RSS | PDA | Архив   Вторник 17 Сентябрь 2019 | 1433 х.
 

Трубопроводы и фактор мусульманского населения

14.04.2008 14:26

7 апреля между нефтегазовыми министерствами Туркменистана и Индии был подписан Меморандум о взаимопонимании, что, по мнению аналитиков, означает фактическое присоединение Нью-Дели  к проекту Трансафганского газопровода - ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия): Довлетабад (расположено месторождение с запасами в 1,7 трлн куб м газа) - Кандагар (Афганистан) - Мултан (Пакистан) - Фазилка (Индия) - 1680 км, 33 млрдю куб м газа в год. Официоз происшедшему планируется придать на исламабадском саммите (21-22 апреля) министров энергетики этих стран.

Данный проект активно лоббируется США в противовес ИПИ - Иран-Пакистан-Индия (по дну Аравийского моря), в котором заинтересована Россия. Дело в том, что Россия с начала ХXI в. активно пробивает вопрос о «газовой ОПЕК» (проектируемая структура "предназначалась" изначально, помимо России, также для Казахстана, Узбекистана и Туркменистана, но инициатива была поддержана Ираном, Алжиром, Катаром и т.д.). Главной целью "новой ОПЕК" рассматривалось доведение центрально-азиатских углеводородов до европейского рынка. Но попутно, с учетом озвученных Тегераном планов выхода на газовое обеспечение Европы, Москва оказалась заинтересованной в индийско-китайской векторности иранского газа, тем более что в плане транспортировки этот проект виделся "Газпромовским" (концерн владел 30% в освоении месторождения Южный Парс с запасами свыше 10 трлн. куб м газа).

Естественно, данный гипотетический "газовый раздел мира" является атакой на интересы Запада. Поэтому высказанная Пакистаном и Ираном в конце 2002 г. готовность начать строительство газопровода в Индию (30-35 млрд. куб м газа в год, при первоначально названых затратах - 3,5 млрд. долл.) была предварена инициированным подписанием Туркменистаном, Афганистаном и Пакистаном соглашения о строительстве Трансафганского газопровода (аспект Индии официально не озвучивался). Вслед за чем началась позиционная борьба. В 2004 г. Азиатский банк развития поддержал проект ТАПИ, заявив о готовности выделить средства для строительства подземных газовых хранилищ в Пакистане.

В свою очередь, Россия пошла по другому пути: с  «Узтрансгаз» «Газпром» подписал пятилетнее соглашение на транспортировку среднеазиатского газа по территории Узбекистана в 2006-2010 гг., а с «КазМунайГазом» (на тот же пятилетний срок) - соглашение о транзите среднеазиатского и российского газа по территории Казахстана). Какие перспективы для Москвы несет этот шаг - объяснять не приходится.

Естественно, что позиционно-тактические шаги перемешиваются с "санкционными" и террористическими: в этом ряду "ядерные досье", убийство Б.Бхутто, теракты в регионе и т.д. Но даже эти катаклизмы не смогут затормозить желание одних стран получать необходимые для жизнеобеспечения углеводороды, других - реализовывать свои стратегические запасы, а третьих - транспортировать их (иногда последние два пункта объединяются в единый механизм). Поэтому практически все  задействованные в этих энергомаршрутных позициях страны подвергаются обработке (давлению) мировых лидеров. И если ведущие государства у "объектов заинтересованности" не видят понимания "правил поведения", их "воспитанием" начинают заниматься геополитические методами.

Поэтому, вследствие инспирирования различного рода коллизий, как нуждающиеся в энергоресурсах страны, так и могущие поставлять их, вынуждены предпринимать шаги, нередко идущие вразрез с реальными интересами страны и населения. А как может быть по-другому, если, например, ежедневные потребности той же Индии в природном газе со 150 млн. куб м к 2010 г. возрастут до 220 млн. (внутренние ресурсы государства покрывают менее 50% потребностей)?

