RSS | PDA | Архив   Понедельник 21 Октябрь 2019 | 1433 х.
 

Геополитика и Турция. «Курдский» и «исламский» факторы вокруг Анкары

07.03.2008 17:55

Продолжение. Начало в статье: «Геополитика и Турция или По какой причине вокруг Анкары возникают «курдский» и «исламский» факторы»

2. Активизация в Турции «исламского» фактора

Проблема отмены на запрет хиджаба в Турции вызывает бурные дискуссии как внутри страны, так и в мировом сообществе. Вопрос преподносится как критическая черта, после прохождения или не прохождения которой Турция будет с большой скоростью скатываться в «пропасть исламизации» либо останется в стане «демократических развитых стран». Более вдумчивый анализ происходящих событий, однако, обнажает глубинные процессы политической жизни Турции, а именно взаимоотношения различных политических группировок ТР с их заокеанскими партнерами и конкуренция за расположение этих трансатлантических партнеров.

Борьба вокруг хиджабов на этом фоне – не более чем опосредованный отголосок геополитического общения посредством политических посланий и намеков. В рамках данной статьи нас интересует этап этой игры, начавшийся в 2007 году и завершения которого следует ожидать в концу текущего года.

Как было сказано в предыдущей статье, после 2003 года, когда Турция и Израиль стали ускользать из под влияния США, Соединенные Штаты активизировали т.н. «курдский проект», грозящий территориальной целостности Израилю и Турции. 2007-й год для Турции начался под теми же "темами". Одной из форм давления на Анкару стало очередное инспирирование "армянского вопроса", который, как правило, инициируется параллельно "курдскому". В первые дни 2007 г. в Стамбуле был застрелен турецкий журналист армянского происхождения Грант Динк (исполнителем оказался некий 17-летний юнец).

На этом фоне, как бы в пику приостановлению в конце предшествующего года переговоров о вступлении Анкары в ЕС, Турция активизировала южно-кавказское направление, подписав с Грузией и Азербайджаном соглашение о строительстве ж/д магистрали Карс – Ахалкалаки – Тбилиси - Баку, должной соединить Южный Кавказ и государства Центральной Азии с Европой. Но вслед за этим политическим успехом завершились переговоры о поступлении каспийской нефти на европейский рынок в обход и России, и Турции (нефтепровод от румынского порта Констанца пройдет через территории Сербии, Хорватии и Словении до итальянского Триеста).

Вслед за чем официальная Анкара устами посла в России сделала следующее заявление: «В турецкой внешней политике есть три основных направления: Европа; трансатлантические связи, Америка; евразийское направление и Россия»(1).

Тем самым Турция предупредила «патронов» о возможности внешнеполитического крена в направлении Москвы, где, в унисон заявлению посла, довольно серьезное внимание стало уделяться рассмотрению вопроса по приглашению Турции к вступлению в Единое экономическое пространство (ЕЭП).

Все эти игры были вполне прогнозируемы, однако впервые за последние годы в Турции постепенно стал политизироваться "исламский фактор". В обществе разгорелись нешуточные внутриполитические баталии. Сначала против премьер-министра страны, лидера считающейся происламской Партии справедливости и развития (ПСР) Р.Эрдогана, выставившего свою кандидатуру на занятие поста президента, высказался действующий (на тот момент) президент А.Сезар, после чего началась цепь митинговых страстей.

Так, Ассоциация за наследие Ататюрка (АНА) организовала манифестацию с лозунгами против участия Р.Эрдогана в президентских выборах. После нескольких бесед с А.Сезаром премьер отказался от выдвижения своей кандидатуры в пользу партийного соратника, главы МИД Абдуллы Гюля. На этом этапе "правила игры" поддержал и генералитет, заявивший устами начальника Генштаба ВС Турции, что армия при необходимости "открыто и четко проявит свою позицию в вопросе защиты светского строя" (внешнюю политику страны фактически ведет высший генералитет). Завершился этот этап тем, что в первом туре необходимых для победы голосов А.Гюль не набрал.

