через мазхабы, делая нападки то на одного, то второго, пока не возникнет между ними столкновения. Мы стали свидетелями такого явления в Пакистане и в других местах.

 

— У вас, как главы Всемирной ассамблеи по сближению исламских мазхабов, какая программа? Вообще, каким вы видите перспективы развития исламского единства и мазхабов?

 

— Подтвержденный факт — Всемирная ассамблея по сближению исламских мазхабов прекрасный пример развития исламского единства. Инициатором создания этой организации стал сам Великий лидер. Здесь стоит отметить, что попытки объединить мусульман отмечены еще в исламской историографии. По-моему, в данный момент у нас достаточно хорошие результаты. Идея ассамблеи, несмотря на ряд узкомыслящих людей, встретила поддержку и понимание во всех частях исламского мира. Некоторые пытались остановить наше движение. Но с помощью Аллаха идея сближения теперь стала уважаема. Многие выражают желание сблизиться с нашей идеей. Мы видим, как во многих исламских странах, таких как Марокко, Иордания, Египет, Саудовская Аравия, создаются подобные ассамблеи, которые распространяют идею сближения. Даже Всемирная академия исламского права, штаб-квартира которой находится в Джидде, а также все исламские государства имеют своих представителей в нашей ассамблее. Я, к примеру, представляю Исламскую республику Иран, в частности, шиитов. Одна из целей  ассамблеи — это сближение всех исламских мазхабов. Исламская организация по образованию, науке и культуре также объявила о том, что одна из ее целей — сближение исламских мазхабов.

 

Я думаю, что идея сближения сумела распространиться. Однако перед нами стоит задача сблизить исламские мазхабы на более твердой и глубокой основе, так чтобы эта идея смогла охватить всех слоев мусульман, а не только одних ученых. Тогда шиит смог бы смотреть на суннита как на своего истинного брата. Мы полагаем, что шиитские ученые с самого начала возникновения ислама не переставали говорить об исламском братстве. Слава Аллаху, суннитские ученые тоже это подхватили. Например, шейх Шалтут (бывший ректор университета Аль-Азхар — прим. пер.). Именно так мы разрушаем психологические барьеры между нами. Что касается насчет будущего, то я смотрю на него с большим оптимизмом.

 

— Уважаемый шейх, в конце позвольте поблагодарить вас  за эту беседу.

 

— Я тоже желаю вам успехов и умиротворения. Я хочу, чтобы мои призывы дошли до всех искренних шиитов и суннитов. Мы не можем заставить других думать как мы, и нам нужно усвоить это «золотое правило». На всех нас возложена задача вести диалог между религиями, найти общие точки соприкосновения между нами, углублять их. А что касается существующих разногласий, то уметь прощать друг друга.

 

Если мы вооружимся правилом «сотрудничать в том, в чем мы согласны, и простить друг друга в том, в чем расходимся» и станем применять его на практике, то Аллах Всевышний откроет перед нами процветающее будущее. Мир вам и милость Аллаха!

 

 

Источник: http://arabi-maleki.blogfa.com/post-29.aspx

Автор перевода: Марат Ахметжанов

 

 

Ссылки по теме:

Аятолла Али Тасхири: Барьеры между шиитами и суннитами должны исчезнуть раз и навсегда

 

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-interview/9322/">ISLAMRF.RU: Аятолла Али Тасхири: дискуссии о том, кто является истинным преемником Пророка (мир ему), не способствуют объединению шиитов и суннитов</a>