В этой связи многие географические единицы пытаются играть на противоречиях между странами-лидерами, а нередко предпринимая шаги в направлении и "наших", и "ваших". Так, иранская национальная компания по экспорту газа (NIGEC) заключила договор (на 25 лет) со швейцарской энергетической группой Elektrizitaetsgesellschaft Laufenburg (EGL) на продажу до 5,5 млрд куб м газа в год, что явилось пробитием бреши для поставок иранского газа в Европу. В этом же ряду - заявление министра нефтедобывающей промышленности Ирана Голамхоссейна Нозари о планах реализации газа в Италию (переговоры ведутся с итальянской "Edison"). Здесь же можно отметить и внешне неожиданный визит иранского  министра иностранных дел Манучера Моттаки в Лиссабон в январе текущего года, где речь шла не только о возможности заполнения иранским газом трубы "Nabucco", но и о перспективах поставки сжиженного газа в Португалию (при  положительном решении вопроса португальской государственной компании "Галп" обещано право на долевое участие в добыче  газа в Иране).

Подоспели также сообщения о намерении австрийской EconGas GmbH с 2013 г. закупать иранский газ и предстоящей разработки крупнейшей государственной нефтяной компанией Хорватии INA иранского нефтегазового блока “Мугань-2” (провинция Ардебиль). На ноябрь 2008 г. запланирована сдача в эксплуатацию газопровода Иран-Армения (204,51 км).

Да и Турция стала на один шаг ближе к  заключению договора с Ираном о совместной разработке трех участков иранского газового месторождения Южный Парс (стороны уже обсуждают вопросы финансирования). В рамках рассмотренного информация о выставлении на конкурс Иранской национальной нефтяной компанией 17 блоков углеводородных месторождений даже не вызывает удивления. Тем более что данное сообщение пришло параллельно участию Ирана в международном конгрессе национальных нефтяных компаний в Лондоне, где Тегеран также обсуждает вопросы об иранских инвестициях в нефтегазовую сферу, в т.ч. за рубежом.

Но, безусловно, наибольшее понимание Тегеран чувствует со стороны Москвы. И именно позиция России (неафишируемо) регулирует ближневосточные шаги ряда европейских стран. В этом ракурсе значимым является призыв Владимира Путина на апрельском саммите НАТО "решать иранскую проблему на условиях транспарентности... Вряд ли кто-то серьезно может представить, что Иран сможет напасть на США. Вместо того, чтобы загонять (иранцев) в угол и давить, нужно найти другой подход - через позитив, а не негатив"(1). А озвучил эту линию В.Путин после официального обращения Тегерана в секретариат Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) с просьбой о принятии страны в структуру. Тут и глава российского МИД Сергей Лавров заявил о подготовке международными посредниками разрешения конфликта вокруг Ирана новых предложений, призванный стимулировать Иран заморозить свою ядерную программу, но путем различных политико-экономических льгот для Тегерана.

(Мимолетом можно отметить подключение к проиранской риторике кандидата в президенты США от демократической партии - Барака Обамы, призвавшего к "волне дипломатии", в частности, с Тегераном. Правда, в целях стабилизации в Ираке, но ведь главное - начать).

Индия, в свою очередь, пытается вывернуться из-под навязываемых  внешнеполитических направлений. Несмотря на все разговоры об однозначном отходе Нью-Дели от "проиранского" курса, в текущем месяце Индия планирует заключить соглашение с Тегераном о закупках нефти и газа для строящегося  нефтеперерабатывающего комбината (300 тыс. баррелей в сутки) и терминала по приему сжиженного газа. Кроме того, в ближайшие дни между Управлениями железных дорог Ирана и Индии намечается подписание соглашения о сотрудничестве. Тонкость в этом вопросе в том, что председатель совета директоров Железных дорог Индии возглавляет исполнительный Совет Международного союза железных дорог (UIC). Следовательно, у Ирана просматриваются дальнейшие перспективы в этом направлении.