Почти все мировые агентства данный итог преподнесли в духе, якобы неизбрание А.Гюля продемонстрировало "антиисламистский" настрой турецкого общества. На самом деле все гораздо прозаичнее. В Турции президента избирает Меджлис, а парламентская оппозиция в лице Народно-республиканской партии (НРП) и "Ана Вэтэн" просто-напросто отказалась голосовать, что привело к отсутствию кворума (квалифицированного большинства депутатов). И ничего более. В этой связи премьер-министр довел до меджлиса инициативу совместить проведение досрочных парламентских выборов и избрание президента путем всенародного голосования, тем самым, продемонстрировав не только свою уверенность в поддержке его политики населением, но и направленность власти к демократизации политической системы. Меджлис назначил выборы на июль, но схема избрания президента изменениям не подверглась.

На этом фоне Стамбул потряс очередной мощный взрыв, вслед за чем Р.Эрдоган не исключил возможности проведения трансграничной военной операции в Северном Ираке против базирующихся там боевиков РПК, в т.ч. и под предлогом защиты проживающего там «тюркского меньшинства». Как представляется, этот фактор должен был хоть на время предотвратить межпартийные склоки в Турции, однако митинговый накал не стихал и по-прежнему преподносился практически всеми мировыми СМИ как противостояние между «исламистами» и сторонниками светского пути развития страны. Насколько же усматривается из предоставляемой СМИ легальной информации, в действительности под лозунгами защиты «светскости» страны оппозиция лишь рвалась к власти.

Весьма показательно, что в едином с премьером духе в плане антитеррористической операции высказался и глава Генштаба. Но данный пассаж генерала был обусловлен не только патриотическим настроем военных. Незадолго до этого впервые в мировой истории внешне «антиисламистские» заявления генералитета не были «оценены» официальными лицами США и ЕС, подчеркнувшими поддержку демократическим процессам в Турции и призвавшими армию оставаться вне политики. Таким образом и евро-, и атлантический Запад однозначно встали на сторону Р.Эрдогана, назвавшего заявления главы Генштаба «попыткой нарушения демократических устоев в Турции».

А вот отсюда вытекает фантастическая, на первый взгляд версия: Запад стал просчитывать варианты военных акций Анкары против курдских террористов, как средство укрепления режима Р.Эрдогана. Возможно, в целях недопущения реального, а не «игрового», сползания Турции к религиозному пути развития (при формировании пророссийского курса). Скорее всего, именно Вашингтон инициировал и подвижки со стороны Европы, той же весной 2007 г. возобновившей переговоры о вступлении Турции в «европейский клуб». И здесь опять кое-что может разъяснить З.Бжезинский: «Америка должна использовать свое влияние в Европе, чтобы содействовать со временем принятию Турции в Европейский Союз, и обратить особое внимание на то, чтобы относиться к Турции как к европейской стране, при условии, что во внутренней политике Турции не будет сделан резкий крен в исламском направлении» (2/б).

Как бы то ни было, с начала июня турецкая армия начала проводить крупнейшую за последние годы войсковую операцию на границе с Ираком, удары с воздуха наносились по позициям курдских боевиков и в Сев.Ираке. На этом фоне июльские выборы в парламент завершились победой партии премьера, набравшей чуть менее 50% голосов избирателей, что составляет один из самых высоких результатов за время существования многопартийной системы турецкого парламента (23 мандата получили курды). Причем ПСР во второй раз подряд стала правящей партией (впервые в истории страны), а 28 августа А.Гюль вошел в историю как 11-й президент Турции. Со слов председателя Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозы, состоявшиеся парламентские и президентские выборы «окажут свежий, непосредственный и позитивный стимул процессу вступления страны в ЕС»; а представитель американского госдепа Том Кейси заявил о вере в «турецкую демократию». Вот так вот, не больше, не меньше, и никакого тебе «исламизма», о котором длительное время без устали твердили все уважающие себя мировые агентства.