Разумеется, укрепление Ирана вызывает необходимость подготовки регионального лидера другого вектора. Не случайно на завершившемся в Бухаресте саммите НАТО упор был сделан на формировании в Афганистане собственных сил безопасности. Но это в перспективе - а пока денежный поток афганскому правительству и дополнительный воинский контингент.  Москва не могла не отреагировать на происходящее. Заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко заявил  о возможности предоставить помощь миротворческим силам в Афганистане, но сделав важнейшее уточнение: "Россия готова оказать НАТО более серьезную поддержку, однако это не будет возможно, если не будут учитываться законные интересы безопасности всех сторон"(2). Как отметили аналитики, речь в данном случае идет об адекватном понимании Западом интересов Москвы в аспекте вступления Украины и Грузии в НАТО. Следовательно, спокойной жизни у Исламабада и в "окрестностях" ожидать не приходится.

Как бы то ни было, в очередной раз подтверждается газо- и нефтепроводный почерк всех геополитических акций в последние годы - будь то сепаратистское поле или террористическое. Поэтому не стоит удивляться поступающей информации о происходящем в Китае (Тибет и Синьцзян), Шри-Ланке или Афганистане. К сожалению, нередко с участием мусульманского населения. Способствует этому четкое разделение экс-колонизаторами данной зоны перед «парадом независимости». Так, населенный в основном мусульманами Кашмир граничит с Пакистаном на западе, с Афганистаном - на севере, с Тибетом и Синьцзяном - на востоке, с Пенджабом - на юге. В свою очередь, тамилы проживают в Шри-Ланке и в приграничном индийском штате, но тамильское население восточной провинции Шри-Ланки перемешано с мусульманами. В этом же ряду - наличие этнических казахов в Синьцзяне, а этнических азербайджанцев  - в Иране. Рядом - Центральная Азия со своими этническими проблемами. Т.е. данный фактор прекрасно может обыгрываться заинтересованными силами в необходимый момент. Если уж Европа столкнулась  с прецедентом инициирования сепаратистских настроений (Косово) среди мусульман континента, приведшим к важнейшим геополитическим изменениям на континенте, что стоит инспирировать аналогичные акции в азиатском регионе? Да еще с большим размахом?

В связи с вышеизложенным, автору видится назревшей необходимость организации специальной конференции (совещания, "круглого стола", открытой дискуссии...) с участием мусульманских авторитетов и представителей интеллигенции по этому поводу, а именно для выработки рекомендаций в данном направлении. Иначе, вместо пути к реальному единению мира Ислама, умма станет еще более разобщенной. Тем более что параллельно предпринимаются и другие шаги, могущие столкнуть мусульман друг с другом. Так, вице-президент США Ричард Чейни, назвав иранского лидера Махмуда Ахмадинежада "очень опасным человеком", затронул религиозный оттенок: "Он...верит в возвращение Двенадцатого Имама и в то, что высшей честью, которая только может выпасть человеку, является смерть мученика ради приближения сроков возвращения Двенадцатого Имама...Это радикальная, очень радикальная точка зрения"(3).  Такого рода высказываниями (сознательными или нет – даже не суть важно) искусственно обостряется ситуация внутри мусульманской уммы.

P.S. Вместе с тем, за каждой скупой новостью информационных агентств о происходящем в "горячих" (горящих) точках незаметной становится трагедия людей. Согласно афганским источникам, только вследствие одной из совместных с правительственными войсками операций сил НАТО в провинции Нуристан погибли 40 и ранены свыше 30 мирных жителей. Погибли мирные афганцы и во время бомбардировки авиацией НАТО афганской провинции Заболь.

Теймур АТАЕВ, политолог

Азербайджан

1.Цит. по: Путин призвал НАТО решать иранскую проблему транспарентно

2.Россия предоставит помощь миротворческим силам в Афганистане, если НАТО откажется от планов по расширению

3.Цит. по: Вице-президент США считает президента Ирана опасным человеком

14.04.2008

Ссылки по теме:

10-04-08 Казахстан увеличит объем нефтяных поставок в Индию в два раза

Что там, за горизонтом трубопроводных битв?

От караванов к магистральным трубопроводам

26-02-08 Проект “Арабского газопровода” близок к завершению

Вы можете поместить ссылку на этот материал в свой блог, скопировав код ниже:

Для блога/форума/сайта:

< Код для вставки

Просмотр


Прямая ссылка на материал:
<a href="http://www.islamrf.ru/news/world/w-opinions/2438/">ISLAMRF.RU: Трубопроводы и фактор мусульманского населения</a>