В начале октября 2007 г. победивший премьер отдал приказ о военном вторжении в Северный Ирак. "Причинную законность" этому придали усилившиеся вдруг в предшествующие десять дней антитурецкие теракты со стороны курдских боевиков (совпадение это или сознательное "движение" - решать читателю). Таким образом, "кураторские организации" завершили программу-минимум на тот период. При этом управленцы четко просчитали, какие сопутствующие геополитические результаты несет вторжение Анкары в Северный Ирак. Во-первых, на поле битвы друг с другом сталкивались мусульмане. Во-вторых, "вход" в "курдскую зону" Ирака должен был произойти спустя минимальный срок после принятия Сенатом США резолюции, призывающей к разделению Ирака на три региона по этно-конфессиональному принципу. Следовательно, действия Турции внешне способствовали реализации этой идеи, т.к. нахождение войск чужого государства на севере страны является фактически первым шагом к децентрализации этой зоны (в скобках можно заметить, что иракский премьер Н.аль-Малики вкупе с ведущими политиками-суннитами выступили против "документа", в то время как лидеры "курдского движения" признали его «образцовым решением проблем страны»).

Однако тут же после приказа Р.Эрдогана США выпустили очередного "джинна из бутылки" для "сигнального" "наезда" на Турцию. 10 октября Комитет по международным делам палаты представителей конгресса США рекомендовал депутатам на слушаниях через месяц признать "геноцидом" гибель армян в Османской империи в 1915 г. Справедливости ради следует отметить, что Дж.Буш и К.Райс не поддержали этого решения вслух, рекомендовав конгрессменам воздержаться от исполнения рекомендаций сенатского комитета. Однако, как представляется, несмотря на внешнюю нестыковку в ряде политических вопросов республиканской администрации и демократического большинства в Конгрессе, официальный Вашингтон знал, что делал.

Возможно, каких-то конкретных "внеамериканских" шагов в тот период Анкара и не предпринимала (во всяком случае, внешне они не "прозвучали"). Но факт рождения этой резолюции в унисон с заявлением Р.Эрдогана по Северному Ираку однозначно свидетельствует о ее нахождении в схеме давления на Турцию. В те дни немало экспертов утверждали, что между Вашингтоном и Анкарой существует четкая договоренность о глубине продвижения турецких ВС в Северный Ирак. Не исключено, что у Вашингтона был сигнал о намерении турецкого командования выдвинуться далее "разрешенных" пределов (впрочем, могли быть и иные причины). Но, в любом случае, решением конгрессменов Вашингтон демонстрировал Турции беспокойство поведением своего "подопечного".

Насколько свидетельствуют происшедшие в дальнейшем события, Анкара оказалась восприимчивой к Вашингтонским жестам. И власти этих стран получили "зеленый свет" для решения задач в интересах "куратора", но без несанкционированных поползновений. Так, Анкара, посредством парламента, легализовала вторжениние в Ирак. Вследствие чего в ночь на 23 октября Турция без каких-либо проволочек вторглась в Северный Ирак. А параллельно рейтинг Р.Эрдогана сначала возрос (по итогам результата референдума, согласно которого президент страны будет избираться всенародно), а затем и взлетел (в резолюции заседания Европарламента от 24 октября пункт об обязательном признании событий 1915 г. в Османской империи "геноцидом армян" отсутствовал,  содержался лишь призыв к обоим народам туркам и армянам приступить к «процессу примирения»).

Тут же подоспела и информация о том, что конгрессмены — авторы проекта резолюции о "геноциде" армян обратились с просьбой к спикеру Н.Пелоси отложить голосование до следующего года (и этот факт расставляет все точки над «i» в плане «противостояния» между республиканцами и демократами). Тем самым экзаменационный политический срок для турок был продлен до осени 2008 г. Таким образом, все стороны прекрасно справились с «сессией». Заключительным же аккордом стало заявление К.Райс после переговоров с главой МИД Турции А.Бабаджаном (ноябрь 2007 г.) об американской помощи Турции в борьбе с курдскими террористами.

Весьма симтоматично в связи с октябрьскими событиями вокруг "курдского вопроса", 23 октября официальный визит в Армению прервал М.Ахмадинеджад, тем самым не выступив перед армянскими депутатами и не посетив ереванский мемориальный комплекс памяти жертв событий 1915 г. (не жест ли в сторону Анкары?). В ряду этих же симптоматичных событий — презентация 24 октября в том же Ереване военной доктрины Армении, отразившей приоритет оборонного сотрудничества с Россией, а также право обращения к союзникам в случае необходимости военной помощи. Здесь же - проведение в эти сроки в Москве конференции представительства Ассоциации обществ Курдистана в России и СНГ с интригующей повесткой: «Всеобщая мобилизация Турции против курдов». Комментарии излишни.

Таким образом, Р.Эрдоган получил как международный, так и в немалой степени внутренний вотум доверия. После чего стал укрепляться и его имидж как происламского лидера. В начале нынешнего года Меджлис поддержал правительственный законопроект об отмене запрета на ношение хиджаба в ВУЗах. Генералитет от официальной оценки данного шага отстранился, вслед за чем депутаты приняли конституционную поправку, разрешающую студенткам носить хиджаб учебных заведениях страны.

А как будут развиваться дальнейшие события в Турции (предоставят ли "кураторы" слово Генштабу?) и курдо-турецкое противостояние - зависит от понимания слышимости Анкарой звоночков из Вашингтона. В этом же ряду — и международная оценка событий 1915 г. в Османской империи. А пока суть да дело, внешне все развивается в пользу Турции, вплоть до того, что любительница карикатурного подхода к обсуждению религиозных вопросов Дания не признала происходившее в 1915 г. «геноцидом». Датский министр иностранных дел Стиг Мюллер в письменном ответе на запрос из парламента страны заявил, что «данный вопрос относится к разряду исторических проблем, соответственно и должен быть рассмотрен историками».

Все вышеизложенное однозначно свидетельствует, что для мировых «патронов-гегемонов» нет никакой принципиальной разницы в том,  реализация их геополитических идей осуществляется атеистами, буддистами или «соблюдающими» мусульманами. Главное – политический итог, который не основывается на национальной или религиозной идентичности партнеров.

1.Ташкент Куртулуш. Интервью российскому порталу «Эксперт Online» (20 апреля 2007 г.)

2.Збигнев Бжезинский. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы

а/http://www.bookap.by.ru/psywar/chess/gl6.shtm

б/http://www.bookap.by.ru/psywar/chess/gl20.shtm

в/ http://www.bookap.by.ru/psywar/chess/gl5.shtm

г/ http://www.bookap.by.ru/psywar/chess/gl14.shtm

д/ http://www.bookap.by.ru/psywar/chess/gl16.shtm

 

Теймур АТАЕВ, политолог,
Азербайджан

 

Фото с сайта www.mk.ru.

 

07.03.2008

 

Аналитика по теме:

28-02-08 Советник Премьер-министра Турции Ахмет Давутоглу провел переговоры с главой МИД Ирака Хошияром Зибари

Косово, Квебек, Каталония, Корсика… Кто следующий?

Противоречия глобализации, «большой» Ближний Восток и ливанская война

Исламское общество и его модернизация в заявлениях Абдуллы Гюля

Ссылки по теме:

Геополитика и Турция или По какой причине вокруг Анкары возникают «курдский» и «исламский факторы

25-02-08 На cевере Ирака идут бои между турецкими войсками и боевиками Рабочей партии Курдистана

25-02-08 Рождается Парламентская Ассамблея тюркоязычных стран: подписан Протокол о намерениях

22-02-08 В Ирак вторглись войска Турции

21-02-08 Глава МИД Турции Али Бабаджан: Военная операция на севере Ирака не направлена против этого государства

21-02-08 Сергей Лавров: Россия и Турция заинтересованы в том, чтобы в Закавказье и в Центральной Азии возобладала стабильность

 

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-opinions/1965/">ISLAMRF.RU: Геополитика и Турция. «Курдский» и «исламский» факторы вокруг Анкары</a>